Вы тут

Интеграция не угрожает суверенитету, а укрепляет его


К такому выводу пришли участники «круглого стола» «СЕ».

Евразийский экономический союз строится в непростое время — региональные конфликты, причем, у самых границ стран-участниц, терроризм, который сейчас не сходит со сводок новостных лент. Вспомнить то же минувшее «горячее лето» — теракты в Европе, попытка переворота в Турции, теракт в казахстанском Актобе, захват заложников в Ереване... Время диктует свои условия. На «круглом столе» под названием «Геополитический фон экономического союза», который недавно прошел в редакции газеты «Звязда», эксперты обсуждали, возможно ли, что наравне с экономическими связями начнут формироваться политические, военные. Во время «круглого стола» участники также поделились мнением, какой в XXІ веке должна быть национальная идея в государстве, желающем обезопасить свое общество от радикальных течений.

В обсуждении приняли участие Тадеуш АДУЛО, доктор философских наук, профессор, заведующий Центром социально-философских и антропологических исследований Института философии Национальной академии наук Беларуси; Вадим ЕЛФИМОВ, кандидат исторических наук, доцент кафедры периодической печати Института журналистики Белорусского государственного университета; Сергей КИЗИМА, доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой международных отношений Академии управления при Президенте Республики Беларусь; Мурат ЛАУМУЛИН, доктор политических наук, профессор, советник-посланник Посольства Республики Казахстан в Республике Беларусь; Александр ПЛАЩИНСКИЙ, кандидат политических наук, проректор по идеологической и научно-инновационной работе международного университета «МИТСО».


Истоки терроризма

Александр ПЛАЩИНСКИЙ:

— Тема «круглого стола» очень злободневна. Нужно понять первопричину того, что сейчас происходит в мире. Нынешний калейдоскоп событий, к сожалению, несет очень негативную окраску, потому что гибнут люди, и это происходит в государствах бывшего Советского Союза, в Европейском союзе. Найти причинно-следственную связь между этими событиями очень важно. Как бы то ни было, ответ очевиден — реагировать нужно всем вместе.

Сегодня имеется стратегическая возможность для более тесного военно-политического сотрудничества в рамках Евразийского альянса. Недавно, на 95-летие Коммунистической партии Китая Си Цзиньпин заявил о возможности более тесной интеграции и военном союзе с Россией.

Цель одна: конечно же, нужно, в том числе и военными средствами, охранять наши рубежи. С другой стороны, информация границ не знает, во многом из-за пропаганды создается своеобразное Зазеркалье. Массовое сознание подвергается манипуляции. Наша задача — нести правду людям, и всем вместе найти интегрирующее начало.

Моя позиция такова, что нужно выстраивать тесный уровень интеграции, ни в коем случае не забывая о суверенитете, независимом пути развития. Но при этом находить как можно больше точек соприкосновения перед лицом той общей угрозы, которая нависла над нашим большим общим домом под названием Евразия.

Тадеуш АДУЛО

Тадеуш АДУЛО:

— Социальные потрясения и всякого рода негативные коллизии, с которыми столкнулось человечество, есть не что иное, как внешнее проявление тех геополитических глубинных процессов, которые совершаются в настоящее время. Первая четверть XXІ века, на мой взгляд, напоминает 20-30 годы прошлого столетия, когда после окончания Первой мировой войны европейские государства боролись за лидерство и пытались по своим понятиям и интересам выстроить конфигурацию европейского континента. К чему привела эта стратегия, мы знаем — ко Второй мировой войне.

В первой четверти XXІ века схожая картина. Соединенные Штаты объявили XXІ век веком США. Они желают по-прежнему доминировать над остальным миром. Но уже ощущают дыхание догоняющего их соперника — Китайской Народной Республики, которая достаточно уверенно идет на смену бывшему СССР. Естественно, что со стороны США будет предприниматься все для того, чтобы сохранить мир в нынешнем, так называемом «однополюсном» состоянии, где перспективы на будущее определяет одно государство. Мир сложился таким образом, что никто противостоять этому государству пока не в состоянии. Отсюда вопиющая несправедливость: диктат сильного, неуважение к слабым, «двойные стандарты». В сложившейся ситуации возникают различные формы выражения несогласия с существующим порядком в мире, в том числе и такие негативные, как террористические акты.

Александр ПЛАЩИНСКИЙ

Александр ПЛАЩИНСКИЙ:

— Причины глобальной нестабильности вызваны распадом Советского Союза со всеми вытекающими последствиями. Тогда система мироустройства была разбалансирована. Возникло геополитическое цунами, которое захлестнуло все наше пространство. Во многом нас это разобщило. Националистические, сепаратистские тенденции были поддержаны извне и привели к распаду союза. Сегодня они приобретают террористический окрас. В целях установления нового мирового порядка задействуется фактор терроризма.

Тадеуш АДУЛО:

— С другой стороны, в последние годы происходит активное формирование различных региональных блоков, ориентированных на самодостаточность. Они-то совместными усилиями и пытаются противостоять доминированию США. В этом плане у ЕАЭС есть будущее. Важно совместными усилиями нарастить интеллектуальный потенциал, укрепить экономические связи, благодаря кооперации обновить и расширить собственное производство и таким образом защитить суверенитет входящих в этот союз государств.

Многие, в том числе и философы, пытаются осмыслить сложившуюся ситуацию. Они понимают, что существующая система мироустройства не является справедливой.

На мой взгляд, выход состоит в том, чтобы сформировать мощные региональные группы государств, объединенные общими экономическими, духовными, политическими интересами. ЕАЭС и представляет собой блок таких государств, которые могли бы противостоять существующей системе мироустройства.

В то же время не надо забывать о том, что у государств, входящих в ЕАЭС, большие потери. Самая главная — отток интеллекта, отставание науки от того же Китая. Формируя стратегию ЕАЭС, во главу угла следует поставить задачу научного, технико-технологического обеспечения этого союза. Вот над чем надо думать, а не просто констатировать, что мы хотим объединиться.

Успешное будущее ЕАЭС можно обеспечить только путем создания высокоразвитой экономики, науки и новейших технологий. И, конечно, не стоит забывать о духовно-культурном пространстве.

Экономическая интеграция, научная интеграция отнюдь не лишают нас суверенитета, субъектности. Наоборот, создают прочный фундамент, на котором мы можем выстраивать свое государство. Если нет мощной экономической опоры, на чем тогда этот суверенитет сможет держаться?

Относительно возможности создания военной составляющей ЕАЭС. В этом направлении Беларусь активно сотрудничает с Россией, существует ОДКБ. Но, видимо, здесь тоже предстоит продумать определенную стратегию.

Угроза как объединяющий фактор

Сергей КИЗИМА

Сергей КИЗИМА:

— На данный момент военно-политический союз всеми странами ЕАЭС не востребован. К сожалению, за последние два с половиной десятилетия после краха СССР вырос уровень недоверия между бывшими его частями. Более того, исходя из ситуации в других интеграционных проектах, обычно военно-политические проекты следуют за успешным опытом экономической интеграции. К сожалению, из-за тех кризисов, которые охватили как мировую экономику, так и европейский регион, мы видим, что до сих пор не преодолены последствия 2008 года. Налицо кризис перепроизводства в ряде отраслей, в частности, металлургии, в сельском хозяйстве, что также негативно действует на мировую экономическую ситуацию. Налицо в результате санкций падение цен на нефть и кризисные явления в российской экономике, в украинской, в ряде экономик стран Центральной Азии, зависимых от цен на энергоресурсы. Все это оказывает очень депрессивное воздействие на регион, где происходит процесс евразийской интеграции.

К сожалению также, в данный момент сложился такой внешний и внутренний фон, на котором не удается похвастаться успехами экономической интеграции в рамках Евразийского экономического союза. Так что какая уж на этой основе успешная военно-политическая интеграция? Хотелось бы, чтобы все кризисные явления были преодолены, чтобы, действительно, евразийская интеграция могла показать свой уровень, показать, что посредством объединения мы становимся сильнее, уровень жизни граждан, соответственно, повышается, кризисные явления преодолеваются. Это, естественно, будет самой лучшей агитацией, чтобы на этом фоне уже говорить о создании военно-политического союза.

Кризисные явления на наш регион действуют так в том числе и потому, что и экономическая интеграция достаточно неглубокая. Слишком много конкуренции, слишком много зависти, слишком много желания оставить за собой конкурентные преимущества. Все это очень негативно влияет, соответственно, на евразийскую интеграцию. Нам, на данный момент, надо не то чтобы обсуждать военно-политическую интеграцию, нам бы решить вопросы экономической интеграции, убрать все многочисленные исключения и дать возможность более мелким экономикам преуспевать, процветать за счет экономической интеграции с более крупными экономиками в рамках Евразийского экономического союза. Пока еще и это не сделано. Таким образом, сейчас создана не лучшая основа для того, чтобы все в рамках ЕАЭС возжаждали военно-политического союза на той основе, к примеру, которая создана между Россией и Беларусью в рамках Союзного государства.

Вадим ЕЛФИМОВ

Вадим ЕЛФИМОВ:

— Готов поспорить. С моей точки зрения — и этому есть историческое подтверждение, именно общая угроза приводит к созданию военных союзов. Потом они начинают стимулировать развитие политических, экономических и дипломатических союзов. Посмотрим, к примеру, на историю возникновения Европейского союза. Первоначально был создан Западноевропейский оборонительный союз (ЗЕС), то есть военный союз. Потом возник Союз угля и стали. Лишь через сорок с лишком лет это привело к созданию объединенной Европы, о которой сегодня мы все знаем и с которой работаем. Советский Союз возникал точно так же. Сначала возник военный союз — по борьбе с интервенцией, с контрреволюцией, потом — экономический союз по восстановлению экономик, потом дипломатический, а потом уже и политический.

Если мы даже посмотрим на современную Республику Беларусь, то увидим то же самое. Где у нас в большей степени продвинуты отношения с Российской Федерацией? В области обороны. Как только подходим к экономическим вопросам, начинает работать конкуренция. К счастью, мы прошли этот этап и наконец приступили к реальной интеграции: создали большой союз в дополнение к Союзному государству. Актуальность последнего не утрачивается. Мы можем быть локомотивами, транзитными брендами, продвигать эти процессы в рамках всего евразийского пространства и даже за его пределами.

Никаких сомнений по поводу суверенитета нашей страны у меня нет, тем более в современном понимании. Мы здесь говорили об этом. Относительный суверенитет — это концепция западноевропейская. Суверенитет — это полнота власти на своей территории. Как утрачивается полнота власти на своей территории в зависимости от того, сколько у нас обязательств за рубежом? Никоим образом она не утрачивается.

Что касается геополитической ситуации, то я оптимист и вижу некий позитив в тех угрозах, которые сегодня возникают. Это нормальная схема, даже китайский иероглиф кризиса означает в то же время и надежду. Когда возникает кризис, надо что-то решать. Люди побуждаются к принятию каких-то решений. Общая угроза, которая сегодня возникла, — это предпосылка для совместных международных действий. В том числе между США и Российской Федерацией, между Китаем и Евразийским союзом. Мы все должны объединяться против общей угрозы. Если мы поймем, что начинается третья, ползущая, квазивойна, то это может привести нас к какому-то общему поведению. А общее поведение нас может привести к перестройке всей системы международных отношений.

Мурат ЛАУМУЛИН

Мурат ЛАУМУЛИН:

— У Евразийского экономического союза есть хороший военно-технический базис. Как сказал коллега, возрастание угрозы — это тоже не всегда плохо. Она сплачивает.

Казахстан долгое время считался безопасным с точки зрения террористической угрозы государством. Первые подобия терактов начали происходить в конце 2000-х годов в том же Актобе. Было несколько объяснений того, что там произошло этим летом. Наши спецслужбы хорошо поработали и выяснили, что следы ведут в ИГИЛ. Актобе, кстати, специфический регион, выходит на Каспий, где прямое сообщение с российским Кавказом.

Базовые истоки терроризма остались. Есть расхожее мнение, что истоки терроризма — это бедность, неустроенность. Но анализ коллективного портрета террористов показал, что большинство — выходцы из благополучных арабских семей. Меня всегда удивляла нелепость высказывания Буша-младшего о войне с международным терроризмом. Как можно воевать с кольтом или с винчестером? Международный терроризм — не объект, а орудие.

Возвращаясь к ЕАЭС, к геополитическим сдвигам, о которых мы говорили. Надо сказать, что на развитие ЕАЭС влияние оказывают разные факторы. Первым эту идею озвучил президент Назарбаев в МГУ в 1994 году во время визита в Москву. Тогда фактически речь шла о реставрации Советского Союза. Немного экономической свободы, сохранение суверенной атрибутики, но — единая валюта, объединенный парламент, единое военно-политическое пространство. Тогда, в первой половине 90-х, объединиться было сравнительно легко. Самым живучим оказалось информационное пространство — русский язык по-прежнему доминирует в странах бывшего Советского Союза. Но действует и фактор времени. Новое поколение — часть глобализированного мира. В нем понятие «патриотизм», прочие составляющие национального суверенитета стираются, смываются.

Национальная идея — для всех

«СЕ»:

— Для того чтобы безопасно было в ЕАЭС, должно быть безопасно в каждой из стран объединения. Национальная идея — каким образом она может помочь защитить государство и его граждан от негативного внешнего влияния?

Сергей КИЗИМА:

— С моей точки зрения государство, которое хочет иметь крепкое общество, крепкую систему власти и, соответственно, минимум негативных проявлений, радикалов и различных конфликтов, должно национальную идею выстраивать интернационально. То есть эта национальная идея должна исходить с гражданской точки зрения, не следует делать акцент на вопросе языка, этноса. Она не должна быть выстроена так, чтобы отсекать часть граждан от общегражданского процесса. В принципе в этом плане белорусский опыт после выборов 1994 года оптимален. Он базируется на американском, швейцарском опыте. В Швейцарии, соответственно, четыре государственных языка, все нации чувствуют себя в собственной стране комфортно. Американская идея состоит в том, что любой, кто стал гражданином США, теоретически располагает равными правами. А вот украинский опыт демонстрирует, чего ни в коем случае нельзя делать при формулировке национальной идеи в ХХІ веке.

Национальная идея должна нравиться большинству населения и, естественно, не должна «висеть в воздухе». Надо, чтобы был выстроен фундамент, на котором строятся реальные социальные, экономические, политические, правовые конструкции, которые обеспечивают людей работой, надеждой, верой в будущее детей и внуков, уверенностью, что они вносят свою лепту в обеспечение благополучия государства. Такую страну «раскачать» действительно сложно.

Вадим ЕЛФИМОВ:

— Абсолютно поддерживаю коллегу в этом вопросе. Именно так национальная идея и должна формироваться. И, может быть, даже само понятие «национальная идея» — чуть-чуть схожее с термином «национализм» — нужно тоже пересмотреть. Может быть, державная, общественная, социальная идея.

Александр ПЛАЩИНСКИЙ:

— Одним словом, государственная идея.

Тадеуш АДУЛО:

— Национальная идея — важнейший компонент самосознания гражданина-патриота. Она имеет место в любом государстве. Но трактуется по-разному. Иногда ее понимают как инструмент консолидации лишь титульной нации, используют для обоснования так называемого гражданского национализма. И тогда эта идея теряет свои позитивные качества: из инструмента консолидации превращается в инструмент разъединения, то есть разрушения межэтнического согласия.

В моем понимании национальная идея — это идея, ориентированная на консолидацию всех граждан государства (не только титульной нации) с целью построения, обустройства и упрочения государства, способного занять достойное и всеми признанное место в современном мировом сообществе и обеспечивающее комфортное проживание его гражданам.

Национальная идея произрастает на национальной почве и подпитывается ею. В этом плане она не только национальное самосознание, национальная культура, история, но и высокого уровня, отвечающая запросам сегодняшнего дня экономика, наука, новейшие технологии, выверенная внешняя и внутренняя политика, стратегия развития государства на ближайшую и отдаленную перспективы.

Вадим ЕЛФИМОВ:

— Ни в коем случае нельзя выпячивать национальный фактор в современном мире — мы же видим, насколько мы все интегрированы и интернациональны. В том числе и Республика Беларусь. Здесь за счет двуязычия, за счет межконфессионального диалога, за счет сотрудничества всех и вся мы спокойно живем и развиваемся. Мне кажется, что идея уже существует, остается только должным образом ее сформулировать и преподнести обществу.

Тадеуш АДУЛО:

— Национальную идею, главное, надо подкрепить — эффективной экономикой, развитой наукой, высокой профессиональной культурой во всех сферах общественной жизни. Важно, чтобы гражданин чувствовал себя комфортно в своем государстве.

Александр ПЛАЩИНСКИЙ:

— Работать нужно по всем фронтам. Информационная безопасность, на мой взгляд, должна выстраиваться на национальной идее. Причем сегодня национальная идея, как ни парадоксально это будет звучать, носит транснациональный характер.

Что бы я мог предложить. Национальную идею интегрального плана, которая включала бы в себя национальную идею Беларуси — «белорусскую мечту». Есть понятие «украинская мечта». Есть «китайская мечта», «русская мечта». Это должна быть мирная инициатива. Нужно найти такое интегральное и созидательное начало, главной ценностью которого будет мир.

...Пока только в перспективе

«СЕ»:

— Возможно, есть резон поговорить и об информационной безопасности всего Евразийского экономического союза. Какова вероятность этого в перспективе?

Сергей КИЗИМА:

— Что касается экстремистских идей, информационной безопасности, то да, это новый век, новые средства коммуникации, соответственно, идет ускорение процесса принятия решений. Экстремисты, террористы, радикалы объединяются между собой в самых разных уголках мира. Если не умеешь на это быстро реагировать, будущего у тебя нет. Чтобы со всем этим бороться и, соответственно, обеспечивать безопасность, необходимо, прежде всего, в рамках ЕАЭС обмениваться позитивным опытом. Кто-то добился успехов в борьбе с радикалами, тут же силовики из других стран изучили и внедрили этот опыт у себя. Законодательство показало свою эффективность — то же самое.

Нужно смотреть на потенциальные проблемы глазами тех, кто хочет «раскачать» ситуацию. Как внешних, так и внутренних врагов, к сожалению, очень много. Это целые государства, это и террористические группировки, это радикальные группы внутри ЕАЭС, которые хотели бы больше власти, собрать себе сторонников... Надо пытаться думать, как они. Если найдешь слабину раньше, чем они по ней ударят, у тебя есть возможность профилактики.

Особую актуальность, конечно, приобретает опыт гармонизации отношений между этносами. Достаточно много этнических групп внутри ЕАЭС, особенно это характерно для России, в Казахстане достаточно серьезная в этом плане ситуация, в Кыргызстане... Нужно искать, каким образом в дальнейшем можно гармонизировать меж-
этнические отношения. По соцсетям, по местной прессе отслеживать проблемы, недовольство тех или иных социальных групп — и тут же молниеносно принимать какие-то меры.

Граждане должны быть неравнодушны, власть должна иметь с ними хорошие каналы связи. В этом отношении опять же социальные сети, телефоны, сайты доверия должны быстро информировать власть о радикальных настроениях.

Пока общая информационная безопасность стран ЕАЭС не может быть выстроена. У нас разные информационные поля, разные языки, на которых эти информационные поля работают, разные министерства информации. Будем реалистами: единая информационная безопасность с единым информационным центром — на данный момент идея нереалистичная.

Вадим ЕЛФИМОВ:

— Всю идеологическую, информационную работу надо сегодня выстраивать в том числе и на том, чтобы пояснять, разъяснять людям, что и почему происходит в мире: почему, к примеру, рядом с нашими границами есть военные конфликты и что нужно сделать для того, чтобы это не произошло у нас.

Правда как оружие

Александр ПЛАЩИНСКИЙ:

— Сегодня то время, когда дорога каждая минута, чтобы нацеливать нацию в будущее, сохранять независимый путь развития и одновременно создавать ту мощную евразийскую основу, которая поможет сохранить мир в Евразии. Это сверхзадача. Для ее выполнения нужна национальная идея — как мы уже сегодня говорили, она может носить и интернациональный характер, учитывая особенности каждого государства — участника евразийской интеграции. Хотелось бы отметить, что очень важна роль экспертного сообщества в каком плане — нужно не изобретать велосипед, а, по сути, создавать «фабрики мысли», которые успешно действуют в Соединенных Штатах Америки, и делиться этими рекомендациями не только с правительством, но и активно работать с населением. Нужно говорить людям правду о том, что происходит в мире. Сообщая эту правду, нужно, чтобы она носила не конфронтационный характер.

Сергей КИЗИМА:

— XXІ век ничего не изменил: те же самые проблемы, те же самые вызовы, которые были в прошлом, позапрошлом столетиях, — налицо. Все усугубляется тем, что население Земли — более семи миллиардов, и информационная революция позволяет очень быстро объединяться радикально мыслящим людям. Внешняя политика отдельных государств способствует тому, чтобы такого рода процессы происходили. Терроризм объявляется многими радикальными группировками легальным способом борьбы.

К сожалению, угрозы все те же, но часто они более быстро продвигаются в государства. Это вызывает, конечно, вопрос, чтобы в рамках евразийской интеграции были возможности по изучению позитивного опыта отдельных стран — участниц по борьбе с этими радикальными явлениями, чтобы постоянно совершенствовалось законодательство. Наверное, один из ключевых факторов, который мы обсуждали, — это национальная идея. Она должна быть во многих государствах интернациональной, никого не смущать, всех охватывать и обеспечивать ощущение стабильности, сопричастности к общим делам того или иного государства.

Тадеуш АДУЛО:

— Вступая в XXІ век, человечество надеялось избежать войн, насилия, противоестественных природе человека коллизий, характерных для ХХ века. К сожалению, и начало нынешнего века проявилось чрезвычайными обстоятельствами. Мы стали очевидцами несправедливости, жестокости, кровопролития. В этом противоречивом и непредсказуемом мире не представляется возможным выжить поодиночке. Полагаю, что Евразийский экономический союз может послужить образцом взаимовыгодного сотрудничества различных государств во имя гуманизма и согласия на земном шаре.

Вадим ЕЛФИМОВ:

— Сегодня Беларусь вместе со своими ближайшими союзниками — Россией, Казахстаном, Арменией, Кыргызстаном — создает и развивает самый перспективный интеграционный проект столетия — Евразийский экономический союз. Этот проект имеет потенциал не только экономического развития, но и идеологического, политического. Он может внести очень большую лепту в укрепление международной безопасности. Все ли нам по силам? Я бы сказал, что в этом движении мы должны быть последовательны.

Мурат ЛАУМУЛИН:

— Все участники «круглого стола» согласны с тем, что тема интеграции в рамках Евразийского экономического союза очень актуальна. Как идет процесс интеграции, какое будущее его ждет, как нам сохранить единство в непростых геополитических, геоэкономических изменениях, которые имеют место?.. Я считаю важным тот факт, что значимое место заняли вопросы безопасности — как наш Евразийский экономический союз может обеспечить безопасность своих участников. Мы все пришли к этому мнению: в единстве сила, и это единство нужно беречь и укреплять.

Надежда ЮШКЕВИЧ

yushkevich@zviazda.by

Фото Евгения ПЕСЕЦКОГО

Выбар рэдакцыі

Калейдаскоп

Вясёлыя гісторыі чытачоў

Вясёлыя гісторыі чытачоў

Піць — хваробу лячыць...

Эканоміка

Ці паўплываюць буйныя спартыўныя спаборніцтвы на кошт арэнды жылля ў Мінску

Ці паўплываюць буйныя спартыўныя спаборніцтвы на кошт арэнды жылля ў Мінску

Рынак нерухомасці заўсёды нестабільны перад значнымі мерапрыемствамі, якія прыцягваюць турыстаў.

Спорт

Якаў Зянько: На лёдзе даю  волю эмоцыям

Якаў Зянько: На лёдзе даю волю эмоцыям

Ён — адзін з нямногіх прадстаўнікоў беларускага фігурнага катання на міжнароднай арэне.