Вы тут

Счастье и беда Леонида Беды


О малоизвестных и неизвестных ранее деталях из жизни дважды Героя Советского Союза рассказал его сын 

Родившись в Казахстане, украинец по национальности Леонид Игнатьевич Беда почти всю свою жизнь прожил в Беларуси. Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза установлен на центральной площади города Кустаная. На доме, где жил знаменитый летчик в белорусской столице, в его честь открыта мемориальная доска. Его именем названы школа в Харькове, улицы в Кустанае, Минске и Лиде. Несмотря на то, что двусмысленность наименований настораживает некоторых местных жителей, сын заслуженного военного летчика СССР признается, что если бы была такая возможность, то обязательно купил бы квартиру на улице Леонида Беды, да еще в доме № 13.

[caption id="attachment_81284" align="alignnone" width="400"]Л. И. Беда во вре­мя уче­бы в Во­ен­но-воз­душ­ной академии. 1946 год. Л. И. Беда во вре­мя уче­бы в Во­ен­но-воз­душ­ной академии. 1946 год.[/caption]

То, что необычная фамилия их семье только благоволила, жизнь подтверждала не раз. «Мои коллеги часто шутят: если с утра поздоровался с Бедой, весь день — в удаче», — отмечает тезка своего знаменитого отца Леонид Беда и добавляет: «Авиация без юмора невозможна». Леонид Леонидович также летчик. «Если уж идти по стопам отца, то идти до конца», — считает он и делится с нами эпизодами из жизни легендарного авиатора, а для него — просто родного человека.

«Комсомолец, на самолет!»

Будущий дважды Герой Советского Союза появился на свет 16 августа 1920 года в селе Новопокровка Урицкого района Кустанайской области. Он был старшим сыном в семье крестьян, которые еще во времена столыпинской аграрной реформы переехали из Украины в Казахстан для освоения новых земель. В 1936 году Леонид Беда окончил семилетку, в 1940 году — Уральский учительский институт.

— Когда отец еще учился в школе, у него проявились математические способности, также он очень полюбил физику, — рассказывает сын. — А когда пришло время задуматься о будущем, преподаватели порекомендовали ему идти в науку. Во время учебы в институте он занимался в Уральском аэроклубе.

После окончания института Леонид Беда приступил к преподавательской деятельности. Но освоить профессию не успел. Так как он учился в аэроклубе и показывал неплохие результаты, по путевке комсомола его направили в 1-ю Чкаловскую военно-авиационную школу пилотов (в Оренбург. — Авт.). Страна предчувствовала войну...

Крещение Сталинградом

О том, что гитлеровская Германия напала на Советский Союз, Леонид Беда узнал, когда стоял часовым на одном из постов училищного аэродрома. Самолеты устаревших типов «Р-5» и «СБ», на которых в то время летал он и его товарищи по училищу, были к моменту их выпуска уничтожены в боях 1941-го. Пришлось юным летчикам переучиваться на самолет «Ил-2».

Когда прибыли на фронт, слава о советском штурмовике «Ил-2» уже гремела. Наши пехотинцы называли бронированный штурмовик «летающим танком», гитлеровцы же — «черной смертью». Осваивать новую технику на практике пришлось в самом аду — под Сталинградом. Именно здесь в составе 505-го штурмового авиационного полка Леонид Беда получил свое первое боевое крещение.

Фронтовая жизнь нисколько не пугала молодого летчика. А когда ему сообщили, что предстоит первый боевой вылет, он даже обрадовался. На рассвете его самолет вместе с другими поднялся с аэродрома. Стрелял и бомбил летчик по команде ведущего, выдерживая свое место в боевом порядке. Задание было успешно выполнено.

Вскоре — новый вылет. Но он не был таким успешным. Эскадрилья атаковала эшелоны противника в районе железнодорожного узла. Когда в первом заходе на цель нужно было сбросить бомбы, Леонид Беда ошибочно выпустил неуправляемые реактивные снаряды. А когда в следующем все работали ракетами, он отстрелялся из пушки. В результате, когда группа, выполнив задание, начала отход от цели, пилот с ужасом обнаружил, что не сбросил бомбы и они находятся на борту самолета.

— В то время нельзя было возвращаться с боекомплектом: это было подсудное дело, — объясняет Леонид Беда-младший. — Поэтому, когда вся эскадрилья после атаки цели пошла на свой аэродром, отец развернулся и решил сбросить оставшиеся бомбы. В первый заход немецкие зенитчики по нему не стреляли: думали, что это свой самолет. Бомбы отец не сбросил, посчитав, что недостаточно точно прицелился. Немцы только на выводе самолета из пикирования, увидев звезды на крыльях, опешили от такой наглости. Затем отец развернулся, решив точнее прицелиться и осуществить вторую атаку. По нему открыли огонь всеми зенитными средствами, но он все-таки сбросил бомбы и развернулся для ухода на свою территорию. Не успел опомниться, как возле его самолета появились четыре «Мессер-шмитта». Ведущий немецкой группы подошел поближе, показал большой палец вниз: мол, давай садись у нас. А он им в ответ — кукиш.

[caption id="attachment_81285" align="alignnone" width="600"]Трижды Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за И.Н. Ко­же­дуб и Л.И. Бе­да в кабинете у по­след­не­го. Трижды Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за И.Н. Ко­же­дуб и Л.И. Бе­да в кабинете у по­след­не­го.[/caption]

Самолет Леонида Беды немецкие истребители били, поочередно заходя сзади (тогда еще «Ил-2» был без воздушного стрелка) и стреляя в упор до окончания боекомплекта. Тогда на смену пришел очередной «мессер». Летчик был ранен в голову, не видел один глаз, почти не двигалась простреленная рука. Было перебито управление самолетом, работал один элерон, триммер руля высоты и руль направления. Несмотря на это, штурмовик слабо, но маневрировал, подчиняясь воле летчика, и не давал возможности противнику добить обоих. А тем временем, над линией фронта, наши зенитчики отсекли немецких истребителей от штурмовика, и Беде все-таки удалось долететь до своего аэродрома. В момент выпуска шасси они отвалились от самолета, как только снялись с замков. Пришлось сажать машину «на брюхо». Навстречу поспешили инженеры. Посмотрели: прямых попаданий — более 380! Самолет не подлежал восстановлению. Леонид Беда попал в госпиталь.

Посадка в логове врага

В госпитале Леонид Игнатьевич познакомился с другими летчиками, некоторые из которых воевали с начала войны. Они и поделились с ним боевым опытом, научили тому, чего не рассказывали в училище, что не успели объяснить боевые товарищи. Когда выписался, узнал, что его полку было присвоено гвардейское звание, а сам он получил свою первую награду — орден Красной Звезды.

Отважный летчик сражался на Южном, 4-м Украинском, 3-м Белорусском фронтах. Прошел боевой путь от летчика до помощника командира полка. Леонид Беда — участник сражений на Кубани, Миус-фронте, Никопольском плацдарме. Освобождал Крым, Украину, Беларусь, Литву, участвовал в наступательных операциях в Польше и Восточной Пруссии.

— Больше такого количества попаданий в его самолет не было, — рассказывает сын легендарного летчика. — Правда, было одно, случайное, при освобождении Крыма, когда он уже был командиром эскадрильи. При нанесении удара по аэродрому Джанкой в его самолет попал или осколок, или пуля и перебила трубопровод снабжения двигателя маслом. Масло вытекло, двигатель заклинило. Отец тогда уже летал на двухместном «Ил-2». Со стрелком Романовым они были вынуждены посадить самолет.

Из ближайшей деревни на бронетранспортере и мотоциклах к ним начали приближаться немцы. Члены экипажа покинули самолет, прострелили бензобак и подожгли машину. Вдруг немцы притормозили, и экипаж увидел, как по ним ударили пушки штурмовиков: вернулась эскадрилья. Ведомый Беды, Анатолий Брандыс, который в будущем также стал дважды Героем Советского Союза, хотел посадить самолет рядом с ними. Увидев повреждения на крыле самолета Анатолия, Леонид снял гимнастерку, красную майку и замахал ею, запретив посадку. Тогда сел лейтенант Береснев, у которого это был первый боевой вылет. Летчик залез к нему в кабину, разместился вниз головой, а стрелок открыл смотровой люк фюзеляжа и вцепился там за элементы конструкции самолета. Так на удивление немцев и взлетели.

За спасение командира в бою лейтенант Береснев был награжден орденом Боевого Красного Знамени.

Кулибин тактики

Всего за годы войны Леонид Беда на штурмовике «Ил-2» совершил 214 боевых вылетов. Первый был под Сталинградом, последний — под Кенигсбергом. Известно, что легендарный летчик сам разрабатывал и эффективно применял на практике тактические приемы поиска наземных целей и нанесения по ним ударов.

— Чтобы выиграть каждый бой, нельзя быть консервативным и применять одни и те же приемы, какие бы они не были эффективными, — говорит Беда младший. — С другой стороны, иногда полезно вспомнить давно известное старое. Были такие вещи, которые гремели на весь фронт.

Например, когда при освобождении Севастополя он с Анатолием Брандысом в севастопольской бухте уничтожил немецкий корабль, который дол-жен был увезти из Крыма в Германию различные военные и государственные ценности. Нужно было остановить его любым путем. С этой задачей не смогла справиться бомбардировочная авиация — слишком плотно прикрывали транспорт зенитки и истребители. Задачу решили два штурмовика. Перед этим отец с Брандысом потренировали маневр, который они придумали. Чтобы немцы их не обнаружили, они заходили со стороны солнца, наводили тень самолета на цель и пикировали по солнечному лучу. Их обнаружили только на выходе из пикирования. Корабль никуда не ушел.

За это летчики были награждены орденами Боевого Красного Знамени. А за успешное выполнение заданий авиационной эскадрильей и ведомыми группами при нанесении ударов по противнику на Миус-фронте, Никопольском плацдарме, в бассейне Азовского моря, а также при освобождении Крыма и Севастополя Беде присвоили орден Александра Невского. В октябре 1944 года в газете «Правда» был напечатан Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении старшему лейтенанту Леониду Беде звания Героя Советского Союза. Вторая золотая звездочка на его гимнастерке появилась 29 июня 1945 года — Беда стал дважды Героем Советского Союза. Среди многочисленных наград знаменитого летчика также орден Ленина, четыре ордена Боевого Красного Знамени, орден Отечественной войны 1-й степени.

Леонид Беда — еще и почетный железнодорожник. Это звание ему и еще нескольким летчикам присвоили за защиту Оршанского железнодорожного узла во время операции «Багратион».

[caption id="attachment_81286" align="alignnone" width="600"]Мемориальная до­ска в честь Леонида Бе­ды на до­ме №7  по улице Янки Ку­па­лы в Минске, где жил знаменитый летчик. Мемориальная до­ска в честь Леонида Бе­ды на до­ме №7
по улице Янки Ку­па­лы в Минске, где жил знаменитый летчик.[/caption]

«Геройский» набор

После войны Леонид Беда был направлен в Военно-воздушную академию, которую окончил в 1950 году с золотой медалью.

— После войны фронтовики разделились на две части: одни ушли в гражданскую жизнь, другие остались военными, — рассказывает его сын. — И тех, кого оставили служить дальше, по крайней мере летный состав, отправили учиться в академии. Послевоенный набор Военно-воздушной академии имени Гагарина, как она потом именовалась, даже называли «золотым», «геройским», а еще «золотой ордой», потому что набор летчиков полностью состоял из Героев и дважды Героев Советского Союза. И все, кто вместе воевал, теперь вместе учились и, конечно, дружили.

Во время учебы в академии Леонид Игнатьевич встретил свою будущую супругу. Поженившись, они поехали мирными офицерскими дорогами. В 1963 году Беда был переведен в город Лида, в 1-ю гвардейскую Сталинградскую 5-орденоносную штурмовую авиационную дивизию, в составе которой воевал. До 1966 года был командиром этой дивизии. Затем Леонид Беда — заместитель командующего, позже командующий 26-й воздушной армией, командующий авиацией Краснознаменного Белорусского военного округа.

Пройдя путь от курсанта до генерал-лейтенанта авиации, он отдал армейской службе больше 36 лет. В 1971 году ему присвоили звание заслуженного военного летчика СССР. Леонид Беда — член ЦК Компартии Беларуси, депутат Верховного Совета БССР 5-го и 9-го созывов.

— Отец был легендарным летчиком и командиром, его знали многие и многие стремились воевать, а потом служить под его командованием, — говорит Беда-младший. — Почему? Его группы всегда успешно выполняли пос-тавленные задачи при минимуме потерь со своей стороны, да и все летчики эскадрильи под его командованием закончили войну в звании Героев Советского Союза. Причина такого успеха, по-моему, в том, что отец, от природы склонный к математике и анализу, получив педагогическое образование, был настоящим учителем на фронте для своих летчиков. Хоть возраст у него и был чуть за 20, он был учителем для них не только по служебному положению и диплому, а и по характеру, как у нас говорят, «по жизни».

Вне работы

— Отец был азартным охотником, чуть меньше — рыбаком, грибником и автомобилистом, — вспоминает Леонид Беда. — Очень любили вместе собирать грибы. В отпуск мы ездили только на своей машине: у отца была «Волга». В Кустанае мы с ним были два раза. Это редкие случаи, когда мы куда-то выбирались. Свободного времени у него практически не было. В тот период у командующих выходных не было. Однажды решили съездить семьей в выходные посмотреть открывшийся мемориал «Брестская крепость». Выезжали 3 раза. Так ни разу и не доехали: по дороге встречали офицеры с машинами ВАИ — приходилось срочно возвращаться в Минск.

— Однажды случился страшно интересный случай, — вспоминает сын Леонид. — Отец ходил на работу пешком. А чтобы не спускаться к перекрестку, все время перебегал улицу через Ленинский проспект (теперь проспект Независимости. — Авт.) вне пешеходного перехода. И так каждый день, в одно и то же время. А недалеко, на перекрестке улицы Янки Купалы и проспекта, находилась будка, где нес службу милиционер. Несколько раз он отца караулил, но все не успевал. И вот один раз поймал. Посмотрел, что генерал, дважды Герой Советского Союза, отдал воинское приветствие и сказал: «Что ж вы, товарищ генерал-лейтенант, по дороге, да через машины: здесь же прохода нет». А отец и говорит: «Значит, надо нарисовать. Видите, люди по делу бегают». Так на том участке появился временный переход.

[caption id="attachment_81287" align="alignnone" width="600"]Могила дваж­ды Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за находится на Вос­точ­ном кладбище Минска. Могила дваж­ды Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за находится на Вос­точ­ном кладбище Минска.[/caption]

Старший сын Леонида Беды окончил Ейское высшее военное авиационное училище летчиков — единственное учреждение в стране, которое готовило истребителей-бомбардировщиков. Военной авиации посвятил 36 лет. Сейчас работает в гражданской. Его супруга Наталья вместе с мужем служила на аэродромах, в группе руководства полетами. Прошла путь от рядового до старшины, сейчас прапорщик. Младший сын Беды, Андрей, закончил Минское военное суворовское училище. Свою единственную внучку Александру дважды Герою Советского Союза увидеть не довелось...

Роковое воскресенье

Об этой аварии долго говорили. Еще бы! 26 декабря 1976 года в автомобильной катастрофе на трассе
Брест — Москва погибли сразу два видных деятеля: командующий авиацией Белорусского военного округа Леонид Беда и заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР, Председатель Президиума Верховного Совета БССР Федор Сурганов. Они ехали в одном автомобиле. Неслучайно две минские улицы, которые носят их фамилии, находятся рядом, как в то холодное воскресное утро были рядом Сурганов и Беда.

— Еще в девять утра я с ним разговаривал по телефону из ростовского аэропорта, — вспоминает сын Леонида Игнатьевича. — Как раз ехал на новогодние каникулы, куда меня отпустили из училища. Отец сказал, что погоды нет, аэропорт закрыт, сказал брать билеты и лететь в Москву. Рассматривался вопрос, что их должны там собрать на совещание, поэтому планировали даже вернуться в Минск вместе. Через полтора часа его не стало...

Этой громкой автокатастрофе предшествовали не менее известные события. В декабре 1976 года в Беловежской пуще с женой и детьми отдыхал Рауль Кастро, младший брат и соратник Фиделя Кастро. На встречу с ними прилетели Машеров, Киселев, Сурганов. Так как аэродром был военный, на нем был и Леонид Беда. После отлета Кастро провожающие отправились в Минск на автотранспорте: погода была нелетной. Колонну сопровождали машины ГАИ. В развернутый на полдороги автобус и влетела машина Сурганова, в которую на заправке он пригласил пересесть Леонида Беду.

— В тот период был целый ряд громких аварий: начиная этой и заканчивая той, в которой погиб Машеров, — говорит Леонид Беда-младший. — До сих пор нет единой версии этих событий. Но основная причина этих аварий, на мой взгляд, — недостаточный уровень обеспечения безопасности первых лиц правительства. Почему руководители республики погибают при одинаковых обстоятельствах, при этом каждый раз имея должное количество охраны? Говорят, что всему виной большая скорость движения. Но мало кто знает, что для исключения ведения прицельного огня из автоматического оружия скорость движения правительственной колонны должна быть не менее 110—120 километров в час, а охраняемое лицо не должно находиться на переднем сидении. Надо учитывать и то обстоятельство, что сами руководители зачастую очень негативно воспринимали какие-либо ограничения. Бывшие фронтовики, они считали, что это совсем необязательно, что в итоге и приводило к таким печальным последствиям.

* * *

Он совершил 214 боевых вылетов и выжил. В день своей гибели он дол-
жен был лететь домой на самолете, который уже стоял в готовности. Даже погода улучшалась. Лёту — всего час. Нужно было только подождать. Может быть, и в этот раз небо уберегло бы Леонида Беду от беды...

Вероника КАНЮТА

Фота Надежды БУЖАН.

Любопытно!

Не всем жителям минской улицы Леонида Беды нравится ее название. Причина недовольства — двусмысленность на вывесках и указателях, где написано «улица Беды». Но это неправильно: по решению 1976 года она должна именоваться как «улица Леонида Беды».

Не хотящие мирится с двусмысленным названием жители как-то направили обращение в Комиссию по наименованию и переименованию проспектов, улиц, площадей и других составных частей города Минска. Комиссия оставила прежнее название, аргументировав, что переименование улицы Леонида Беды вызовет справедливое негодование ветеранов Великой Отечественной войны, а также тем, что на ней расположены многоквартирные жилые дома, организации и учреждения, которым придется переоформлять документы на право собственности и домовладения, лицевые счета и юридические адреса. «Почему бы тогда просто не сменить вывески и надписи, где было бы написано, скажем, «улица Генерала Беды» по аналогии с улицей Академика Королева в Москве?», — предложили неугомонные жители улицы. Ответ был таков: с юридической точки зрения «Генерал Беда» и «Леонид Беда» — совсем не одно и то же. Тем не менее, одна из улиц в городе Лида называется именно как Генерала Беды.

 

Дадаць каментар

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Свята каравая прайшло на Гродзеншчыне

Свята каравая прайшло на Гродзеншчыне

На фестывалі згадалі і даўнюю традыцыю — услаўляць завяршэнне земляробчага года абрадамі ў гонар Багача. 

Грамадства

Як у Слаўгарадскім раёне апякуюць пенсіянераў

Як у Слаўгарадскім раёне апякуюць пенсіянераў

Дом у Лапацічах нічым асабліва не выдзяляецца сярод іншых...

Палітыка

Аб чым дамовіліся прэзідэнты Беларусі і Азербайджана?

Аб чым дамовіліся прэзідэнты Беларусі і Азербайджана?

Па выніках перамоў у Мінску яны прынялі сумесную заяву.

Грамадства

Партызанскія рукапісы — бясцэнныя сведчанні ваеннага часу

Партызанскія рукапісы — бясцэнныя сведчанні ваеннага часу

Партызанскія часопісы — насамрэч унікальныя інфармацыйныя зборнікі, значэнне і важнасць якіх разумелі ў тым ліку іх стваральнікі і чытачы.