Вы тут

Казимир Камейша. Моя Неманина


 

Река

 

Как призраки во тьме стоят стога,

Молчит земля и птица не взлетает.

Река все та же, те же берега —

И лишь вода в реке уже другая.

 

Уже азарт ее давно не тот,

Но те же снова суетятся тени.

Над нею ива снова оживет

В весеннем долгожданном пробужденье.

 

Какой порыв был и какой размах!

Она неслась вперед что было мочи.

Молитвою плыла в колоколах

И сон с меня срывала среди ночи.

 

Она была и с накипью беды

И со слезой то горькой, то соленой,

Бывала с гневом вздорным, молодым,

И резвою была, и утомленной.

 

Она вперед стремилась за мечтой

И плот тянула сколько было силы.

Здесь плотогон здоровый, молодой

Состарился и стал больным и хилым.

 

Я сам когда-то резвым ручейком

Сюда бежал на зов улыбки милой,

Когда девчонка темным вечерком

Здесь ножки свои беленькие мыла.

 

Когда тонула лодка и беду

Я шапкой рваной вычерпать пытался,

Ты бушевала, будто бы в бреду,

Но я был сильный — я тебе не сдался.

 

Давно мне что-то страшно за тебя,

И страшно за себя порой бывает.

Поешь ты грустно песни про себя,

Верба тебе тихонько подпевает.

 

Не раз кромсало время берега,

Но русло каждый раз река находит.

Стоят, как встарь, по берегам стога,

Молчат и видят все, что происходит.

 

Ты будешь мой челнок качать всегда

И летом намывать песок на пляже.

Бежит, струится новая вода,

А вот река, как и беда, все та же.

 

 

***

 

Алле

 

Вечерний мрак ложится под глазами,

Грешу и каюсь — и опять грешу…

Но что бы в жизни не случилось с нами —

Терпи меня, любимая, прошу.

 

Хоть это, знаю, так бывает сложно.

Я сам терпел и сам страдал не раз.

Но что прошло, исправить невозможно:

Оно живет, наказывая нас.

 

Душа все стерпит. Как бы ни устала,

Я — не могу: устану — упаду.

Кому-то рай давай — и будет мало,

А мне — так лишь бы не сгореть в аду.

 

Чтоб вечно солнце яркое светило

И всех ждала удача впереди,

Чтоб детское лицо смеялось мило,

А женское дремало на груди.

 

Нет рая на Земле — есть много дряни

И лжи, и зла, и всяческих преград.

Когда однажды сел не в те ты сани,

То в этом добрый конь не виноват.

 

Свою имей и долю, и дорогу,

Свой тяжкий крест и свой иконостас.

У каждого своя молитва к Богу

И голос свой у каждого из нас.

 

Сомнений мрак развеется, я знаю,

Ведь я тебя по-прежнему люблю.

Терпи меня. Прошу тебя, родная.

Как сам себя всю жизнь свою терплю.

 

 

Птица ее весны

 

Памяти Евгении Янищиц

 

На угрюмом пепелище

Стежка в травы заплыла.

Женя, Женечка Янищиц…

Сколько в имени тепла.

 

С тихой песней, как с сестрою,

По весне бежит она

В платье легкого покроя,

И сама как та весна.

 

Если ты в высоком ранге —

Будь попроще, Бог с тобой!

Но, увы, не каждый ангел —

Если крылья за спиной.

 

У нее ж, как у стрекозки,

Крылья светятся слюдой.

Сквозь дожинки, сквозь докоски

Взлет веселый, молодой.

 

А над Ясельдой узоры

Гаснут грустно, как во сне.

Черный шарфик Асейдоры

Ей приснился по весне.

 

И судьба весы склонила

Той судьбе ее назло.

Черный шарфик уронила

Ей на белое крыло.

 

 

Неманина

 

За берегом Немана стонут леса

И в небо возносят вершины.

Сплелась колтуном, одичала лоза, —

Уснула моя Неманина.

 

Мне дикость за верность не выставит счет,

Я берег в беде не покину.

Поет он и плачет, а Неман течет,

Бежит через всю Неманину.

 

Над ней соловей по весне не поет,

А летом птенцов не выводит.

Беда, что учтиво обходит ее —

Меня никогда не обходит.

 

Покрытая тиной, страшнее болот,

Столетней вербе по колено,

Там старая щука из сказки живет

Покрытая мхом, как полено.

 

К коряге она приросла чешуей.

А может, ее уже нету?

Что было когда-то великой рекой,

Давно уже кануло в Лету.

 

Погрузишься в мысли под тенью ракит

Замрешь, как скала вековая, —

И видишь, как лилия свечкой горит,

Крыло стрекозе обжигая.

 

В свой срок распустилась она или нет —

Я с летом не спорю, однако

Мне этого света хватает вполне,

Чтоб выйти из вечного мрака.

 

Вспорхну над раздольем твоим, словно стриж —

И взору предстанет картина.

Что ты не погибла, а гордо шумишь,

Немая моя Неманина.

 

 

***

Живет на Земле моя мама,

Ходит по белу свету,

Каждое утро упрямо

Ведрами будит планету.

 

Снова ее оставляю,

Еду в чужие края.

Мама моя молодая,

Мама моя золотая, —

Старая мама моя.

 

Нежно люблю все лесное —

Сам не лесной я давно.

Нет в жизни счастья со мною,

А мама все время со мной.

 

Легкого видела мало —

Жизнь у нее — не мед…

Живет на Земле моя мама —

Мама меня бережет.

 

 

***

Отлютует мороз,

Потеплеют прогнозы.

И польются с берез

Золотистые слезы.

 

Глянет солнце в окно,

Прямо в горницу нашу

И наполнит вином

Следа снежного чашу.

 

Вот незримая нить

Вдаль веков убегает.

Что нельзя возвратить —

Память вновь возвращает.

 

Перевод с белорусского Михаила КУЛЕША.

 

Дадаць каментар

Выбар рэдакцыі

Калейдаскоп

Чым здзівіў Беларускі тыдзень моды

Чым здзівіў Беларускі тыдзень моды

Пазнаёміцца з навінкамі ад беларускіх дызайнераў можна было на тыдні моды, які праходзіў у Мінску з 7 да 11 лістапада.

Грамадства

Як сацыяльная рэклама змяняе стаўленне да бяздомных жывёл

Як сацыяльная рэклама змяняе стаўленне да бяздомных жывёл

«Не кідай мяне на лецішчы», «Я таксама хачу сустрэць Новы год дома» — такія кранальныя словы бачылі жыхары Масквы на білбордах з сацыяльнай рэкламай пра бяздомных жывёл.

Культура

«Свята каваля» прайшло пад Мінскам

«Свята каваля» прайшло пад Мінскам

Кожны ахвотны мог зрабіць што-небудзь з жалеза.

Спорт

Усё пра конны спорт: хараство і небяспека «жыцця» на канюшні

Усё пра конны спорт: хараство і небяспека «жыцця» на канюшні

Ганна Карасёва — самая тытулаваная айчынная спартсменка ў конным спорце, з Задыякам і Арлекінам яна выступае ў самай прыгожай, але адначасова складанай, дысцыпліне — выездцы.