Лари АЗАД


Вспыхнет ваше гнездо

Не нужны были мне

Ни дом для жилья,

Ни бокал для питья,

Ни время для сна,

Лишь просила,

О, дворцов обладатели!

Еды, той,

Что «рядовым солдатам» даете вы.

Мне для сна служила

В трещинах земля,

Голову укрывала

Неба пригоршня.

Даже лидеры Индии дать не могли

Мне тропинку,

Но вы

Не дали мне и двух ярдов земли.

Четыре дня прожила,

Свою жизнь съедая.

Но запомните,

Печи моей погаснувший огонь

Детьми моими будет вновь разожжен.

Ветер, что дует и шелест несет,

Обязательно зажжет

Завтра одну лишь искру.

И вспыхнет оно,

Ваше гнездо,

В чьи двери и стены

Проникают стоны

Крови моей, капель жизни моей,

Которые вы принимаете теперь

За «стереомузыку».

 

Голос беспомощного

Речные лебеди

С теченьем времени

Болото мира бренного покинули.

 

Звезд ячмень,

Пламя свечей

В свете рассветных лучей поблекли.

Я вижу, как время ужасно,

Как приблизилось оно быстро!

О, путь указующие!

Ваши карты

Потерялись в песках.

Много сердец влюбленных,

Встретившись в этих волнах,

Превратились в неверных.

Полегли купола,

Минареты скосились,

Каркасы и арки в руины превратились.

Один

Угнетенного стон

И вихрем лих

Будет снесен мечтаний дворец в единый миг.

Когда чаша тиранства

До предела наполняется,

Она вдруг сама собой через край изливается.

В сильном вихре

Ветер все быстрее несется,

И от бренного мира

И следа не останется.

Бессильного крик громогласный

Когда прозвучал,

В страхе

Его гонитель раскаянный

Беззакония признал.

Друзья, кто в сей мир пришел,

Из него уходил,

Но, уходя,

Звучным голосом он

Рабство древнее возвестил.

 

В стране демократии

В пламени огня пылая,

Раскаленные, но спокойные

Угли догорают.

Бродяги, свой дом на плечах неся,

Из города в город скитаясь, век проживают.

В плеске безмолвья

Сосуда наполовину полного

Все смыслы умещаются.

В солнечном зное

Вчера потонувшие

Сегодня бесстрашные звезды поднимаются.

 

Как теперь успокоится голод людской?

Погибли рыбы страждущие,

Отравившись реки горькой водой.

В неизвестной пустыне сломленная

Надежда,

Усталостью побежденная.

Из шикарных авто

В публичных местах

Народ страшным голодом душат.

В стране демократов

Имея права,

Голос народа все глуше.

 

Что за Индия!

Пустые животы

Обрядив в отрепья,

На покрывалах столицы

Спит Индия.

Продав и плуг, и вола,

На колесах трактора

Спит Индия.

Вдали от линии Макмагона,

Со свободным Кашмиром разлученная,

В лачугах Нараянпура

Теряется Индия.

Солнце стоит,

Пляшет луна,

И все же повсюду

Отстает Индия.

В сумерках Джанпатха,

Под крышами Белчхи

Подпольную жизнь

Ведет Индия.

От шахт Часнала

До разливов Морви

В ущелье смерти

Промокает Индия.

Со времен Кутубминара

До его подражания

Раздает дары нищим Индия.

Кровь, от престола Дели

Текущую десятилетия,

Ложную историю написав,

Отмывает Индия.

Третьей мировой войны опасаясь,

В губительной толпе,

На палку опираясь,

Задыхается, дрожит Индия.

 

Четыре сферы

1.  Трупы

Грехом считается коровы умерщвление,

Но человеческое жертвоприношение

Есть преступление, достойное прощения.

С тех пор как зверь

Больше не смог

Человека убивать,

Сам человек

Человеческой крови

Стал желать;

В виселичных петлях

Доски качаются.

«Смертная казнь ушла»

И вместе с собой

Правосудия страх унесла,

Теперь в каждом доме

На кольях

Трупы болтаются.

 

2.  Похоронные носилки

Даже из плоти и крови игрушка

Роботом стала.

Что поделать бедняжке,

Это науки эра;

Все доступным становится,

Лишь довольно желания,

Массой людей производится

Электроэнергия

Для того, чтобы хлеб поднять,

Но природа из зависти не спешит помогать;

Да, явилось невовремя,

Мор вызвало,

Но зато это чудо научное

Бомбу атомную создало.

И носилки поднимутся

Похоронные,

Останки мира неся

Бренные.

 

3.  Место кремации

Я тела горящие вижу,

Но глаза мои

Жжет прохладой.

Да, и я остываю тоже

Вместе с мира

Температурой.

Близок

Тот костер погребальный,

На котором груда останков,

Сильный грохот и треск издавая,

Ярким пламенем воспылает.

Лишь вчера только

На перепутье

На костер взошла Аша Деви,

Люди там же

Свои эмоции,

Свои чувства отдали в жертву.

И теперь лишь трупы живые

Остались гореть, пламенея.

 

4.  Погребальный костер

Куда бы ни шел я —

Цели пути в дымке едва различаются,

Сколько б ни шел я —

Дороги мои, не зная куда, разбегаются,

Как бы ни шел я —

Дыханье мое, сдавливаясь, прерывается.

Но надо идти, свой путь продолжая,

Милю за милей одолевая.

И цели рушащиеся,

И дороги рвущиеся

Обгоняя.

Вместе с дыханием, с губ срывающимся,

Все дальше и дальше шагая.

Как буду я жить —

Когда жизнь не имеет смысла?

Где буду я жить —

Места жительства я лишился,

Сколько буду я жить —

Безнадежный, лишенный надежды,

Слушай, Времени бог!

В ожидании богини

Смерти

Я темный стою, жду, когда же она настанет,

Безнадежная жизнь —

Теперь сама

Свой погребальный костер разжигает.

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Аповед жанчыны, якая здолела вярнуць дачку з сацыяльнага прытулку

Аповед жанчыны, якая здолела вярнуць дачку з сацыяльнага прытулку

Жанчыну, якая здолела не толькі вярнуць дзіця з прытулку, але і далей выхоўвае яго, знайсці аказалася не проста. 

Грамадства

Чаму зараз варта далей трымацца ад вадаёмаў?

Чаму зараз варта далей трымацца ад вадаёмаў?

Люты больш нагадвае пазачарговы вясновы месяц.

Грамадства

Капыльскі раён. Мінулы год можна назваць стабільным

Капыльскі раён. Мінулы год можна назваць стабільным

Чым Капыльскі раён жыве сёння і якія планы на перспектыву?

Грамадства

Якую літаратуру здаюць у букіністычныя крамы?

Якую літаратуру здаюць у букіністычныя крамы?

Калі звычайныя кнігарні працуюць па формуле «кніга — чалавек», то букіністычныя трымаюцца на прынцыпе «людзі — кнігі — людзі».