25 Верасень, аўторак

Вы тут

Есть ли будущее у Большой Европы?


Идея «Большой Европы от Лиссабона до Владивостока» высказывается давно и на разных уровнях. Тональность высказываний разнится в зависимости от общего состояния диалога между участниками европейской и евразийской (постсоветской) интеграций. В первую очередь — между Брюсселем и Москвой. При всей абстрактности идеи и удаленности перспектив ее реализации важной в сегодняшних условиях является уже сама дискуссия об «интеграции интеграций».


Пока тесная кооперация — лишь идея

Одним из поводов новой волны дискуссии о будущем «Большой Европы» стал выпущенный недавно доклад Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития и Международного института прикладного системного анализа. Он вышел под названием «Европейский союз и Евразийский экономический союз: долгосрочный диалог и перспективы соглашения».

Доклад является, скорее, детализированной и хорошо аргументированной программой будущих исследований, нежели набором уже готовых рекомендаций. Главным образом он обращает внимание на исследовательские ниши, которые необходимо заполнить массивом теоретических и прикладных изысканий, чтобы перевести дискуссию о настоящем и будущем отношений ЕС и ЕАЭС из абстрактного на более предметный уровень. Пожалуй, единственным утвердительным тезисом доклада является констатация факта, что в ближайшей перспективе тесная кооперация между двумя интеграционными блоками невозможна.

Авторы доклада полагают, что углубление экономического сотрудничества и интеграции между ЕС и ЕАЭС может стать реальностью лишь к середине 2020-х годов. И то только при условии, что уже сейчас как на государственном, так и на экспертном уровне будет происходить поиск развязок множества проблемных узлов политического и экономического характера. Именно этот вывод и выхватили многие СМИ и комментаторы, поспешившие передать смысл работы ученых в пестрых заголовках.

«Черные лебеди» против «пятнистых»

Открытием этот вывод, разумеется, не стал. Очевидно, что в условиях эскалации геополитического напряжения между Россией и Западом (в том числе и ЕС), приведшей к санкционной войне между ними, говорить о каких-то близких перспективах возобновления и углубления экономического сотрудничества не приходится. В такой ситуации даже не очень ясен предмет разговора.

Автору этих строк в последние годы доводилось не раз слышать вопросы европейских и российских дипломатов о том, какую практическую оболочку в сегодняшней ситуации могли бы приобрести дискуссии об «интеграции интеграций». Кого-то из дипломатов эта тема и вовсе ставит в профессиональное затруднение: мол, мы получили задание от руководства представить идеи для конкретных шагов в этом направлении, но понятия не имеем, с какой стороны к ним подходить.

Поэтому в целом отсутствие близкого горизонта у темы построения Большой Европы необходимо принять за данность. Хотя при этом важно понимать и особенность ориентированной в будущее аналитической работы.

Большинство прогнозов строятся на том, что просто экстраполируются тенденции сегодняшнего дня на будущее. В реальности переход от настоящего к будущему чаще всего так и происходит. Однако методологическая проблема заключается в том, что никогда не знаешь, в каком случае перед наступлением прогнозируемого будущего может произойти слом сегодняшних тенденций. Где и когда в ход истории вмешаются так называемые «черные лебеди» — переломные события, которые невозможно предвидеть в момент прогнозирования. Или «пятнистые лебеди» — события, которые становятся сюрпризами из-за невнимательности либо идеологической зашоренности аналитиков.

Учитывая повысившийся в последние годы уровень непредсказуемости и в объединенной Европе, и на постсоветском пространстве, больших неожиданностей можно ожидать и в отношениях между двумя интеграционными группировками. И как они могут сказаться на перспективах «интеграции интеграций» — большой вопрос.

Больше, чем просто Зона свободной торговли

Однако вернемся из области гипотетического будущего на позиции сегодняшнего дня. Какой тип соглашения мог бы стать основой для создания Большой Европы?

По мнению авторов доклада, наиболее выгодным для всех сторон будет более широкое и глубокое соглашение, чем просто зона свободной торговли. Они уверены, что предполагаемый договор должен быть всеобъемлющим: от свободы передвижения четырех факторов производства до развития трансграничной и транзитной инфраструктуры, сближения институтов, защиты прав собственности. В качестве секторальных «скрепок» возможного экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока» они предлагают обратить внимание на энергетику, транспорт и инфраструктуру. Необходимо продвинуться и в снятии барьеров для мобильности населения, хотя о трудовой миграции авторы предлагают пока не говорить. Сегодня это не просто сложная, но и особенно чувствительная тема как для ЕС, так и ЕАЭС.

Тезис о выгодности широкого и глубокого соглашения для обоих интеграционных блоков в докладе обосновывается проведенным модельным анализом. Однако понятно, что чем больше сложных вопросов на повестке дня, тем маловероятнее выглядит прогресс даже при наличии соответствующей политической воли. К тому же и примеров межблоковых объединений, на которые можно было бы ориентироваться, фактически нет. Ранее ЕС предпринимал попытку выработать соглашение с южноамериканским объединением МЕРКОСУР, но из этого ничего не получилось.

К слову, в нашем случае все более интересную роль в контексте идеи Большой Европы играет Китай со своими амбициозными задумками вроде проекта экономического пояса Шелкового пути. Фактор мощного и мотивированного третьего игрока может как подтолкнуть, так и усложнить переговоры между ЕС и ЕАЭС.

Национальные интересы

Еще одна тема, которая традиционно выпадает из анализа, — это фактор малых стран и их интересов. В докладе кратко говорится о Грузии, Молдове и Украине — «серединных» странах, которые подписали соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Брюсселем, однако не являются членами ЕС или ЕАЭС. Но как перспектива «интеграции интеграций» выглядит с точки зрения национальных интересов Беларуси?

Эконометрические исследования едва ли дают здесь полноценный ответ. Например, согласно анализу Александра Кнобеля и Бекхана Чокаева, гипотетическое соглашение о зоне свободной торговли между ЕАЭС и ЕС для Беларуси будет иметь негативный эффект. В краткосрочной перспективе они прогнозируют снижение ВВП на 0,6%, а в долгосрочной — лишь возврат на изначальный уровень. Однако это только один срез в рамках заданной модели. Для комплексной оценки необходимы множественные срезы при анализе различных сценариев. Как минимум, важно спрогнозировать еще эффекты от снятия нетарифных ограничений и динамику деловой активности.

При этом с уверенностью можно утверждать, что Беларуси необходимо наличие самого переговорного процесса между ЕС и ЕАЭС. Во-первых, когда активно разговаривают дипломаты и эксперты, снижается военно-политическое напряжение. А это для зажатой между центрами геополитического притяжения малой страны жизненно важно.

Во-вторых, вариантов развития отношений ЕС и ЕАЭС значительно больше, чем только полноценная «интеграция интеграций» или ее отсутствие. В дискуссиях о международных отношениях очень часто мыслят двумя крайними категориями: успешное сотрудничество или конфликт. Однако реальность чаще всего находит себя где-то между этими крайними координатами. Часто неожиданно успешные формы кооперации зарождаются не на высоком политическом уровне, а локально, в формате трансграничного сотрудничества. Чтобы дать шанс локальным инициативам, также важно наличие переговорного процесса, снижающего общую конфликтность.

Поэтому необходимо всячески способствовать развитию диалога ЕАЭС и ЕС, создавать качественные дискуссионные площадки, привлекать на них максимально широкий круг участников. Именно с этой целью в Беларуси в конце октября состоятся сразу два тематических форума. На официальном уровне о трансъевропейских интеграционных процессах будут говорить на конференции, организованной Министерством иностранных дел Беларуси и Европейской экономической комиссией ООН. А на экспертном уровне к различным аспектам этой темы обратятся международные участники экспертной инициативы «Минский диалог».

Евгений ПРЕЙГЕРМАН

В тему

Интеграция пространства Большой Евразии востребована обществом

Об этом заявил президент итальянской Ассоциации «Познаем Евразию» Антонио Фаллико, который выступил на сессии «Развитие экономического сотрудничества от Лиссабона до Владивостока» в рамках Восточного экономического форума.

По его словам, экономическое сотрудничество на территории Большой Евразии состоит из двух элементов. Во-первых, это конкретные проекты. Во-вторых, это общие условия, которые позволяют реализовать эти проекты.

— На протяжении последнего года стали говорить о сопряжении ЕАЭС и экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) как об основном векторе взаимодействия двух крупнейших интеграционных проектов в Евразии, — отмечает эксперт. — Мне, итальянцу, даже трудно выговорить это сочетание слов. Думаю, что русскому тоже. Еще труднее осознать его смысл и превратить в реальные бизнес-проекты. Скажу больше — трудно превратить в идею, увлекающую умы и сердца! А ведь экономическая интеграция в Большой Евразии — очень важная задача. Работа на этом направлении создаст облик будущего мира, может оказать решающее влияние на регион, в котором проживают 4 миллиарда человек.

Надежда ЮШКЕВИЧ

yushkevich@zviazda.by

Дадаць каментар

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Чым здзівіў сёлета «Кліч Палесся»

Чым здзівіў сёлета «Кліч Палесся»

Этнафэст стаў вядомым далёка за межамі Беларусі. 

Спорт

Цырымонія развітання з Анатолем Капскім прайшла ў «Барысаў-Арэне»

Цырымонія развітання з Анатолем Капскім прайшла ў «Барысаў-Арэне»

Грамадзянская паніхіда працягвалася больш за дзве гадзіны ў "Барысаў-Арэне".

Грамадства

75 год таму пачалося вызваленне Беларусі

75 год таму пачалося вызваленне Беларусі

23 верасня 1943 года, савецкімі войскамі быў вызвалены ад нямецка-фашысцкіх захопнікаў першы населены пункт Беларусі — раённы цэнтр Камарын.

Грамадства

Каму і чым дапаможа ТЦСАН

Каму і чым дапаможа ТЦСАН

Ад дапамогі дома пажылым і да стварэння крызісных пакояў для ахвяр хатняга гвалту.