Вы тут

Сосновый «диверсант»


Еще недавно этот маленький жук, длиной всего около 3 мм, был просто одним из жителей леса. Но летом 2017 года вершинный короед стал настоящим природным бедствием для белорусских сосняков.

Что же происходит с деревьями, и как потушить разразившийся «биологический пожар», «Родная прырода» узнала у специалистов.

История усыхания

С усыханием лесных культур белорусские ученые и специалисты лесного хозяйства сталкиваются не впервые. На территории нашей страны фиксировалось несколько волн усыхания дуба, из-за схожих процессов под угрозой исчезновения оказался ясень. Не менее серьезные проблемы существуют и в хвойных лесах.

– С 1992 года на территории республики наблюдается снижение биологической устойчивости и усыхание еловых насаждений, характеризующееся волнообразным характером, – рассказал заместитель директора по научной работе Института леса НАН Беларуси Владимир Усеня. – В 1996-2016 годах при проведении сплошных и выборочных санитарных рубок в еловых древостоях вырублено более 30 млн м3 древесины на площади свыше 300 тыс. га.

По словам специалиста, ухудшение состояния еловых лесов и их периодическое массовое усыхание наблюдается в различных странах мира. За последние 150 лет массовое размножение короеда-типографа несколько раз отмечено на значительных территориях Беларуси, Литвы, России и других стран в зоне хвойно-широколиственных лесов Восточной Европы. То есть, эта территория – зона периодических усыханий еловых насаждений и очагов массового размножения короеда-типографа.

В 2010 году на незначительной площади в Гомельской области были выявлены первые очаги короедного усыхания сосны. По данным ГУ «Беллесозащита», в 2012 году очаги вершинного короеда отмечены в Брестской и Гродненской областях на площади 1,9 га, в 2013 и 2014 гг. – в Брестской области на площади 13,4 и 8,0 га соответственно.

В 2017 году «биологический пожар» затронул Брестскую, Гомельскую, часть Минской и Могилевской областей. По данным Минлесхоза, по состоянию на 13 сентября, общая площадь расстроенных насаждений составила 17 тыс. га.

Вредитель или помощник?

– Классическая лесная энтомология разделяет всех вредителей леса на вредителей плодов и семян, саженцев и сеянцев, корневых систем, хвое- и листогрызущих вредителей, сосущих насекомых, – рассказал заведующий кафедрой лесозащиты и древесиноведения Белорусского государственного технологического университета Вячеслав Звягинцев. – Наиболее массовая и опасная группа – стволовые вредители, к которым относятся и короеды. Они входят в группу ксилофагов – животных, питающихся преимущественно древесиной. Кроме короедов лесные культуры поражают и такие жуки-усачи, златки, долгоносики, а также представители отряда перепончатокрылых и другие насекомые.

Некоторые короеды «специализируются» на определенных породах деревьев. Так, основная кормовая порода для короеда-типографа – ель, но насекомое может также повреждать сосну, лиственницу. Именно этот вид стал основной угрозой для белорусских ельников – по мнению ученых, с участием короеда-типографа снизилась доля еловых насаждений в лесном фонде страны, сместилась на север южная граница сплошного ареала ели. Шестизубчатый короед, в зависимости от местообитания, повреждает все виды сосны, елей, пихт, лиственниц. Вершинный короед повреждает сосновые насаждения всех возрастов, а также нападает на лиственницу и ель.

По словам Владимира Сарнацкого, главного научного сотрудника Института экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича НАН Беларуси, короеды являются такой же ценной частью природы, как и другие насекомые – представители животного мира. Они уничтожают остатки поврежденной или больной древесной растительности, сдерживая развитие инфекций, и тем самым помогают лесу развиваться, становиться более устойчивым к внешним воздействиям.

Но с точки зрения хозяйственной деятельности эти насекомые существенно снижают продуктивность лесных фитоценозов, и прежде всего древесной массы. Это и приводит к существенному противоречию между целями лесного хозяйства и естественными процессами в лесной экосистеме.

Короедная атака

В нормальном состоянии дерево защищается от внешнего воздействия. Оно отбивает попытки заселения вредителей, выделяет смолу на месте поражения. Но, будучи ослабленной, сосна не может выделить достаточного количества смолы. Короед чует такое дерево на большом расстоянии, чем и спешит воспользоваться, устраивая под корой свой новый дом. Питаясь камбием – важной частью проводящей системы дерева, богатой питательными веществами, жук разрушает его и ускоряет процесс усыхания.

Атаку на сосну вершинный короед начинает с верхушки дерева. В небольших ветвях он предпринимает первые попытки заселения, затем переключается на всю крону, а после передвигается ниже по стволу. Именно поэтому специалистам так сложно выявить наличие вредителя на ранних стадиях. Помогает только визуальное изучение кроны. Более светлая хвоя, отсутствие прироста нынешнего года – признаки того, что дерево постепенно теряет свою биологическую устойчивость. Именно такие деревья более уязвимы для болезней и вредителей. Они же представляют наибольшую опасность в плане дальнейшего распространения короеда.

Ослабляя дерево, вершинный короед дает возможность заселиться и другим видам вредителей, в том числе и своему собрату шестизубчатому короеду (стенографу), который занимает преимущественно ствол сосны.

Следы деятельности короеда на стволе сосны. Фото автора

Почему усыхают деревья?

Несмотря на большую опасность, которую короеды сегодня представляют для белорусского леса, большинство экспертов не считает их главными виновниками усыхания сосен. Но что же явилось первопричиной?

– Как и в ряде таких стран, как Польша, Украина, Франция, Германия, Испания, Финляндия, причиной увеличения численности жуков-короедов в Беларуси стало снижение биологической устойчивости лесных насаждений в силу комплекса стрессовых природных и антропогенных факторов, – считает Владимир Усеня. – Оно, в свою очередь, было вызвано повышением температуры воздуха и снижением уровня грунтовых вод на протяжении последних лет (на сосновые леса Беларуси особенно повлияли засухи 2015-2016 гг.). Не последнюю роль в снижении биологической устойчивости лесов играют ураганные ветра, вызывающие ветровалы и буреломы; лесные пожары; повреждение значительных площадей корневой губкой, а также хозяйственная деятельность человека.

Владимир Сарнацкий считает, что на состояние деревьев влияют как засухи, так и подтопления. Но в большинстве они носят локальный характер. Аномальным же усыхание становится, когда атмосферные засухи случаются несколько лет подряд и при определенных условиях переходят в почвенные. Влияют на белорусские леса и доходящие иногда до наших широт резко континентальные засухи.

Некоторые специалисты выделяют и другие причины. Так, по словам Вячеслава Звягинцева, во многом на существующую ситуацию повлияло формирование в нашей стране чистых сосновых древостоев, которое практиковалось с середины ХХ века. Сегодня доля сосновой формации в лесном фонде республики составляет 50,2%, значительная ее часть – насаждения искусственного происхождения. Лесные культуры имеют низкую устойчивость к вредителям и болезням. Например, хроническую форму развития в белорусских сосняках приняла корневая губка. Как считают ученые, она явилась резерватом для поддержания численности многих ксилофагов, в том числе и вершинного короеда.

Еще одна важная причина массового распространения короеда – отсутствие в инструментах лесовода возможности выборки свежезаселенных деревьев.

– По некоторым оценкам, в одном дереве может развиваться до 40 и более тысяч молодых жуков, – отметил Вячеслав Борисович. – В дальнейшем они способны заселять крупные лесные массивы. Не имея возможности приехать за единичными усыхающими деревьями и даже отслеживать процесс единичного усыхания, мы способствуем распространению вредителей.

Спорным решением оказался и отказ от сжигания порубочных остатков при проведении некоторых видов рубок, принятый по нормативам лесной сертификации FSC.

– Вершинный короед успешно проходит полный цикл своего развития не только на стволах деревьев, – отметил Вячеслав Звягинцев. – По последним данным, около 30% популяции развивается именно в кроне, на ветвях. Сохранение в лесах большого количества порубочных остатков, конечно же, стимулировало развитие популяции короеда.

Согласен с коллегой и Владимир Сарнацкий: «Отпад деревьев – нормальное состояние для леса. Но когда человек добавляет к образовавшемся естественным путем большое количество других растительных отходов, это часто приводит к нарушению баланса в природе и размножению вредителей и патогенных организмов».

На сражение – все силы

Сегодня борьба с короедом ведется на всех «фронтах». Чтобы быстрее обнаруживать зараженные деревья, некоторые пострадавшие лесхозы закупили квадрокоптеры. С высоты специалисты изучают лесные массивы и намечают очередные санитарно-оздоровительные мероприятия (сплошные и выборочные санитарные рубки, уборку захламленности).

Для оперативной разработки усыхающих насаждений и предупреждения массового распространения вредителей Минлесхозом запрещен отпуск древесины из плановых рубок главного и промежуточного пользования. А на помощь лесхозам Гомельщины направлены все лесозаготовительные мощности лесхозов Витебской, Гродненской и Могилевской областей. Основная задача специалистов – убрать из леса зараженную сосну максимально быстро, пока короед находится под корой. Если этого не сделать, часть популяции перелетит на другое дерево. Кроме того, своевременная вырубка позволит использовать древесину с высокими техническими свойствами. Ведь примерно через месяц после заселения короеда дерево фактически погибает, в нем развиваются грибные окраски, существенно ухудшающие внешний вид древесины. Очищаются лесосеки и от порубочных остатков с помощью сжигания.

По данным Минлесхоза, из 17 тыс. га лесов, требовавших проведения санитарных рубок, фактически с начала года разработано около 16 тыс. га. А с учетом прогноза распространения короеда к концу года будет разработано 20 тыс. га. Завершить работы по ликвидации очагов с учетом экологии вредителей планируется к 1 января 2018 года. На делянках, образовавшихся в результате санитарных рубок, весной будущего года будет высажен новый лес.

Инженер-лесопатолог Ивацевичского лесхоза Валерия Зиновик ищет следы короеда в кроне. Фото БЕЛТА

Применять ли химию

Можно ли остановить распространение короеда, вырубая деревья, а, например, используя химические препараты?

По мнению специалистов, применять химические средства для защиты лесного массива можно только от хвое- и листогрызущих энтомовредителей. При этом для охвата больших площадей используется авиационная обработка. Применение авиаобработок против стволовых вредителей затруднено тем, что фактически обрабатываются кроны деревьев. Попадание же препаратов на стволы, заселенные короедами, будет минимальное, и непосредственный контакт с вредителем достигнут не будет.

Кроме того, поскольку лет – самая уязвимая фаза в развитии вершинного короеда, когда насекомые находятся на поверхности дерева – весьма краткосрочен, уничтожить можно только часть популяции. А чтобы убить жуков под корой, доза пестицидов должна быть такой мощной, что в зоне обработки может погибнуть фактически все живое.

Помощь от науки

Белорусские ученые также помогают решать проблему обнаружения и распространения вредителей леса.

Так, с 2016 года для надзора за короедами в сосняках страны применяются отечественные агрегационные феромонные препараты с использованием ловушек барьерного типа: «ИПСВАБОЛ В» – для вершинного, «ИПСВАБОЛ Ш» – для шестизубчатого короеда. Синтез агрегационных феромонов разработал БГУ, а технологии  их применения – Институт леса НАН Беларуси.

Данный вид мониторинга заключается в вывешивании ловушек с феромонами, привлекающими летающих жуков. На основании учета определяются их численность и динамика развития очагов, – рассказал Владимир Усеня.

– В прошлом году специалистами БГТУ был подготовлен проект (он сейчас находится на рассмотрении в Минлесхозе) по разработке стратегии лесозащитных мероприятий ослабленных сосновых древостоев, – рассказал Вячеслав Звягинцев. – Надеемся, он будет поддержан, т.к. это направление, не смотря на давность развития проблемы, пока не имеет отдельного научного сопровождения. Кроме того, совместно с другими научными организациями реализуется несколько проектов по защите растений от вредителей в питомниках, защите пойменных дубрав, а также разрабатывается комплексная программа по защите и восстановлению ясеневых насаждений.

Поскольку проблема короедного усыхания сосны затрагивает не только нашу страну, но и другие государства Европы, белорусские специалисты по защите леса изучают научные публикации из Франции, Италии, Испании, Финляндии и др., чтобы попытаться применить опыт зарубежных коллег для понимания причин усыхания. Тесные контакты налажены и с научно-исследовательскими организациями и специалистами лесозащиты из Украины, где площадь усыхания насаждений в лесах составляет более 330 тыс. га.

– Такой обмен опытом очень важен. Мы можем не просто подсказать друг другу собственные приемы, наработки, но и сэкономить время на тупиковые направления исследований, а также выявить, какие факторы повлияли на состояние популяции вершинного короеда в разных регионах, – отметил Вячеслав Звягинцев.

Во время очистки леса от зараженных деревьев. Фото БЕЛТА

Выбирать золотую середину

Что же необходимо предпринимать, чтобы затушить действующий «биологический пожар» и в будущем не столкнуться со схожими проблемами?

По словам Владимира Усени, своевременные санитарных рубок в сосновых насаждениях с ежегодной ликвидацией не менее 90% выявленных очагов, при относительно благоприятных климатических условиях, позволят в течение 4-5 лет снизить численность вершинного короеда до естественного уровня. Если же природа продолжит «радовать» катаклизмами, на ликвидацию очагов усыхания может потребоваться 6-7 лет. А вот при отсутствии должных мер контроля численности короедов очаги усыхания могут сохраняться 10 и более лет и привести к гибели 90% деревьев в насаждениях.

Чтобы остановить нашествие короеда в белорусских лесах, необходимо объединить усилия специалистов лесного хозяйства и ученых. Но пока ни у производственников, ни у ученых нет программы выработки стратегии защиты наших сосновых лесов.

Чтобы предотвратить дальнейшее распространение короеда, нужно четко понимать факторы, способствующие ему. Именно потому научное сопровождение проблемы должно главенствовать в плане действий, считают ученые. Объединив усилия, энтомологи, фитопатологи, почвоведы, климатологи и другие специалисты смогут ответить, почему реализовалась такая феноменальная вспышка, спрогнозировать ее завершение и найти способы защиты лесов, которые не позволят ей произойти в будущем.

Конечно, без максимальной очистки лесов от усыхающих деревьев, оперативного отслеживания новых очагов и профилактических мероприятий (сжигания порубочных остатков, химической обработки заготовленной древесины) победить нашествие короеда будет сложно.

Еще один важный вопрос, который предстоит решить совместно ученым и специалистам лесного хозяйства, – какой лес должен появиться на месте вырубок, чтобы ситуация с короедом не повторилась?

Вячеслав Звягинцев уверен: время чистых лесных культур прошло. По его мнению, идеальным вариантом для пострадавших лесов могут быть естественные восстановительные процессы. Такие леса сложны по структуре и потому более устойчивы к различным патологическим процессам.

– При отсутствии естественного возобновления на этих участках нужно стремиться к созданию смешанных культур с невысокой долей сосны, – считает Вячеслав Борисович. – Конечно, лесовод должен творчески подходить к решению задачи лесовосстановления на участках, вышедших из сплошных санитарных рубок, использовать такие методы, как частичные культуры, сложные схемы смешения, введение трех и более пород в состав насаждения в соответствии с почвенными условиями.

Специалистам лесной охраны также предстоит изучить влияние короеда на распространение различных болезней. По мнению Владимира Сарнацкого, до сих пор основательно не решен вопрос, сколько леса нужно сажать на 1 га территории. Ведь перенасыщение деревьями при недостатке влаги также вызывает усыхание насаждений. С другой стороны, существует вероятность, что рубки ухода высокой интенсивности также способствуют развитию этого процесса. Потому поиск золотой середины в методах хозяйствования также очень важен.

Николай Свидинский, начальник управления биологического и ландшафтного разнообразия Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь:

– Мы обеспокоены ситуацией с короедным усыханием сосны в нашей стране. Но уверены, что меры, предпринимаемые Министерством лесного хозяйства для решения проблемы, своевременны и необходимы. Нельзя допускать дальнейшего распространения короеда по территории республики.

Вырубка деревьев – пока единственная эффективная мера борьбы с вредителем. Других способов остановить нашествие не существует.

Оперативная работа лесхозов позволяет сберечь наше богатство. За состоянием лесов следят и другие хозяйствующие субъекты, в том числе и отвечающие за безопасность особо охраняемых природных территорий. Они проводят мониторинг, чтобы не допустить распространения короеда и уберечь от заражения леса на ООПТ. Все делается для того, чтобы ценные территории не пострадали от нашествия вредителя.

 

 

Беловежский короед

Серьезным скандалом обернулась борьба с нашествием короеда-типографа в соседней Польше. Польская организация «Государственные леса» обратилась к министру охраны окружающей среды страны за разрешением на проведение сплошных санитарных рубок в усыхающих ельниках, чтобы спасти от короеда-типографа древний лес Беловежского национального парка (поврежденные еловые леса занимают площадь 3500 га). Экологическая общественность была против таких жестких мер в заповедном лесу. Поддержала экологов и Европейская комиссия. Но рубки продолжились.

Общая площадь Беловежской пущи, находящаяся под охраной ЮНЕСКО, составляет 140 тыс. га: 60 тыс. в Польше и 80 тыс. – в Беларуси. Если у нас заповедная зона составляет около 60 тыс. га, то на польской территории только 10,5 тыс. га отведено под Беловежский национальный парк, где запрещено вмешательство человека в природу и ведутся научные работы. Остальные земли принадлежат государственным лесничествам.

В белорусской части Беловежской пущи уже не один десяток лет борются с короедом-типографом. Наибольший ущерб от этого патологического процесса был отмечен в 1992–1994 гг., когда погибло 200 тыс. м3 древесины, а в 2001–2004 гг. пораженными короедом-типографом оказались еще около 600 тыс. м3. По этой причине в 2006 году был начат проект по восстановлению пораженных участков леса.

Ослабление еловых древостоев в Беловежской пуще произошло из-за падения уровня грунтовых вод. Поэтому в белорусской части пущи основные усилия направлены как раз на восстановление нарушенного гидрологического режима – обводнение осушенных болот, блокирование каналов лесной мелиорации, ренатурализацию спрямленных малых рек. Именно такие действия определены Планом управления Национальным парком «Беловежская пуща» как приоритетные.

Сегодня, по словам главного лесничего Беловежской пущи Василия Филимонова, на белорусской стороне проблема повреждения ели короедом-типографом также актуальна, но поводов для паники нет.

– Мы проводим мониторинг и постоянный учет зараженных насаждений, – рассказал специалист. – По последним данным, нужно убрать 19 тыс. м3 поврежденной ели – это месячный объем рубок в пуще.

Эти объемы не относятся к заповедной зоне национального парка – там специалисты лишь наблюдают за естественными процессами и приземляют только опасные деревья, находящиеся в 30-метровой полосе вдоль автодорог. Необходимые лесохозяйственные мероприятия (использование так называемых ловчих деревьев, феромонных ловушек, выборочные санитарные рубки) осуществляются в других зонах национального парка: регулируемого пользования, рекреационной и хозяйственной. Но даже при проведении санитарных рубок сохраняются старовозрастные деревья.

– В 2010 году в заповедной части пущи была вспышка короеда-типографа, но спустя время очаги заражения начали затухать, – рассказал Василий Филимонов. – Средний возраст насаждений в Беловежской пуще – 120 лет. Старый лес болеет, и это нормально. Наша задача – сохранить биоразнообразие и обеспечить естественное лесовосстановление на этих территориях.

О проблеме короедного усыхания бывший вице-директор Беловежского национального парка в Польше, профессор Богдан Ярошевич высказался так: «Надо помнить, что деревья существуют 300 млн лет, лесному покрытию Беловежской пущи – 8-9 тыс. лет, а лесники работают здесь только 100 лет. И если до ХХ века пуща жила без санитарных вырубок, то она и дальше самостоятельно справится с любой бедой».

Такого же мнения придерживаются и многие белорусские ученые, и руководство национального парка.

Каментары

"Классическая лесная энтомология разделяет всех вредителей леса на вредителей плодов и семян..." Ваш журнал называется "Родная прырода", а не " Лесное хозяйство". В лесу нет вредителей, что и подтверждает г-н Сарнацкий и г-н Ярошевич. Вредители есть у лесного хозяйства. Диверсант в лесу человек, а не короед. Короед - дитя леса, он без него жить не может, возможно и сосна без короеда не может жить. А без человека - запросто)

Дадаць каментар

Выбар рэдакцыі

Спорт

Цырымонія развітання з Анатолем Капскім прайшла ў «Барысаў-Арэне»

Цырымонія развітання з Анатолем Капскім прайшла ў «Барысаў-Арэне»

Грамадзянская паніхіда працягвалася больш за дзве гадзіны ў "Барысаў-Арэне".

Грамадства

75 год таму пачалося вызваленне Беларусі

75 год таму пачалося вызваленне Беларусі

23 верасня 1943 года, савецкімі войскамі быў вызвалены ад нямецка-фашысцкіх захопнікаў першы населены пункт Беларусі — раённы цэнтр Камарын.

Грамадства

Каму і чым дапаможа ТЦСАН

Каму і чым дапаможа ТЦСАН

Ад дапамогі дома пажылым і да стварэння крызісных пакояў для ахвяр хатняга гвалту.

Грамадства

Маштабныя вучэнні прайшлі ў краіне

Маштабныя вучэнні прайшлі ў краіне

Актыўная фаза камандна-штабнога вучэння Узброеных Сіл прайшла ў Беларусі ў верасні.