Вы тут

Алёна Попко. Чудной часовщик, или Однажды в Коссово (рассказ)


Республика Беларусь, Брестская область, Березовский район, а. г. Соколово

Каждый мальчишка в детстве грезит о захватывающих приключениях, подобно средневековым рыцарям и храбрецам-капитанам неуловимых морских кораблей. Но рано или поздно юные мечтатели начинают взрослеть, безвозвратно утрачивая билет в страну сказочного Детства.
Дети — весьма интересный народ. Именно им открыто то, что сокрыто от глаз опытных взрослых. В облаках им мерещатся белогривые лошадки, в лесах — коварные шутники-лешие, а беспорядок в своей комнате приписывают любящему забавы домовому. Несмотря на то, что весельчак-домовой всего лишь вымысел, ваши чада из кожи будут лезть, чтобы доказать обратное. Глядишь — и сам начинаешь сомневаться: может, домовой все же существует?
Так вот, мальчишка Ян обладал всеми упомянутыми качествами, что нередко   являлось  причиной  недоразумений  в  общении  с   родителями.
«Когда же ты повзрослеешь?» — сетовала мама, когда Ян возвращался из школы с протертыми брюками на коленках и наружу выпущенной испачканной рубахой.
Ян лишь пожимал плечами: рос он довольно-таки быстро, а вот взрослеть особо не спешил. Беззаботное Детство, прячась за спиной, втихомолку посмеивалось над его чудачествами. К озорному кудрявому мальчугану оно прикипело всем сердцем и расставаться с ним не желало.
На время летних каникул родители Яна решили сложить с себя полномочия в воспитании чада и отправили юного разбойника к бабушке в небольшой городок Коссово. Высвободившись из душных «Жигулей», Ян с интересом стал наблюдать за разгорающимся рассветом: пробудившееся солнышко купалось в душистых колосьях. Умывшись в целебной утренней росе, в ритме плавного вальса оно стало подниматься, заливая румянцем небесный купол. Птицы, встрепенувшись, запели. Округу наводнили жужжащие пчелы и пестрые бабочки. Мальчик во все глаза смотрел на прорезающиеся в туманной дымке стройные березки и широкое озеро, как вдруг мама ухватила его за руку и повела к бабушке.
Ян недовольно насупил густые брови, исподлобья разглядывая несимпатичную старушку, у которой его намеревались оставить родители. Но несмотря на его кислую мину, выцветшие глаза на морщинистом лице Ольги Алексеевны добродушно улыбнулись внуку.
—    С трудом доехали, — поделилась невестка своими переживаниями со свекровью. — Говорила вашему сыну, что нужно купить новую машину. Поговорите с ним, Ольга Алексеевна. Вас он наверняка послушает.
—    Поговорю, Риточка, поговорю, — засуетилась женщина, запихивая торчащие на висках седые волосы под цветастую косынку. — Вы, наверно, с дороги проголодались. Садитесь за стол. Я вот щи сварила…
Ее добродушный лепет прервал глухой рев двигателя, влетевший в дом через распахнутое настежь окно.
Рита спохватилась:
—    Некогда. У нас самолет скоро. Вы уж за Яном присмотрите. А ты, — Рита пригрозила сыну кулаком, — попробуй только ослушаться бабушку! Я тебя в интернат сдам.
Ян испуганно захлопал густыми, как у девочки, ресницами.
—    Рита, зачем ты так? — вступилась за внука бабушка. — Он ведь ребенок.
—    Только и знает, что хулиганить, двоечник несчастный! Хотя бы одну книгу за лето удосужился прочесть! Смотри у меня! — Сухо распрощалась со свекровью и упорхнула за калитку.
—    Славка, сынок, как ты? — успела прокричать на ходу Ольга Алексеевна широкоплечему мужчине, который садился за руль.
—    Все хорошо, мама. На море едем, — бросил тот на ходу.
Пока Ольга Алексеевна доковыляла до калитки — «жигуль» вырулил на дорогу.
Переведя дыхание, седоволосая женщина осенила крестным знамением машину сына, ныряющую за крутой поворот.
—    Уехали… — с горечью произнесла она.
—    Уехали! — радостно прокричал Ян, не веря своему счастью.
Наконец-то! Грядут кардинальные изменения в жизни. Да здравствует лето! Да здравствует свобода и самые яркие в его жизни КАНИКУЛЫ!
Яну не составило труда найти в Коссово новых друзей. С высоким и тощим, как осиновое бревно, Ромкой он быстро нашел общий язык и даже прозвал «Веснушкой». Тот не обижался. Шутил, веснушки — подарок солнца, который достается не каждому. Хотелось Яну также подружиться  и с русоволосой красавицей Веркой, младше его на год. Но рассудительная девочка с взрослыми не по возрасту глазами, кроме своих книг, ничего и никого не замечала.
—    Ботаничка! — подтрунивал над ней Ян.
Та лишь изредка поднимала глаза на городского задиру, морща прелестный лобик.
Ян и Ромка быстро навели справки о местных достопримечательностях и, разузнав, что в округе находится старинный замок, стали проводить там все свое свободное время. Карабкались по руинам туда-сюда, вырядившись в древних индейцев: широкие штаны, подвернутые выше колен, небрежно выпущенные поверх пестрых рубах, хмельно качающиеся на ветру перья, наспех приклеенные к шляпам.
Верка, не вытерпев шума, решила вмешаться:
—    Нельзя ли немного тише? Мешаете мне читать.
Ян, гримасничая, расхохотался ей в лицо и с важностью полюбопытствовал у Ромки:
—    Веснушка-индеец, что делает здесь эта бледнолицая поганка?
—    Сам ты поганка! — Верка сердито топнула ножкой, смахнула с лица растрепанную прядь волос.
Вдруг на ее загорелом лице промелькнула улыбка. Более жалких и чумазых дикарей с измазанными сажей лицами ей не встречалось.
—    Как ты посмела сунуться на нашу территорию? — возмущенно отчеканил индеец Ромка, выхватил стрелу из потертого рюкзака и угрожающе зарядил лук.
—    Между прочим, это графский замок, а вы устроили здесь балаган, — невозмутимо произнесла Верка.
—    Графский? — недоверчиво прищурился Ян, устремив свой взор на обожженный седыми веками дворец, застывший посреди широкого поля, усеянного полевыми цветами. Ничего сверхъестественного в нем он не нашел. Разве что огромное количество остроконечных пустых окон на фоне грязно-персикового фасада, обрамленного четырьмя зубчатыми башнями, готовыми вот-вот взмыть в небо…
—    Да, роскошью здесь совсем не пахнет. И зачем столько окон? — удивился Ян.
—    Граф Вандалин очень любил солнечный свет. В замке даже была традиция: украшать одну из комнат живыми цветами, когда она наполнялась первыми лучами солнца, пояснила Верка.
—    У твоего графа, видимо, не было занятия важнее. Вот он и выдумывал всякие глупости! — фыркнул Ян. — Пойдемте лучше графские сокровища искать.
Верка обиженно надула губки, у верхнего края которых дрогнула маленькая родинка.
—    Стало быть, мы сейчас эти… как их, — почесал затылок Ромка,  силясь вспомнить выскользнувшее из памяти слово.
—    Сыщики! — воскликнул Ян, жмурясь от яркого света, бьющего в глаза.
В траве у замковой стены что-то блестело.
—    Золото! — заорал Ромка и ринулся к замку. Ян и Верка помчались следом.
Но их ожидало разочарование. Вместо желаемого золотого слитка в руки к Яну попали карманные часы. Обычная вещица… Ян отер их ладонью от песка. На крышке находки, пылившейся у подножья замка, проглянулся золотой полумесяц с расписным золотым крестом в центре, а над ними — нашлемник с торчащими павлиньими перьями.
—    Это же графский герб! — восторженно воскликнула Верка.
—    А вдруг внутри что-то ценное? — блеснул догадкой Ромка.
—    А если это волшебные часы? — разыгралось Веркино воображение. — И они могут выполнить любое желание. Чего бы тебе хотелось больше всего?
—    Встретиться с твоим хваленым графом, — скорчил гримасу Ян и открыл крышку. — Так я и поверил в ваши россказни!
Ромка и Верка уткнулись любопытными носами в раритетную вещицу с молчащим, покрытым ржавчиной часовым механизмом. Ян крутанул стрелки часов вперед. Тщетно. Потом назад. Сделав несколько оборотов, они остановились.
—    Старье, — с досадой произнес Ян и швырнул часы в замковую стену.
Звонко ударившись, они нырнули в густую траву, и вопреки ожиданиям ребят, их стрелки пришли в движение.
Внезапно яркий свет, подобно вспышке молнии, ослепил округу. Какаято неведомая сила подняла их и, повертев в воздухе, швырнула вниз.
—    Ого! — Зрачки Яна расширились от удивления. — Смотрите!
Он ткнул пальцем в стеклянный пол-аквариум, под которым плавали живые рыбки.
—    Золотые! — воскликнула Верка, не отрывая восторженных глаз от чудных созданий в золотистых чешуйках.
Экзотические рыбки весело носились в бирюзовой воде.
—    Откуда? — опешил Ромка.
Ребята вскочили на ноги и огляделись. Они находились в роскошном зале, зеркальном и просторном, увешанном хрустальными позолоченными люстрами. Остроконечные-луковичные окна были облаченны в сверкающий пурпур, а на ажурно выточенных стенах играли солнечные зайчики… Комната благоухала сладким ароматом, который источали мохнатые бутоны белых роз.
—    Мы попали в прошлое! Часы оказались волшебными, — озвучила общую догадку Верка.
—    Что же теперь делать? — развел руками Ромка. — Может, нам это снится?
Верка покачала головой.
—    Что ж, самое время устроить экскурсию по замку, — оживился Ян и, подбежав к двустворчатой двери, резко потянул ее на себя.
На цыпочках ребята побрели по широкому коридору, залитому солнечным светом. Вдруг из-за поворота вынырнула черная фигура лакея, с широким подносом в руках. Ребятам пришлось резко свернуть на узкую лестницу без перил. Мужчина с подносом прошел мимо, а за ним протянулся теплый запах круассанов и ароматного кофе.
—    Кажется, не заметил, — вздохнул с облегчением Ромка, вытирая капельки липкого пота, проступившие на лбу.
—    Не будь трусом, Ромка. Впереди нас ждут великие открытия, — подбодрил его Ян и оперся на стену.
Стена издала музыкальный звук. Мальчишка, испугавшись,  отскочил.
Но звук успел долететь до ушей лакея. Обернувшись, тот крикнул:
—    Воры в замке! Стража!
Пока он надрывно кричал, ребята бросились бежать. Но Ян успел ухватить круассан с графского подноса. Однако скрыться в огромном замке оказалось не так-то просто. Сотня дверей… Ромка распахнул одну из них наугад — и застыл на месте.
Пан Вандалин, обсуждающий с молодым человеком в элегантном сюртуке какой-то важный вопрос, сурово покосился на незваных гостей. Его верный охотничий пес, покорно возлегавший у ног,  слегка привстал   и навострил уши. Стражники преградили ребятам путь. Яну ничего не оставалось, как на ходу проглотить круассан, который тотчас наградил его икотой.
—    Вы  прервали важную аудиенцию,  господа. Стало быть, вы  по  не менее важному вопросу, — разрушил леденящую тишину графский баритон.
—    Да. Мы по важ-но-му воп-ро-су, — густо краснел Ян, не переставая икать. — Мы с моим другом, Веснушкой-Ромкой, мечтаем стать рыцарями.
—    Я вижу, — сухо проронил пан Вандалин, с любопытством разглядывая диковинные одежды хулиганов.
—    Возь-ми-те нас-с на служ-бу.
—    Чтобы вы распугали мне весь честной народ? Лицо моего замка — его люди. А я не хочу, чтобы у моего дворца было такое чумазое лицо.
—    От вашего замка все равно останутся только руины! — раздосадовано проворчал Ян. Икота, на удивление, прошла.
Верка гневно толкнула его в плечо. Граф не моргнул глазом:
—    Хочешь сказать, что творение моего архитектора, пана Францишка, канет в Лету?
Сидящий напротив гость в элегантном сюртуке приподнялся и, склонив голову, произнес:
—    Уверяю вас, пан Вандалин, эти стены нерушимо простоят много веков.
—    Может, выпороть их, ваша светлость, за подобное неуважение? — предложил кто-то из стражников. — Видно же, что воришки.
Граф вздернул густую бровь:
—    Весьма справедливое решение.
—    Пан Вандалин, простите нас, — вмешалась в разговор Верка. — Мы не хотели вас обидеть. Да, мы тайком пробрались в замок. Но лишь для того, чтобы взглянуть на золотых рыбок, которыми славится ваше имение.
Ее слова смягчили настроение графа, но проучить невоспитанных смельчаков он все же решил: отправил их трудиться на свои обширные поля.
Стражники вывели ребят из утопающего в роскоши замка, провели по английскому парку с экзотическими растениями.
—    И что теперь? — развел руками Ромка, оглянувшись. Стражники не выпускали их из виду, шагая следом.
—    Если бы у кого-то не был такой длинный язык… — покосилась на Яна Верка.
—    Но ведь я сказал правду! — стоял на своем Ян.
—    Твоя правда задела графа. Думать нужно, прежде чем говорить, — упрекнула Верка.
—    Домой хочу, — заныл Ромка, млея под солнцем.
Ян стянул с головы шляпу с гусиными перьями и выбросил прочь.
—    Я и сам с радостью вернулся бы к бабушке, — произнес он. — Лучше слушать ее причитания, чем бродить невесть где. Знаете, какой она вкусный яблочный пирог печет! И вареники…
—    Нужно снова попасть в замок. Может, там мы найдем разгадку, — шепнула Верка.
—    Так тебя туда и пустят! — ухмыльнулся Ян.
Величественный замок с зубчатыми верхушками остался позади. Он будто встрепенулся ото сна: повеселел, посветлел, утопая в лучах солнечного света… Террасный парк с фонтанами идеально вписывался в его историческое прошлое. Имение графа гордо возвышалось над Коссовской землей и благоухало заграничными розами в оранжереях.
Ребята оплатили свою повинность графу: проработали целый день под палящим солнцем. К вечеру они валились с ног от усталости.
Ян уставился на кровоточащие мозоли на своих ладошках. В его глазах застыли слезы.
—    Сам виноват, — посочувствовала Верка и, оторвав лоскут ткани от своей косынки, перебинтовала егоу больные руки.
—    Себе оставь.
—    В этом нет необходимости. Мои руки приучены к труду. А ты, как оказалось, неженка.
Начинало смеркаться. Вот только куда податься, если у них здесь ни родных, ни близких? К счастью, их приютила какая-то старушка, решив, что дети потерялись. Она поставила на дубовый стол чугунок с картошкой, которую ребята стали с жадностью уплетать за обе щеки, запивая козьим молоком.
—    Тяжелая у вас работа, — проронил Ян, взглянув на жилистые руки старухи, покрытые мозолями.
«Совсем, как у меня и… у моей бабушки», — подумал он про себя.
—    Ничто в жизни просто так не дается, сынок. Чтобы иметь свой хлеб, нужно немало потрудиться.
Лицо старушки просветлело.
«Значит, моей бабушке также нелегко хлеб в жизни достается, — вздохнул Ян. — А я ее не слушал. Как же плохо я  поступал».
Ромка равнодушно клевал носом. Яну казалось, что сон вот-вот сморит и его, но звонкий голосок Верки заставил встрепенуться.
—    Бабушка, а почему эти места Коссовом назвали? Косили много?
—    Много косили, детка. Спина гудела, ног не чувствовали. Луга и пастбища у графа во какие, — старуха широко развела руками, — огромные.
—    Но ведь траву косят везде. А Коссово только одно!
—    Ты права, дочка, — прищурилась старуха. — Поэтому поведаю тебе то, что мне еще моя бабка рассказывала. Той,  в свою очередь, ее… Так  вот.  Давным-давно это было. Жил в нашей окрестности славный кузнец  по имени Косов. Косы и сохи ковал он на совесть. Но наступило время тяжелое — враг пришел на землю нашу. Решил тогда Косов собрать сохи да косы и перековал их в могучие мечи. Восстал народ и победил. А землю нашу именем того славного кузнеца назвали.
Ян сонно зевнул. Сон, как-никак, брал верх. Во сне его воображение неустанно рисовало то бесстрашного кузнеца-волота, воспетого в местных легендах, то сурового графа. Проснулся мальчишка от звонкого крика петуха за окном.
—    Нужно проникнуть в замок,— напомнила Верка, собирая растрепанные волосы в пучок на затылке.
Ребята поплелись к замку и притаились у широкой изгороди с противоположной стороны, зарывшись в густой кустарник. Там, за воротами, раскинулся прекрасный сад с подрумяненными на солнце райскими яблочками.
Желудок Ромки предательски забурчал, но он не подал вида.
—    Охрана здесь, наверно, не хуже, чем в замке, — произнес  он.
—    Это точно, — согласился Ян.
Вдруг одно из яблоневых деревьев зашевелилось. Ребята напрягли зрение и  увидели  чумазого  мальчишку  в  лохмотьях,  вынырнувшего из густых веток. Он соскочил на землю и принялся собирать упавшие яблоки.
Поблизости залаяла собака. Мальчишка в страхе оглянулся, но вместо того чтобы убегать, продолжал жадно запихивать в широкие карманы оставшиеся яблоки. Затем бросился к изгороди, но не смог перескочить, запутался в ней своими лохмотьями и повис в метре от земли.
—    Стой, ворюга! — прорычал стражник, спустив с цепи алчного пса.
Мальчишка неуклюже барахтался как в невесомости. Вот-вот злобная собака ухватит его. Но Ян, Верка и Ромка протянули ему руку помощи, выбежав из своего укрытия. Графский пес зло скалился им вслед, вцепившись лапами в железную изгородь.
Ребята укрылись в лесу. Мальчишка-найденыш диковато поглядывал на ребят, прижимая к груди наворованное богатство.
—    Как тебя зовут? — спросил Ромка.
—    Богдан, — произнес тот, краснея.
—    Знаешь, как проникнуть в замок? — Ян подошел к нему.
—    А вам зачем? — блеснул воришка черными как смоль глазами. — Решили у пана несколько золотых слитков прихватить?
—    Нет, мы ищем кое-что другое. Видишь ли, мы не из твоего времени. Мы нашли волшебные часы, а потом я загадал глупое желание, и мы оказались здесь. Но нам очень хочется вернуться домой. К родителям. Понимаешь? — пояснил Ян.
Воришка равнодушно захлопал ресницами.
—    У тебя ведь есть родители? — спросила Верка.
Этот вопрос привел мальчишку в затруднение. Помедлив, он пожал плечами.
—    Отроду их не видел. Я сам по себе.
—    Дети не могут быть сами по себе. У них кто-то должен быть из взрослых, — не разделяла точку зрения мальчишки Верка.
—    У тетки живу, — отмахнулся тот.
—    А если бы у тебя были мама и папа, ты бы хотел их увидеть? — не отступала девочка.
Богдан призадумался.
—    Хотел бы… — протянул он тоскливо. — Ладно, помогу вам. Есть подземный ход, — прищурил он свои хитрые глазенки. — В него можно проникнуть через железный люк. Я нашел его несколько месяцев назад. Он ведет в замок.
—    Ты уверен? — засомневался Ромка.
—    А как я, по-вашему, лакомлюсь у повара графскими круассанами?
—    Что ж, дождемся ночи… — решил Ян.
Богдан принялся за обе щеки уплетать наворованные в  графском  саду яблоки, распаляя тем самым аппетит у Ромки. Но держался Ромка молодцом.
—    На, погрызи, — протянул ему яблоко воришка. — Голод не тетка.
Ромка с жадностью вцепился в румяное яблоко, но есть его, однако, не спешил.
—    Верка, будешь? — спросил он, протягивая угощение. Та кивнула.
Ромка без сожаления отдал яблоко. А Ян поймал себя на мысли, что за кусочек бабушкиного пирога в этот момент отдал бы все на свете.
—    Сколько в замке комнат? — поинтересовался он, размышляя над планом дальнейших действий.
Богдан пожал плечами.
—    Я не умею считать. Знаю только, что очень-очень много.
—    Около двухсот, — произнесла Верка.
—    Да уж, — разочарованно вздохнул Ян. — Столько нам никогда не обойти. Где же искать волшебные часы?
Когда смерклось и на небесном куполе вспыхнули звезды, ребятам удалось проникнуть в подземный ход — широкое подземелье в тусклом свете факелов.
—    Непонятно только, для чего все это, — произнес Ромка.
—    Удивительно! — оживилась Верка. — Так значит, это не выдумка. Подземный ход действительно существовал. И граф ездил тайком в соседний Ружанский замок на каретной тройке!
—    Ну и причуды у богатых! — изумился Богдан. — Вот бы побыть денечек графом!
—    Я бы предпочел вернуться домой, — с грустью проронил Ян. Ребята проникли в замок и осторожно поднялись по    «музыкальной»
лестнице наверх, не касаясь стены.
—    Куда теперь? — развел руками Ян и прислушался. — Вы слышите?
Кто-то рычит.
—    А, это! С наступлением темноты хозяева замка выпускают из клетки живого огромного льва, — устрашающе поведал Богдан.
—    Так уж и живого? — с сомнением протянул Ромка.
—    Но не сдохшего же! — рассмеялся чумазый воришка.
—    Значит,  в замке находится нечто очень ценное, и лев это охра няет, — смекнул Ян.
—    А может, это та вещица, в поисках которой вы сбились с ног? — прищурился Богдан.
Ребята на цыпочках подкрались поближе. Затаив дыхание, они выглянули из-за угла. У одной из дверей дремал лев с нечесаной мохнатой гривой, уткнув нос в лапы.
—    Сам он отсюда не уйдет,— прошептал Богдан.
—    Значит, его нужно отвлечь. Богдан, ты бегаешь быстрее всех. Смог бы ты нам помочь? — спросил Ян.
Воришка замялся, но поколебавшись, произнес:
—    Обижаете! Я и не от таких зверюг убегал! Я знаю здесь многие выходы. Справлюсь. Вы помогли мне. Стало быть, теперь моя очередь.
Богдан вышел из своего укрытия и демонстративно привлек к себе внимание лохматого чудища. Хищник гневно сверкнул глазами, натопырил свои закругленные уши, услышав чужой голос, поднялся на толстокожие лапы и недовольно фыркнул. Обнажил острые клыки и метнулся к нежданному гостю, бросившемуся наутек.
Тем временем остальные ребята проскользнули в запретную комнату. Тусклый свет фонарей рассыпался на черных шторах, плотно задернутых даже днем. Особых ценностей здесь не было, разве что огромные золотые часы.
Ребята осмотрелись вокруг. В комнате давно не убирались. Спутавшиеся паутины обвисали, подобно лианам в непроходимых джунглях. У окна стоял массивный дубовый стол с книгами, колбами и высохшими чернилами.
Верка осторожно смахнула с книги шлейф пыли и прочла вслух выведенные каллиграфическим почерком строки:
«Я изобрел уникальные часы, способные творить чудеса. Да-да! Настоящие чудеса. Я даже не раз отправлялся в прошлое, чтобы проведать своих родителей и сестру. О, куда же уходит молодость?»
Только Верка произнесла последнюю фразу, как вокруг часов поднялся вихрь — и из часового механизма вышел невысокий человек, облаченный в старинное платье с черными засаленными нарукавниками. Его голову покрывала изъеденная молью треуголка, из которой проглядывали торчащие пепельные кудри. Вдохнув свежего воздуха, незнакомец расправил плечи, потянулся и внезапно расчихался.
—    Ох уж эта девичья память! — упрекнул он себя. — О, куда же уходит молодость? Как же я мог забыть?
Мужчина постучал себя по лбу. И тут же спохватился, заметив подле себя ребят. Его взор остановился на Верке.
—    Прелестная девочка, ты разбираешься в латыни?
—    У меня папа ученый.
—    Ох уж эти ученые,— покачал головой часовщик и поморщился, будто проглотил дольку кислейшего лимона на свете. — Они стремятся найти объяснение тому, что узреть можно только сердцем. Взять хотя бы меня. Когда-то я также записал себя в их ряды. Даже набрался смелости явиться к графу и пообещал ему изобрести волшебные часы, которые возвращали бы время вспять, — мужчина ткнул пальцем в свое золотое творение. — Чудно, не правда ли? И я добровольно потратил на прошлое свою молодость.
—    Вам удалось изобрести то, что оказалось не под силу ни одному ученому! — разинул от удивления рот Веснушка-Ромка.
Но озарившиеся было радостью глаза часовщика помрачнели.
—    Вскоре меня постигло разочарование. Знаете, почему? Хотя вы все равно не поймете. Слишком вы юны для подобной философии.
—    Да он ненормальный, — шепнул на ухо Верке Ромка.
—    Но почему вы оказались запертыми в собственных часах? — теряясь в догадках, спросил Ян.
—    Я лгал… Лгал графу, что часы еще не закончены, а сам вовсю путешествовал во времени. Как же там было весело! Это я потом понял, что ложь — плохой советчик. Уясните это, ребята.
—    Но иногда лучше соврать, чем сказать правду, — произнес Ян, умудренный горьким опытом.
Часовых дел мастер призадумался. Но через несколько секунд его лицо вновь озарило веселье.
—    Да! Но в итоге все тайное все равно становится явным. Правда сама настигнет вас рано или поздно. Да, мы рискуем пострадать дважды. Рассудите сами. Когда обманываем, страдает наша совесть, а когда говорим правду, то рискуем еще больше попасть в немилость. Не иначе как жизненный парадокс, — трещал без умолку часовщик. — Как по мне, то лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Ведь из-за своей гнусной лжи  вы можете нав-сег-да лишиться друзей, обидеть родителей или знакомых. Задумайтесь над этим, — мужчина в раздумье почесал затылок. — О чем это я? Ах, да! Травма головы после неудачного падения…
Ребята переглянулись.
—    Так вот, милые дети, — оживился чудной незнакомец, — как вы думаете, что нужно для того, чтобы управлять волшебными часами?
—    Вечный двигатель? — зажглись глаза у Ромки.
—    Много мозгов и седьмое чувство? — предложил Ян.
—    Коньяк! — подхватил Ромка.
—    Коньяк? — часовщик поморщился. — Почему коньяк? Никогда его на дух не переносил.
—    Волшебное заклинание, — уверенно произнесла Верка.
—    Точно! — щелкнул пальцами незнакомец. — Именно! Так вот, я всегда отлично помнил его, когда куда-то отлучался. Произносил «О, куда же уходит молодость?» и возвращался назад. Но последнее мое путешествие сложилось весьма неудачно. Я отправился в горы, при падении сильно ударился головой — и заклинание напрочь вылетело из головы. Я силился его вспомнить, но произнес лишь частично, поэтому и оказался заточенным в зеркальном циферблате собственных часов. Ни туда ни сюда. Грустно, не правда ли? Никто не удосуживался до этого проявить интерес к моим каракулям. А ты, милая девочка, — он одарил Верку радушной улыбкой, — не осталась равнодушной, поэтому проси все что хочешь. Я выполню любое твое желание. Могу отправить тебя в Древний Рим, поглядеть на гладиаторские бои. Я как-то присутствовал на них тайком, даже видел гордо восседавшего на балконе Цезаря. Это так забавно! Да что там Рим! Лучше перенестись на корабль Колумба, плывущего к берегам Америки. Бескрайний океан, свобода и никакого коньяка.
—    Это, конечно, весьма интересно, но у меня к вам лишь одна просьба: верните нас домой, — попросила Верка.
—    Домой? — взгрустнул часовщик. — Ты не любишь путешествия?
—    Нет, очень даже люблю. Просто я скучаю по  своей семье. И  ни на какие богатства в мире я ее не променяю. А что касается вашего почерка, господин часовщик, вы  явно недооцениваете себя. Почерк у  вас прекрасный.
—    Как по мне, то лучше себя недооценить, чем переоценить! — заявил часовщик. — Кстати, как вы здесь оказались? Кто вам рассказал о часах?
—    Мы стали заложниками ваших злых забав, — проворчал Ромка.
—    Да, мы из далекого будущего, — поддержал друга Ян.
—    А, теперь понимаю! — глаза мастера заблестели. — Вы нашли мои карманные часы! Эти часы я изготовил когда-то для графа, но не успел вручить. Как я рад, что они еще тикают. Вот что значит мастерство! Вот ты, мальчик, — незнакомец ткнул пальцем в Яна, — чего пожелал, когда нашел волшебные часы?
Ян поежился.
—    Это было необдуманное желание. Я только сейчас это понял.
—    Ты признал свою ошибку, это главное. Надеюсь, впредь вы не будете совершать опрометчивых поступков. Хотя молодость — пора удивительных ошибок. А с другой стороны, как узнать, что это больно, если не обжечься? Что ж, так и быть, я верну вас домой. Вот только вы из будущего, а я свои часы на этот предмет еще не испытывал.
—    Но почему? Ведь побывать в будущем гораздо интереснее! — недоумевая, спросил Ромка.
—    Видишь ли, в чем дело, мальчик. Стрелки моих часов настолько тяжелы, что раскачать их вперед без чьей либо помощи оказалось невозможным. Вспять стрелки вращать легче, поэтому я и ограничился путешествием в прошлое.
—    Неужели у вас не было друзей, готовых помочь вам? —  уди вился Ян.
Незнакомец призадумался.
—    Не было. И это моя самая большая ошибка. Я был очень заносчив  и много лгал, поэтому друзья разбегались от меня, как тараканы, — лицо часовщика напряглось, побледнело, а в глазах вспыхнуло сожаление.
—    И вы ничего не хотели исправить в своей жизни? — спросила сочувственно Верка.
—    Почему же, хотел. Но моя попытка не увенчалась успехом, ведь прошлое, как оказалось, изменить не-воз-мож-но, — взгрустнул часовщик.
—    Поэтому вы изобрели эти часы? — промелькнула догадка в голове Яна. — Не ради путешествий. Вы хотели вернуть друзей?
Часовщик растерялся. Его тайна, запрятанная вглубь седых веков, открылась. Мальчишка озвучил то, в чем он долгое время боялся признаться себе самому.
—    Некогда мне с вами болтать. У меня дел выше крыши. Раскачивайте стрелки и возвращайтесь домой!
Но ребята не двигались с места. Часовых дел мастер даже немного сконфузился.
—    Вы передумали возвращаться?
—    Скажите, а что стало с тем мальчиком, Богданом, который привел нас в замок? Ему удалось убежать от льва? — робко спросил Ян.
—    Дружба? — с завистью полюбопытствовал часовщик.
—    Нет, скорее благодарность, — поразмыслил Ян.
—    Что ж, благодарным также нужно уметь быть. Стало быть, ты повзрослел, парень, если берешься рассуждать о подобных вещах. Да, ваш друг спасся, и я не удивлюсь, если завтра он вновь явится в графский сад, чтобы на халяву набить живот яблоками.
—    Но ведь вы сами говорили, что каждый человек имеет право на ошибку, — вмешалась Верка.
—    Каждая ошибка имеет свою цену, прелестное дитя. Не стоит об этом забывать. Час расплаты рано или поздно настанет. Тем более что воровство является осознанной ошибкой человека. Улавливаете разницу? — часовщик тряхнул своей пепельной шевелюрой. — Что ж, раскачивайте стрелки часов, а то у меня и без вас дел невпроворот.
—    Еще один вопрос. Вы покажете графу ваше изобретение? — не удержался и полюбопытствовал Ян.
Часовщик помрачнел.
—    А разве в этом есть смысл? Спустя столько лет? Нет. Всему свое время. Запомните это, ребята. Если я и раскачаю стрелки часов, то только для того, чтобы вечно скитаться в веках ради забавы. Ведь заклинание я все равно забуду.
—    Травма головы после неудачного падения, — напомнила, улыбнувшись, Верка.
—    Точно! — лицо часовщика просветлело.
Ребята поблагодарили мастера и вместе принялись раскачивать громоздкие стрелки на зеркальном циферблате. «Тик-так… Тик-так…» — поспешили они вперед…

Каждый из нас мечтает встретиться с волшебником, который взмахнет волшебной палочкой и сделает нас счастливыми. Такое, конечно, возможно. Все зависит от того, каким человек хочет видеть свое счастье. А если волшебник так и не появится? Уповая на него, мы порой забываем, что сами способны творить чудеса. Ведь достаточно всего лишь одной улыбки, чтобы мир стал добрее и краше. Знаете, что, по мнению часовщика, является истинным волшебством? НАСТОЯЩАЯ ДРУЖБА. Да, именно дружба, которую ему в своей жизни так и не удалось постичь, в отличие от Яна, Верки и Ромки. А ребята не разлей вода и по сей день!

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Што паглядзець у Хоцімску?

Што паглядзець у Хоцімску?

У Хоцімску нават ёсць кола агляду.

Грамадства

«За больш чым сем год былі ўсяго адны суткі без баявога выезду»

«За больш чым сем год былі ўсяго адны суткі без баявога выезду»

Гісторыя кар'еры падпалкоўніка ў адстаўцы Генадзя Цімахоўцава.

Палітыка

Беларусь і ЕС падпішуць візавае пагадненне не пазней за 2 лютага 2020 года

Беларусь і ЕС падпішуць візавае пагадненне не пазней за 2 лютага 2020 года

Верагодна, гэта адбудзецца ўжо ў гэтым лістападзе. 

Грамадства

Як праходзіў ваенна-гістарычны фестываль «Мір-1812»

Як праходзіў ваенна-гістарычны фестываль «Мір-1812»

Трэці раз ваенна-гістарычны фестываль «Мір-1812» на два дні перанёс пасёлак больш чым на два стагоддзі назад.