Вы тут

Бизнес, политика и мошенничество. Российские эксперты о деле «Уралкалия»


Заявление о финансовой несостоятельности компании «Уралкалий», сделанное Президентом Беларуси Александром Лукашенко, вызвало бурную реакцию как на рынках, так и в информационном пространстве. Акции российского монополиста обвалились, а бизнес-аналитики стали говорить о грядущей смене собственника «Уралкалия», как о решенном деле. Для компетентного и объективного освещения событий в «калийном деле» мы обратились к российским экспертам с вопросами о различных аспектах этой ситуации.

(Примечание: все комментарии сделаны специально для газеты «Звязда»; комментарий Юрия Солозобова основан на его выступлении на радио «Голос России», но расширен автором специально для нашей газеты).

 

1377524342_koktysh-kirill[1]

Кирилл Коктыш, доцент МГИМО (У) МИД России

Бизнес на убытках закончился

Та информация, которую озвучил Александр Лукашенко, вполне может соответствовать истине. Потому что хорошо известно, что для покупки бизнеса у Рыболовлева, Керимов брал кредиты в объеме примерно 10 млрд. долларов, что примерно соответствует той цифре, которую озвучивает Президент Беларуси. И очень похоже на то, что за 3 года, которые прошли с той поры, когда был взят кредит, ничего не было. То есть, в этом плане «медвежья» игра, игра на понижение курса акций – это не только способ заработать для топ-менеджмента. Кстати, в российских СМИ назывались суммы гораздо больше тех, что назвал Лукашенко: речь шла о заработке руководителе «Уралкалия» в объеме порядка 2 миллиардов долларов. В этом плане «медвежья игра» - это способ и заработать, и решить свои финансовые проблемы, и понизить стоимость компании с тем, чтобы потом было легче разбираться с долгами, с их реструктуризацией и так далее.

В целом же сегодня ситуация развивается динамично. «Уралкалий» меняет владельцев. Поэтому начинается другая стратегия совместных действий, в которой новый владелец будет мотивирован зарабатывать на прибыли, а не на убытках. И это само по себе будет хорошим сигналом для того, чтобы восстановилась стоимость калия и стоимость компании. То есть, экономические вопросы как раз решаются достаточно легко. И можно сказать, что Беларусь получит решение конфликта на ее условиях. И в данном случае это будет совершенно справедливо.

Другой вопрос, что данная ситуация, когда бизнес пытается зарабатывать на убытках, выявила проблему, которая должна быть решена на уровне Таможенного союза. И это – вопрос следующего этапа развития интеграции, на который придется отвечать, в том числе, и Беларуси, как стране, его поднявшей.

 

Мелентьев

Серафим Мелентьев, директор аналитического агентства «Проектная аналитика»

«Калийное дело» и борьба в российском истеблишменте

В контексте российской политики события вокруг «Уралкалия» полностью вписываются слухи о возможной отставке премьер-министра Д.Медведева, к окружению которого были традиционно близки С.Керимов и ряд других дагестанских бизнесменов. Напомню, недавно прошел арест теперь уже бывшего мэра Махачкалы, а буквально вчера заведено дело на заместителя министра образования Дагестана.

Именно поэтому вокруг «Уралкалия» началась острая борьба, в которой, как утверждают СМИ, активное участие принимает Игорь Сечин.

После того, как Белоруссия объявила в международный розыск С.Керимова, совладельца «Уралкалия», и начала грозить арестом активов компании, впервые в конфликт вмешался В.Путин. Важно, что президент не стал защищать олигархов, а просто призвал к завершению конфликта. На следующий день, по слухам, С.Керимов продал свой пакет акций «Уралкалия» некоему питерскому банкиру, под которым чаще всего в СМИ называют В.Когана. Но при этом в экспертном и финансовом сообществе продолжаются разговоры о том, что конечным бенефициаром сделки является Игорь Сечин – сам либо через Юрия Ковальчука, другого приближенного к В.Путину бизнесмена. Назывались также фамилии В.Евтушенкова, М.Гуцериева и другие.

При этом сам «Уралкалий» продолжает опровергать любую информацию о смене собственника. Однако представляется, что Сулейману Керимову будет очень трудно сохранить контроль над активом, у которого сейчас, к тому же, появились финансовые проблемы. Заявление Александра Лукашенко об убыточности компании эти проблемы сильно усугубило. Поэтому, вероятно, смена собственника все-таки произойдет. И чем скорее это случится, чем скорей возобновится сотрудничество «Уралкалия» с белорусским коллегами, тем лучше для обеих наших стран.

 

ЯдухаВиктор Ядуха, редактор раздела «Вокруг России» ИА «Росбалт»

Где же позиция России?

К сожалению, мы на самом деле ничего не знаем об этом конфликте. С одной стороны, очевидно, что белорусов попытались обмануть – возможно, с целью недружественного поглощения. С другой стороны, последствия конфликта нанесли ущерб не только Беларуси, но и вовлеченной в конфликт российской группировке бизнес-бюрократов. Я не исключаю, что руководство Беларуси, хотело оно того или нет, сейчас оказалось вовлечено в перманентный конфликт между кремлевскими группами влияния. Но в целом, повторюсь, исходя из сообщений СМИ, из открытой информации, мы ничего толком не знаем о том, что там в действительности произошло и происходит. Лет через десять узнаем, в лучшем случае.

Аналогично – судя по российскому даже информпространству, мы не можем говорить, чья позиция сильнее – белорусского государства или российских бизнесменов. Не потому что мешает что-то, а потому, что позиция российской стороны вообще не сформулирована. С белорусской стороны – государство, а с российской – многоголосие. Вот вы спрашиваете - чья позиция сильнее? А вы можете сформулировать позицию российской стороны? И сказать вообще, кто в данной ситуации является условной «российской стороной»? Путин? Дворкович с Волошиным? Сечин, о взаимопонимании с которым заявил недавно президент Белоруссии?

Это вообще глобальная проблема партнеров России - понять, с кем именно в ее лице они имеют дело.

 

СолозобовЮрий Солозобов, директор по международным программам Института национальной стратегии (Россия)

«Калийное дело» и выводы для евразийской интеграции

То, с чем мы имеем дело сегодня, это не просто «калийный конфликт». В химии есть понятие «едкий калий», то, что разъедает. И это подходящий образ в данном случае. Потому что данный конфликт подрывает престиж, во многом дискредитирует нашу евразийскую интеграцию.

Данная ситуация пока еще далека от своего завершения. Мы видим, что первые лица в России не спешат со своими вердиктами. Очень примечательно, что помощник президента Путина, очень опытный дипломат Ушаков заявил, что это всего лишь конфликт хозяйствующих субъектов, но не политический конфликт, который никак не затрагивает союзнические интересы Белоруссии и России. Однако политические издержки этого конфликта уже налицо.

Идеолог евразийской интеграции Нурсултан Назарбаев неоднократно предлагал создать Торгово-промышленную палату из трех евразийских государств для того, чтобы промышленники, власти, эксперты всех трех стран могли на открытой площадке формировать технические регламенты, совместные предприятия и общие правила ведения игры в бизнесе. Такого, к сожалению, не произошло. Нынешний конфликт показывает, что подобная площадка остро необходима будущему Евразийскому экономическому союзу.

Что касается белорусско-российских отношений, то в калийном вопросе нам следует вернуться к прежней схеме. Поставка калийных удобрений является одним из стратегических бизнесов для экономики Беларуси. Подрывать экономику целой страны, а это именно так воспринимает окружение Лукашенко, никто не даст.

 

Подготовил Юрий Царик,

руководитель Белорусской группы развития

 

Это русский перевод оригинального материала газеты "Звязда".

Выбар рэдакцыі

Калейдаскоп

Вясёлыя гісторыі чытачоў

Вясёлыя гісторыі чытачоў

Галаву можна вешаць, ламаць, сушыць, намыльваць... Але не губляць!

Грамадства

Як шматдзетная сям’я будуе жыллё з дапамогай дзяржаўнай субсідыі

Як шматдзетная сям’я будуе жыллё з дапамогай дзяржаўнай субсідыі

Святлана, шматдзетная мама з вёскі Чарнаўчыцы, што пад Брэстам, падзялілася гісторыяй іх сям'і і дома.

Грамадства

Камень Узнясення, «Стопачка» і «Руская свечка». Што паглядзець у Іерусаліме?

Камень Узнясення, «Стопачка» і «Руская свечка». Што паглядзець у Іерусаліме?

Аўтобусы з паломнікамі і турыстамі ніколі не праязджаюць міма гэтых знакавых, і не толькі для хрысціян, святынь.