Вы тут

Герман Гессе. Утомляет неизменное


Написанное на песке

То, что самое прекрасное, —

Дуновение одно,

Что дарующее счастье нам —

Только пар в палящий зной:

 

Облака, цветы и пена,

Фейерверк и смех ребенка,

Женских взглядов отраженья

Мимолетны, кратки, тонки,

Лишь возникнув, убегают,

С нами только на мгновенье,

Словно ароматы, тают —

Знаем, знаем с сожаленьем.

 

Что надолго, что застыло,

Не настолько сердцу близко:

Яхонт с холодом искристым,

Камни, слитки золотые;

Даже звезд неисчислимых

Мириады чужды бренным,

Эти маяки Вселенной

Души нам согреть не в силах.

 

Что прекрасно, то подвластно

Угасанию и смерти.

В бесконечной круговерти

Наше главное богатство —

Звуки музыки, возникнув,

Исчезают в дивный миг тот,

Словно ветер, словно волны,

И печали тихой полны,

Как удары сердца, дробны,

Стук за стуком, звук за звуком,

Раздаваясь сладко, гулко,

Удаляются от слуха.

Потому-то мимолетному,

Преходящему, живому

Сердце радо, как родному,

А не долговечно твердому.

 

Утомляет неизменное —

Скалы, звезды, жемчуг — вскоре.

Странники самозабвенные,

Словно перекати-поле,

Восхитимся, зарыдаем

Над минутным, как мы сами:

Над росой на розы листьях,

Над снегов сверканьем чистым,

Над зарей, над мотыльками,

Что у лампочки мелькают,

И над смеха мягким звоном,

Прозвучавшим где-то рядом,

Над грядою туч огромных.

Любим мы, что нам понятно,

Что подобно нам, что ветры

Пишут на песке зачем-то.

 

Весенний день

В зарослях всполохи ветра,

А в сладостной выси плывет

Фрегат из туч велеколепных...

Блондинка прекрасная вот,

Вот юности годы мои,

Синеющая неба ширь —

Тоски моей колыбель,

Безмолвно лежу в ней,

В блаженном тепле я

Под гуд еле слышный в теньке,

Как на материнской руке

Дитя.

 

Дети июля

В июле рожденные дети —

Нам головы всем вскружил жасмин,

В мечты погруженные, словно в сны,

Безмолвно проходим сады в цвете.

 

Нам брат мак багряно искристый,

Сгорающий в трепете пламенном

В полях и на стен окалинах,

Ветер его обрывает листья.

 

Наша жизнь мчится хороводом румяным,

Как июльская ночь или вечер

В грезах празднику урожая навстречу

С венками колосьев и маком багряным.

Перевод с немецкого Александра РЫЖОВА.

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Аповед жанчыны, якая здолела вярнуць дачку з сацыяльнага прытулку

Аповед жанчыны, якая здолела вярнуць дачку з сацыяльнага прытулку

Жанчыну, якая здолела не толькі вярнуць дзіця з прытулку, але і далей выхоўвае яго, знайсці аказалася не проста. 

Грамадства

Чаму зараз варта далей трымацца ад вадаёмаў?

Чаму зараз варта далей трымацца ад вадаёмаў?

Люты больш нагадвае пазачарговы вясновы месяц.

Грамадства

Капыльскі раён. Мінулы год можна назваць стабільным

Капыльскі раён. Мінулы год можна назваць стабільным

Чым Капыльскі раён жыве сёння і якія планы на перспектыву?

Грамадства

Якую літаратуру здаюць у букіністычныя крамы?

Якую літаратуру здаюць у букіністычныя крамы?

Калі звычайныя кнігарні працуюць па формуле «кніга — чалавек», то букіністычныя трымаюцца на прынцыпе «людзі — кнігі — людзі».