Вы тут

Забытая крепость Осовец


В Советское и постсоветское время освещение тех или иных исторических событий зависело от складывающейся политической конъюнктуры. В семидесятые годы прошлого столетия объектом № 1 для историков и официальной пропаганды была Малая Земля — тактический вспомогательный десант, высаженный в Цемесской бухте под Новороссийском в феврале 1943 года. Этот эпизод войны связан с именем советского лидера Л. И. Брежнева. Ему уделялось больше внимания в отечественных СМИ, чем величайшему сражению Второй мировой войны — Сталинградской битве.
В угоду политической конъюнктуре замалчивались события, связанные со сражениями русской армии с германскими войсками в годы Первой мировой войны на территории Польши.
К числу «белых пятен» в  исто рии принадлежат бои частей Красной Армии с фашистскими войсками в июне 1941 года на Белостокском выступе.
Попытаемся осветить события двух Мировых войн, связанные с обороной русской армией крепости Осовец в 1915 году и защитой ее частями Красной Армии в июне горького и страшного 1941 года.
Местность вокруг города Осовец, расположенного на территории северовосточной Польши, на берегу реки Бобр (нынче Бебжа), имела исключительно важное значение для защиты от ударов германцев железнодорожной магистрали Граево—Белосток—Брест и прикрытия тыла основной группировки войск Варшавского военного округа.
По высочайшему повелению государя-императора Александра III в 1882 году у польского городка Осовец было начато строительство малой крепости (или крепости-заставы).
Новым в принципах строительства этой крепости было то, что она не создавалась для круговой обороны в условиях полного окружения, а изначально должна была сдерживать неприятеля, имея открытый тыл. Это обеспечивало ее непрерывное снабжение резервами и боеприпасами, тесное  взаимодействие с полевыми войсками. Руководителем проектных и строительных работ крепости Осовец был известный русский фортификатор генерал Константин Иванович Величко.
Крепость Осовец привлекла к себе внимание российской общественности по другим причинам. Лесисто-заболоченная пойма реки Бобр была удобным местом для перехода границы Российской  империи   контрабандистами, а впоследствии — членами революционных партий и террористических организаций. У пограничников не было ни одного спокойного месяца службы. Первые русские могилы на территории крепости Осовец были могилами пограничников.
Первую мировую войну гарнизон крепости Осовец встретил под командованием генерал-майора Николая Александровича Бржозовского, ранее возглавлявшего артиллерию Осовца.
Это был боевой генерал русской армии. Он прошел через горнило боев русско-турецкой войны 1877 года и русско-японской войны 1904—1905 годов.
Служба этого человека проходила на окраинах империи — Кавказе, Средней Азии, Дальнем Востоке.
К началу военных испытаний генерал Бржозовский успел хорошо подготовить крепость и гарнизон.
Война подошла к крепости Осовец в январе 1915 года. В весенне-летней кампании германское командование планировало сходящимися ударами из Голиции и Восточной Пруссии окружить и разгромить основную группировку Северо-Западного фронта в районе Варшавы. Осуществление этого плана позволило бы германским войскам нанести удар на восток через Польшу, Беларусь к Москве.
Начало осады крепости Осовец — 30 января 1915 года. После мощной и продолжительной артиллерийской подготовки войска 8-й германской армии начали штурм. Гарнизон, поддержанный двумя полками 57-й пехотной дивизии, устоял. Началась осада Осовца: штурмы, артиллерийские обстрелы, длившиеся неделями, газовые атаки.
План германского командования нанести удар во фланг и тыл основной группировке войск генерала М. В. Алексеева был сорван. Немецкие войска оказались втянутыми в бесперспективные затяжные бои с русской армией.
В августе войска Северо-Западного фронта, избежав окружения под Варшавой, отошли на рубежи восточнее Осовец—Белосток—Брест.
29 августа 1915 года по приказу командования доблестные защитники крепости Осовец, взорвав уцелевшие укрепления, оставили обильно политый русской кровью участок.
Через Осовец прошло 52 тыс. русских солдат и офицеров. 18 тыс. из  них сложили свои головы в боях за крепость. Сколько преждевременно ушло из жизни от последствия газовых атак, установить невозможно. Ведь защитники Осовца не были обеспечены противогазами. Так, в 1915 года крепость Осовец защищал ефрейтор Яков Климентьевич Горбунов, мой дед по матери, который в этих боях был ранен и отравлен газами. В 48 лет он ушел из жизни оставив вдову с тремя малолетними детьми.
Генерал Н. А. Бржозовский организованно вывел личный состав гарнизона, тяжелое вооружение, боеприпасы и продовольствие на восток в направлении на Гродно. Врагу достались лишь развалины крепости.
За проявленное мужество, героизм и воинское мастерство Н. А. Бржозовский был удостоен ордена Георгия IV степени и золотого Георгиевского оружия, произведен в чин генерал-лейтенанта. Награды и генеральские погоны Н. А. Бржозовскому вручил сам государь-император Николай II. Боевых наград были удостоены также солдаты и офицеры гарнизона крепости.
В годы  Первой  мировой  войны ни одна крепость русской армии не выдержала более продолжительной осады. Защитники Осовца стали символом стойкости русской армии в боях с немецкими войсками.
Генерал Бржозовский успешно командовал войсками 44-го армейского корпуса. За отказ присягнуть Временному Правительству он был отправлен в отставку. Приход к власти в октябре 1918 года большевиков   и заключенный ими мир  с  Германией считал величайшей катастрофой в истории России.
Генерал Бржозовский оказался в рядах Белого движения на юге России. Занимался подготовкой офицерских кадров для белогвардейских войск. С 1920 года в эмиграции. Свой жизненный путь окончил в Белграде, в нищете.
Однако ход истории неумолим. Драматические события лета и осени 1939 года предопределили приход Советского солдата на многострадальную землю Осовца. 26 сентября в крепость вошли части 2-й Белорусской стрелковой дивизии.
2-я Белорусская стрелковая дивизия в 20—30-е годы прошлого столетия была основой Минского гарнизона. Это соединение славилось в Белорусском военном округе своей боевой выучкой. Во  2-й  Белорусской  проходили испытания новые образцы стрелкового вооружения, боевой техники, готовились кадры младшего командного состава для войск округа. Дивизией командовали в довоенные годы наиболее перспективные командиры. Например, в 1936—1937 годы 2-й Белорусской командовал комдив И. С. Конев — будущий Маршал Советского Союза.
В рамках оборонного строительства, которое началось на западной границе Советского Союза в 1940 году, старая крепость Осовец выполняла роль казармы и складов для развертывания войск на случай войны с Германией.
Осовец был базой для 66-го укрепленного района.
Войска 10-й армии Западного особого военного округа, дислоцированные на Белостокском выступе, по планам Генштаба, имели задачу отрезать восточно-прусскую группировку немецких войск от Германии. 2-й Белорусской стрелковой дивизии, как и другим частям, предстояло штурмовать Восточную Пруссию, где каждый дом, каждая постройка  приспосабливались к обороне. 66-й укрепленный район (Осовецкий) защищал пограничную полосу шириной 60 км. Основой гарнизона стала 2-я Белорусская стрелковая дивизия полковника М. Д. Гришина, хорошо подготовленная к боям с любым противником.
В состав этого соединения входили: 13-й стрелковый полк полковника Ф. Т. Леусова, 200-й стрелковый полк майора Г. Д. Маврина, 261-й стрелковый полк майора А. С. Солодкова.
В состав артиллерии дивизии входили: 164-й легко-артиллерийский полк полковника А. П. Радзивила, 243-й гаубичный полк капитана Г. Н. Билетова и ряд специальных подразделений.
Однако к началу войны артиллерия убыла на плановые учебные сборы в поселок Чырвоны Бор, что под Ломжей в 80 километрах от места постоянной дислокации. Зенитно-артиллерийский дивизион находился на сборах под Борисовом, у поселка Крупки. Поочередно по одному батальону из каждого
стрелкового полка было задействовано на строительстве укреплений непосредственно на границе, там же оставалось около 50 процентов автотранспорта дивизии. В различные командировки, отпуска, на учебу убыло около 30 процентов командного состава соединения. Дивизией временно командовал полковник Константин Павлович Дюков — заместитель командира соединения по строевой части.
66-й Осовецкий укрепрайон имел в своем составе 73-е управление начальника строительства и два артиллерийско-пулеметных батальона. Комендант Осовецкого УРа — полковник С. Н. Дралин. Непосредственно границу в полосе Осовецкого УРа охраняли пограничники 86-го пограничного отряда подполковника Г. К. Здорного.
Было еще одно чрезвычайно опасное «но» — нарком обороны маршал  С. К. Тимошенко категорически запретил офицерскому составу войск прикрытия заблаговременно вывозить вглубь страны свои семьи, несмотря на чрезвычайно тревожную обстановку на границе с Германией.
В последний мирный вечер в Осовце стояла теплая и ясная погода. Политотдел дивизии организовал полковые смотры художественной самодеятельности. В гарнизонном клубе демонстрировался кинофильм «Человек с ружьем», а после его окончания начались танцы под музыку дивизионного оркестра. Однако это было тревожное веселье. Многие предчувствовали, что оно последнее в их жизни.
Основа любой армии — это люди. Красная Армия 1939—1941 годов была укомплектована красноармейцами, младшими командирами и командирами ротного звена, уроженцами 1917—1922 годов. На их долю выпали все трудности 30-х: коллективизация, индустриализация, репрессии. Многие из этих парней за свою короткую жизнь не сносили добротной одежды, даже не сумели ни разу досыта поесть. Зато с малолетства были приучены к труду,   закалены  жизненными невзгодами. Для Красной Армии это был превосходный человеческий материал. В подтверждение расскажем о горькой судьбе коренного могилевчанина Ивана Яковлевича Горбунова.
Он родился в  1919  году  в  горо де Могилев в рабочей семье. Весной голодного 1933 года лишился отца. Его мать Дарья Никоновна не могла одна прокормить трех детей. Ивану пришлось оставить учебу в школе и поступить в ремесленное училище. Потом были два года на строительстве Челябинского тракторного завода, работа вагранщиком на могилевском кроватном заводе, автошкола, работа водителем на грузовике ЗИС-5 в автобазе областного управления связи.
В декабре 1939 года Иван ушел на работу. Но уже через два часа вернулся домой и сообщил матери о том, что его призвали в Красную Армию. Отправка немедленно. Мать не успела организовать ему прощальный ужин. Иван не смог попрощаться с сестрами, которые находились в школе. Горбунов вместе с восемью соседями по улице Подгорной попал служить во 2-ю Белорусскую стрелковую дивизию в Осовец.
Ранним утром трагического дня 22 июня 1941 года личный состав крепости Осовец был разбужен ревом немецких самолетов, взрывами бомб и тяжелых снарядов. Казалось, что крепость стала эпицентром извержения вулкана, что от взрывов и пожаров погибло все живое.
Когда взрывы затихли, у разрушенных казарм сидели и стояли группы полуодетых солдат, среди них было много раненых с наспех наложенными повязками. У всех был один вопрос — это война или крупная провокация?
Еще большее потрясение пережили строители и личный состав стрелковых батальонов, задействованных прямо на границе. Сразу после окончания обстрела среди палаток лагеря появились немецкие автоматчики. Люди оказались в плену уже в первые часы войны.
Очень скоро в крепости поняли: началась  страшная  война.  Начальник гарнизона не имел устойчивой связи с вышестоящим командованием и действовал так, как сам понимал обстановку. Но беда не приходит одна. По приказу полковника Дюкова на станции Осовец сформировали эшелон, в котором эвакуировались семьи военнослужащих, тяжелораненые  солдаты и офицеры. Этот эшелон разбомбила авиация врага. Пытавшихся спастись из горящего поезда женщин и детей расстреливали немецкие самолеты. Тяжелораненые сгорели в вагонах. Эта страшная новость уже к утру второго дня войны разнеслась по гарнизону крепости. Нетрудно представить, какой это был удар для личного состава.
Полковник Дюков не стал организовывать атаки с целью восстановления положения на границе у  Граево. Он приказал командиру 261-го стрелкового полка майору А. С. Солодкову перекрыть дорогу Граево—Осовец у местечка Руда. В течение одного дня войны дивизия спешно готовила оборону по рубежу реки Бобр на линии крепостной позиции Осовца и вступила в бой с частями 42-го армейского корпуса врага.
Непосредственно крепость Осовец обороняли личный состав 13-го стрелкового полка подполковника Ф. Т. Леусова, 200-го стрелкового полка майора Г. Д. Маврина, а также отошедшие к крепости подразделения 261-го стрелкового полка майора  А. С. Солодкова. К. П. Дюков принял личный состав разбитых в боях на границе соседних частей и соединений.
К концу первого дня войны наконец добрались к месту дислокации со сборов в Червоном Бору артиллеристы 2-й стрелковой дивизии. В небе господствовала авиация врага. В результате ее ударов артиллерийские полки потеряли около 50  процентов  личного  состава  и орудий. К утру 23 июня артиллеристы заняли огневые позиции в крепости Осовец и поддержали огнем свою пехоту.
В течение двух суток — 23 и 24 июня — немецкие войска штурмовали Осовец, но защитники крепости устояли. Убедившись в безрезультатности атак, командование врага их прекратило. Зато авиация продолжала наносить мощные бомбовые удары. Бомбежки чередовались с артобстрелами.
На второй день войны  по  приказу командования отступили на вос ток пограничники  подполковника Г. К. Здорного и уцелевший личный состав 66-го укрепрайона полковника С. Н. Дралина. В крепости остался личный состав 2-й стрелковой дивизии.
Убедившись в отходе на восток соседей, полковник К. П. Дюков понял, что оборона Осовца потеряла всякий смысл. Промедление приведет к гибели и пленению всего гарнизона. Он приказал защитникам в ночь на 27 июня оставить крепость.
Ранним утром разведчики 191-й пехотной дивизии 42-го армейского корпуса вошли в разрушенную крепость, оставленную советскими войсками.
Соединение полковника Дюкова последним покинуло Белостокский выступ. Отступали организованно, походными колоннами.
Дороги отступления пролегли из Осовца через Сокулку, Крынки, Берестовицу. У поселка Рубежевичи Дзержинского района, на старой границе, остатки этого соединения были разгромлены и рассеяны врагом. Случилось это 3 июля 1941 года.
Полковнику Дюкову во главе отряда численностью 250 человек удалось перейти линию фронта в августе 1941 года.
Куда меньше повезло командирам частей полковнику А. П. Радзивилу, подполковнику Ф. Т. Леусову, майорам А. С. Солодкову, Г. Д. Маврину. Они, будучи ранены в боях под Рубежевичами, были пленены врагом. Их горькую участь сполна разделили сотни воинов 2-й стрелковой дивизии.
За оборону крепости Осовец наград не удостоился ни один ее защитник. Пролитая кровь и страдания воинов были ненапрасными. Темп наступления  вражеских  войск  снизился   из-за упорного сопротивления окруженной группировки 10-й и 3-й армии западнее Минска.
Было выиграно время для развертывания войск 2-го стратегического эшелона по рубежу рек Западная Двина — Днепр. Блицкриг начал давать осечку. Начала вырисовываться перспектива затяжной войны, в которой Германия однозначно была обречена на поражение.
После выхода из окружения полковнику Дюкову пришлось пройти длительную и унизительную проверку по линии органов госбезопасно сти. Этому незаурядному офицеру не доверяли самостоятельной командной должности.
Дюков продолжил службу в должности старшего помощника начальника оперативного управления штаба Западного фронта. Во время проведения операции «Багратион» летом 1944 года получил тяжелое ранение.
После госпиталя воевал в должности начальника штаба 29-й Гвардейской стрелковой дивизии. Войну закончил в Германии. Продвижения никакого: полковником начал, полковником закончил.  В  1947  году  вышел в отставку. Вернулся на свою малую родину. Работал в должности председателя Солигамского райисполкома Костромской области. На родине о себе оставил добрую память.
В 1959 году Константина Павловича Дюкова не стало.
Полковник А. П. Радзивил и майор А. С. Солодков трагически погибли в плену. Полковник Ф. Т. Леусов стойко выдержал ад лагерей военнопленных. Однако после освобождения был осужден на 15 лет лагерей. Трагически погиб в неволе. Реабилитирован посмертно в 1959 году. Майор Г. Д. Маврин в плен попал прямо в санитарной машине,  ему ампутировали ногу. Чудом остался в живых. Положенную ему военную пенсию стал получать в 1953 году, после смерти Сталина.
Рядовой Иван Горбунов пропал  без вести. Домой не  вернулся  никто из восьми его товарищей. Его матери Дарье Никоновне Всевышний дал долгий век. Она умерла в 1987 году. Часто вспоминала своего первенца Ванечку. Горько   было  слышать  от  нее   слова:
«Хорошо бы Ванечка был убит сразу, без мучений, и избежал плена». Плакала навзрыд, когда мимо ее дома на Подгорной провожали очередного призывника в армию.
К глубокому сожалению, вопрос об увековечивании памяти воинов 2-й Белорусской стрелковой дивизии, павших в бою с врагом под Рубежевичами 3 июля 1941 года, остается открытым.
Как говорил мой хороший товарищ, защитник Осовца, Владимир Николаевич Болейко: «Мы проклятые солдаты, Родина-Мать о нас не вспомнит».
Однако история знает и другие примеры увековечивания памяти павших воинов.
Известие о разгроме русской эскадры вице-адмирала З. П. Рожественского  в  сражении  с  японским флотом потрясло всю Россию. Ведь военноморской флот был элитой вооруженных сил страны.
Стихийно среди  общественности  и широких народных масс возникло движение по увековечиванию памяти семи тысяч русских моряков — героевмучеников, погибших на Цусиме без погребения. На народные средства был построен в Петербурге храм-памятник жертвам Цусимы в 1910—1911 гг. Храм поражал всех своей красотой.  Он просуществовал  до 1932  года. В рамках антирелигиозной кампании, проводившейся в то время, по приказу Ленинградского лидера С. М. Кирова храм-памятник был взорван, а имущество разграблено.
Хорошо бы у поселка Рубежевичи, у места последнего боя 2-й Белорусской стрелковой дивизии, установить какой-либо памятный знак или часовенку.

Александр МАЛАХОВСКИЙ
 

 

Дадаць каментар

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Партызанскія рукапісы — бясцэнныя сведчанні ваеннага часу

Партызанскія рукапісы — бясцэнныя сведчанні ваеннага часу

Партызанскія часопісы — насамрэч унікальныя інфармацыйныя зборнікі, значэнне і важнасць якіх разумелі ў тым ліку іх стваральнікі і чытачы.

Грамадства

Беларускія навукоўцы прадставілі больш за 300 распрацовак і тэхналогій

Беларускія навукоўцы прадставілі больш за 300 распрацовак і тэхналогій

На юбілейнай выстаўцы Нацыянальнай акадэміі навук.

Эканоміка

Ніна Жалязнова: Мы, беларусы, па сваёй ментальнасці — людзі зямлі

Ніна Жалязнова: Мы, беларусы, па сваёй ментальнасці — людзі зямлі

«Звязда» ўжо неаднойчы пісала пра гэту незвычайную жанчыну.

Калейдаскоп

Вясёлыя гісторыі нашых чытачоў

Вясёлыя гісторыі нашых чытачоў

Пра ўрокі іншай мовы і шчасце, калі ў доме гаспадар.