Вы тут

Надежда Кучер: «В музыке я невероятно любвеобильна»


Ещё в пятом классе у неё появилась мечта – быть певицей. Но осуществить её оказалось не так и просто. Необходимо было не только поверить в себя, но и убедить других, что это не сиюминутное желание. И она это сделала. Надежда Кучер – победительница престижных международных конкурсов, в том числе форума оперных певцов ВВС "Певец мира" в Кардиффе, обладательница двух "Золотых масок". Её сопрано уже покорило сцены театров в Сантьяго, Женеве, Берлине... Сегодня наша гостья – солистка Пермской оперы, белорусская певица Надежда КУЧЕР.

От рока до оперы

– Вы с детства мечтали, что будете певицей и больше никем?

– Я до сих пор помню, как в 5 классе к нам пришла на замену учительница. Звали её Зоя Романовна. Хорошо это запомнила, потому что имя у неё было, как у моей мамы. И она у всех детей начала спрашивать, кем мы хотим быть, когда вырастем? Когда она подошла ко мне, я, застеснявшись, попросила: «А можно сказать на ушко?» Она наклонилась, а я прошептала: “Певицей…” Но это моё желание с того момента постепенно таяло и таяло.

– Хотя вы же пели в хоре?

– Да, я с 10-ти лет была солисткой хора. Но почему-то никто: ни родители, ни педагоги – никогда мне не говорили, что именно пение – моя будущая профессия. Никто меня в сторону «певческого дела» не направлял. Учителя рекомендовали поступать в музыкальное училище (теперь это Минский государственный музыкальный колледж им. М. Глинки), но на специальности «дирижирование», или «фортепиано», или «музыковедение». «Пение» не рассматривалось вообще. Поэтому три года я изучала музыковедение. Но не зря совершеннолетие называют определённым рубежом – в 18 лет что-то точно происходит. Именно в этом возрасте я вспомнила о своей мечте.

– И всё равно в колледже вам удалось стать певицей, пусть и не оперной.

– Да, я была участницей рок-группы. Официально, при Дворце детей и молодёжи «Золак», мы именовались ВИА «Юность», неофициально мы придумали себе название «Синдром». Синдром чего – не знаю (улыбается). Я очень любила рок-музыку, и когда ко мне подошла однокурсница с предложением показаться руководителю их коллектива, я не пошла, а побежала. Я играла на «клавишах» и пела. Это было действительно воплощение мечты в жизнь! Мне очень нравились наши выступления и концерты.

Но когда я переключилась на оперу, с рок-музыкой пришлось расстаться. Рада, что ребята продолжают развиваться, теперь уже как известная белорусская группа «Вектор Эго». Их творческая жизнь бурлит, кипит, я это точно знаю, потому что мы остались друзьями и всегда на связи.

– Что послужило толчком к тому, что вы «заболели» оперой?

– На курсе 3-м мы довольно подробно изучали оперное искусство – и мне всё это вдруг стало так интересно! Пожалуй, любовь моя началась с Михаила Глинки – с его «Ивана Сусанина» или «Руслана и Людмилы», не скажу точно. Тогда ведь не было интернета, только фонотека училища и городской нотной библиотеки, из которых я, кажется, и не вылезала – перебегала из одной в другую. Пластинки, которые хранились в фондах, прослушивала буквально по сотни раз.

Новый поворот

– Вы закончили колледж с «красным» дипломом, получив специальность «музыковедение». И тут решаете резко изменить всё!

– Это было не просто сложно, а очень сложно. Мне необходимо было проявить себя, чтобы в меня поверили и педагоги, и родители. Потому что для них, наверное, мои слова «я не буду поступать в консерваторию», прозвучали словно «я решила стать космонавтом». Да, я делала большие успехи по своей специальности. И вдруг – ба-бах! – меняю абсолютно всё в своей судьбе, решаю пойти в сферу, где я себя никак не демонстрировала.

На 4-м курсе я взяла факультатив по вокалу и начала основательно заниматься с педагогом. И меня допустили к академическому экзамену наряду с вокалистами! Помню, что спела я хорошо, во всяком случае, продемонстрировала хоть какой-то потенциал, который увидели и учителя, и родители. С этого, наверное, всё и началось…

– И продолжилось, в том числе и на престижном конкурсе оперных певцов Би-Би-Си в Кардиффе, где вы стали победительницей и получили звание «Певица мира»!

– К этому я отношусь с гораздо меньшим пафосом. «Певец мира» – всего лишь название конкурса. Я бы сказала, что это была моя личная победа. Когда меня пригласили участвовать в финале в Кардифф, для себя чётко определила: вне зависимости от результата я завершаю свою конкурсную карьеру. Но эта победа, конечно, была для меня очень знаковым событием. Перед собой могу честно признаться: я достойно выполнила большой объём работы, он занял у меня не один год, но теперь всё это в прошлом. Я не чувствую ни недосказанности, ни недоделанности. Просто счастлива, что я всё выполнила и сделала по максимуму. Мне это удалось.

Во сне и наяву

– Можете назвать «вашего» композитора?

– Бетховен. «Малоприменимый» в опере. Он со мной уже много-много лет, и пока мои приоритеты не меняются. О каком-то одном оперном композиторе сказать не могу: люблю практически всех. Мне проще перечислить то, что мне не нравится. И это будет совсем небольшой список сочинений. А так – я очень любвеобильна. В музыке. (Улыбается.)

– Если говорить о роли-мечте?

– Марфа в «Царской невесте» Николая Римского-Корсакова – первая роль, о которой я грезила во сне и наяву. Эта опера была для меня настоящим открытием, чем-то невероятным она остаётся и по сей день. Я чувствую эту музыку, эмоциональную драматическую нагрузку, которая в ней заложена, на все 200%! Это «моё» до глубины души. Когда пела в хоре белорусского Большого, естественно, знала наизусть не только роль Марфы, но и всю оперу целиком. А поступив в Санкт-Петербургскую консерваторию, с удовольствием ходила на занятия по «Царской невесте» – смотрела, слушала, вбирала и набирала. И к концу 1-го курса спела оркестровую репетицию, а в начале 2-го уже дебютировала в роли Марфы (в театре оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории. – Прим. автора). Так моя мечта воплотилась в жизнь.

– Случалось ли, что вы пели партию, которую даже и не предполагали исполнять когда-либо в жизни?

– Совершенно не думала, что выйду на сцену в образе Матильды в опере Джоаккино Россини «Вильгельм Телль». Не могу назвать себя россиниевской певицей, но эта роль каким-то случайным образом появилась в репертуаре, и даже неплохо у меня получается. Это действительно открытие, прежде всего – для меня самой. Какие сюрпризы меня ждут дальше – посмотрим…

– Существует ли традиция, которую вы соблюдаете перед спектаклем?

– Главное – выспаться и быть здоровой. Наверное, это всё. Порой кажется, что сам спектакль – это лишь разогрев перед той вспышкой энергии, которая появляется позже. Часто бывает, что после сложнейшего выступления во мне открываются такие ресурсы энергии и адреналина – кажется, могу сыграть ещё один такой же спектакль! То ли это второе дыхание – и продолжается колоссальная работоспособность! Успокоиться невозможно. И всегда следует бессонная ночь… Поэтому я очень рада, что мне редко выпадает петь два дня подряд. Потому что это действительно сложно.

– Знаю, что ваша мама – ваш самый главный поклонник.

– Мамочка не пропустила ни одного моего экзамена в консерватории в Санкт-Петербурге. А если есть возможность, обязательно приезжает на спектакли в Европу и Россию. Это для меня большая поддержка.

Зимние каникулы

– Ваша жизнь – бесконечные перелёты, новые страны и новые города… Знаю, что график ваших основных концертов расписан до 2021 года. О чём больше всего скучаете на гастролях?

– Всё очень просто. Когда приезжаешь в новый город, в чужую страну, ты там… чужой. Только в Минске я чувствую, что я дома. И это самые лучшие эмоции. Пожалуй, только здесь и могу по-настоящему расслабиться.

– Это действительно редкость, что в праздничные зимние дни вы в Минске.

– Да, как правило, Рождество и Новый год я проводила в других странах. Такое должно было произойти и на этот раз. Но я отменила выступление. С мужем (Дмитрий Матвиенко, дирижёр. – Прим. автора) мы видимся крайне редко, а сейчас у нас есть возможность провести несколько дней вместе, и это для меня очень важно. Особенно рада, что наши каникулы – это сказочные зимние праздники.

– Они для вас особенные?

– Когда я была маленькой, папа всегда приносил живую лесную ёлку – огромную, буквально до потолка! Где он такую брал – понятия не имею (улыбается). Настоящим счастьем для меня было её украшать. Когда я выросла, все эти эмоции, естественно, немного приглушились. Но всё равно есть два действительно важных для меня праздника – День Победы и Новый год.

– Что любите делать в свободные от работы дни?

– Знаете, даже в свободное время я не могу отключиться от работы. Да, я люблю ходить в кино, обожаю гулять. В хорошую погоду, где бы я ни находилась, с удовольствием совершаю длительные пешие прогулки, брожу, дышу свежим воздухом. Но, увы, ничего не могу с собой поделать: в голове крутятся-вертятся мысли о работе, и выключить этот «компьютер» мне пока не удаётся. (Улыбается).

– Что пожелаете нашим читателям в Новом году?

– Здоровья. И больше любви! Стараться полюбить то, что тебя окружает, и радоваться тому, что у тебя есть.

Блиц-опрос

– Любимый цвет?

– Зелёный.

– Домашнее животное?

– Коты. Они самостоятельные. (Кстати, у Надежды дома живут три кота – Марс, Дон Карлос и Валера. Если Марса они с мужем решили завести сознательно, то два других появились в их семье совершенно неожиданно. Например, Валерика, совсем кроху, им принесли на передержку, но расстаться с ним они уже не смогли.)

– Идеальный отдых?

– Дома. В Минске.

– Аромат?

– Люблю разные запахи: восточные пряные, или запах опиума, или что-то натуральное, например, аромат дерева. У Tom Ford есть потрясающий аромат – Tuscan Leather.

– Напиток?

– Кофе. Не представляю без него своего утра. Когда-то пила его в течение всего дня. Сейчас стараюсь себя беречь.

– Цветы?

– Маки. Дарили их мне на концерте единственный раз – в Берлине. И это было просто невероятно!

Елена БАЛАБАНОВИЧ

Фото Анжелики ГРЕКОВИЧ

 

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Асноўная задача — захаваць біялагічную сям'ю

Асноўная задача — захаваць біялагічную сям'ю

«Звязда» звярнулася па каментарыі аб рэалізацыі Дэкрэта Прэзідэнта № 18 да старшынь профільных камісій абедзвюх палат Нацыянальнага сходу Беларусі.

Грамадства

Аповед жанчыны, якая здолела вярнуць дачку з сацыяльнага прытулку

Аповед жанчыны, якая здолела вярнуць дачку з сацыяльнага прытулку

Жанчыну, якая здолела не толькі вярнуць дзіця з прытулку, але і далей выхоўвае яго, знайсці аказалася не проста. 

Грамадства

Чаму зараз варта далей трымацца ад вадаёмаў?

Чаму зараз варта далей трымацца ад вадаёмаў?

Люты больш нагадвае пазачарговы вясновы месяц.

Грамадства

Якую літаратуру здаюць у букіністычныя крамы?

Якую літаратуру здаюць у букіністычныя крамы?

Калі звычайныя кнігарні працуюць па формуле «кніга — чалавек», то букіністычныя трымаюцца на прынцыпе «людзі — кнігі — людзі».