Вы тут

Неограниченная жажда знаний


Поводом для встречи с ректором Белорусского государственного университета академиком и вице-президентом Евразийской ассоциации университетов Сергеем Абламейко послужило вступление нашей страны в Болонский процесс. Как это отразится на остальных членах союза? Насколько системы высшего образования участниц ЕАЭС готовы к унификации? И, наконец, ожидать ли нам сближения ЕС и ЕАЭС в сфере образования? Вот об этом наш разговор с Сергеем Владимировичем.

3-13

3-13

 

— Как изменится белорусская система высшего образования после вступления в Болонский процесс?

— Кардинальных изменений ожидать не стоит. Вступление в Болонский процесс не было для нас внезапным. Наша система высшего образования реформировалась в течение последних 25 лет, и в настоящее время она близка к европейской. Например, у нас уже давно двухступенчатая система образования, также используется система кредитов.

— Не все в нашем обществе воспринимают этот переход положительно...

— Да, действительно, существуют разные мнения на этот счет. Со стороны академического сообщества ближнего и дальнего зарубежья я часто слышу одну фразу: «Для Беларуси главное — сохранить существующую у вас хорошую систему, не ухудшить ее, а развивать». Безусловно, с переходом обучения на первой ступени с пяти лет на четыре года произойдет определенное смещение приоритетов. Но надо признать, что качество образования в нашей стране держится на высоком уровне. И это не просто пафосные слова: факт подтверждают белорусские специалисты-отраслевики и сотрудники университетов и фирм многих стран, где трудятся наши выпускники. Нам удалось сохранить фундаментальность подготовки (особенно в естественных науках — математике и физике), которая была заложена еще в советское время. Мы подошли мудро и взяли лучшее из прошлого опыта формирования системы образования, но при этом гибко отнеслись к новым правилам игры.

— Какие нововведения нам ожидать в связи со вступлением в Болонский процесс?

— Министр образования нашей страны Михаил Журавков предложил создать независимое агентство по оценке качества образования. Впрочем, в этом контексте речь идет, скорее, о реформировании, чем о новинке. Потому что в составе министерства уже существует департамент контроля качества.

— Еще одна особенность Болонского процесса — студенческое самоуправление...

— Так исторически сложилось, что мнение студенческого актива никогда не оставалось без внимания руководства университетов. Например, в нашем вузе порядка 20% от общего числа членов Совета БГУ — представители молодежных общественных организаций.

В университете функционируют 3 молодежные общественные организации, 13 структур студенческого самоуправления и 4 общественные комиссии, в работе которых принимают участие руководители и представители студенческих организаций и органов самоуправления. Одна из структур — Совет по качеству образования, который вносит свои предложения по улучшению учебного процесса. К ее рекомендациям мы прислушиваемся и реализовываем обдуманные и взвешенные решения. Для координации работы молодежных организаций в прошлом году был создан Высший представительный орган студенческого самоуправления — Студенческая Ассамблея БГУ.

— Вам довольно часто доводится бывать в других странах, в том числе и в государствах ЕАЭС. Чем их системы образования отличаются от нашей? Ведь со временем мы должны будем их унифицировать.

— Кардинальных отличий нет. Нас объединяет историческое прошлое, когда страну Советов признавали как самую читающую в мире. Да, за время формирования суверенитетов наши страны могли менять политические и экономические, но только не образовательные приоритеты. Уверен, благодаря этому унификация будет происходить безболезненно.

— А относительно студентов: проще ли им будет перемещаться внутри союза и получать новые знания в других странах ЕАЭС?

— Мы начинаем не с нуля. Между Россией, Беларусью, Казахстаном, Арменией и Кыргызстаном в той или иной степени уже налажены взаимные контакты. Согласно Договору о Евразийском экономическом союзе, со временем будут сняты все таможенные и экономические барьеры, что, безусловно, подтолкнет к новому витку сотрудничества между высшими учебными заведениями наших стран. При этом, подчеркну, налаживание международного взаимодействия — инициатива университетов, их добрая воля и желание, а мобильность — status quo современного студенчества.

— Ожидать ли нам с активизацией четырех свобод передвижения — товаров, услуг, капитала, рабочей силы — волну студенческих обменов?

— С одной стороны, я не вижу необходимости, чтобы студенты массово ездили в другие вузы. Как говорят, где родился, там и пригодился. Лучше получить высшее образование в своей стране, на родном языке и жить в знакомой ментальной среде. Но с другой — молодежи необходимо выезжать на короткие сроки и смотреть, как учатся и живут в других странах. Мы это всемерно поддерживаем, и ежегодно из БГУ выезжает около 1000 студентов за границу на включенное обучение, стажировки, конференции.

— Как организована система студенческих обменов в Европейском союзе?

— В Европейском союзе есть ключевое отличие в этой сфере от Евразийского экономического союза: общий бюджет, в котором есть статья расходов «наука и образование». Это значит, что каждая страна ЕС вносит свой вклад, который суммируется, а потом распределяется на проекты, гранты. В нашем союзе пока нет тех самых «общих» денег, а существуют только национальные. Таким образом, речь идет о двухстороннем сотрудничестве, когда две страны или два университета договариваются между собой на государственном уровне по обмену студентами. Как это делается в рамках сотрудничества Беларуси и России.

— Тем не менее у нас есть аналогичная ЕС структура — Евразийская ассоциация университетов, вице-президентом которой вы были недавно избраны. Чем она может быть полезна для ЕАЭС?

— БГУ состоит и в Европейской, и в Евразийской ассоциации университетов. Что касается второй, то ее основная задача как общественной организации — выработать единые подходы и стандарты в системах высшего образования на университетском, ректорском уровне. То есть непосредственно унифицировать системы, приблизить их друг другу для более доступного взаимодействия. И это на руку, в том числе и работодателю. Потому что, когда он берет на работу выпускника определенного вуза, заранее понимает, какими компетенциями обладает еще вчерашний студент. Кроме того, ассоциация выступает площадкой для обмена мнениями ректоров и реализации проектов совместных идей.

— Мы говорим о двух ассоциациях словно о противоположных геополитических полюсах, хоть на самом деле они похожи и близки. Как вы думаете, смогут ли они объеди-ниться?

— Руководители наших стран не раз говорили о создании единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. В этой идее чувствуется и сила, и впечатляющая перспектива. О том же говорил и Президент Беларуси, выступая с идеей «интеграции интеграций». Кстати, и БГУ не остается в стороне от этого. Ведь молодые люди не должны ограничивать жажду знаний экономическими и политическими препятствиями. Поэтому сам Бог велел нам, независимо от прочих обстоятельств, сотрудничать в сфере высшего образования и делать с обеих сторон встречные шаги.

Вероника ПУСТОВИТ

 

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Як сапраўдныя мужыкі засвойваюць «жаночую» справу

Як сапраўдныя мужыкі засвойваюць «жаночую» справу

У апошнія гады тэма раўнапраўя паміж мужчынамі і жанчынамі перажывае новую хвалю росквіту.

Культура

Згадкі пра Аркадзя Куляшова

Згадкі пра Аркадзя Куляшова

Гісторыя аднаго выступлення.