Вы тут

Стэнли Хоутон. Он уходит


Комедия в одном акте


Стэнли Хоутон прожил всего лишь 32 года. Он родился в 1881 году в Манчестере и умер там же в 1913 году. Занимался бизнесом, а в свободное от работы время регулярно публиковался на страницах местной газеты «Манчестер Гардиан», выступая в качестве театрального критика. Вскоре Хоутон решил попробовать себя на поприще драматурга и очень быстро приобрел известность как автор смешных и остроумных комедий. В английской литературе полно блестящих и именитых драматургов, составивших славу британского театра. Стоит только упомянуть современников Хоутона — Оскара Уайльда и Бернарда Шоу. Но пьесы молодого автора не остались незамеченными даже на фоне их феерического успеха. Особенно хороши одноактные комедии Хоутона, в которых он с присущей ему незлобивой иронией рисует нравы провинциальных обывателей, жителей его родного Ланкашира. Комедия «Он уходит» — одна из лучших в творческом наследии драматурга.

Действующие лица:

Миссис Слатер.

Генри Слатер — ее муж.

Миссис Джордан — ее сестра.

Бен Джордан — муж сестры.

Виктория Слатер — дочь Слатеров, 10 лет.

Абель Мерриуэдер.

 

Действие происходит в провинциальном английском городке в начале ХХ столетия. Время действия — суббота, послеобеденное время.

 

Гостиная в небольшом доме, обитатели которого, судя по всему, принадлежат к беднейшим представителям среднего класса. Слева от зрителей окно, шторы приспущены. Прямо перед окном софа, справа — камин и возле него кресло. В центре стены, обращенной к зрителю, дверь в холл. Дверь открыта, и зритель видит: справа лестницу, ведущую на второй этаж, по центру парадную дверь, слева стойку для шляп. Слева от двери стоит очень ветхий на вид секретер, справа — сервант. По центру сцены — обеденный стол со стульями. На каминной полке всякие безделушки и дешевые настольные часы. На огне в камине кипит чайник. Возле серванта валяются яркие мягкие шлепанцы: невооруженным глазом видно, что они абсолютно новые. Стол частично накрыт к чаю, остальная посуда разместилась на серванте. Рядом — свежие номера вечерних газет.

Возле стола энергично хлопочет миссис Слатер, полная краснощекая особа весьма вульгарного вида. Выражение ее лица не вызывает сомнений: такая дама ни перед чем не остановится на пути к своей цели. Женщина облачена в темное платье, но все же это не траурный наряд в полном смысле слова. Она вслушивается в голоса за окном, потом подходит к окну, распахивает его и зовет.

 

Миссис Слатер (громко). Виктория! Я кому сказала! Марш домой!

 

Миссис Слатер  закрывает окно, снова опускает шторы и возвращается к столу. В комнату вбегает крупная девочка лет десяти, которая, впрочем, выглядит значительно взрослее своих лет, на ней яркое платье в цветы.

 

Миссис Слатер. Ты меня с ума сведешь, Виктория! Носишься по улице как угорелая! А тело твоего дорогого дедушки в это время покоится наверху. О чем ты вообще думаешь? В голове не укладывается подобное легкомыслие! Немедленно ступай к себе и переоденься! Скоро должны подъехать тетя Элизабет и дядя Бен. Еще не хватало, чтобы они увидели тебя в этом пестром платье!

Виктория. А с чего это они вдруг надумали? Тетя у нас сто лет не была.

Миссис Слатер. Нужно обсудить кое-какие дела нашего бедного дедушки. Как только мы с папой обнаружили, что дедушка умер, отец тут же отбил им телеграмму. (Слышится шум возле входной двери.) Господи, кого это нелегкая несет? Неужели они? (Торопливо направляется к парадной двери и открывает ее.) Слава Богу, это всего лишь твой отец!

 

В комнату входит Генри Слатер, слегка сутулящийся толстяк с обвислыми усами. На нем черный фрак, темно-серые брюки, черный галстук, на голове цилиндр, в руках он держит небольшой бумажный сверток.

 

Генри. Ну что? Приехали?

Миссис Слатер. А ты сам не видишь? Виктория! Быстро наверх! Надень белое платье, то, которое с черным пояском. (Виктория уходит.) (Обращаясь к мужу.) Конечно, не самый подходящий наряд для такого случая, но хоть что-то, пока не привезут траурные костюмы. Готова поспорить на что угодно! Моей драгоценной сестрице и в голову не пришло побеспокоиться о том, как им с мужем прилично выглядеть во время похорон. Здесь мы им нос утрем, это точно! (Генри садится в кресло возле камина.) Генри! Немедленно снимай обувь! Элизабет не преминет шпильку подпустить, если хоть пылинку обнаружит.

Генри. А я вот почему-то уверен, что они вообще не приедут. Помнишь, когда вы с сестрой ругались в последний раз, она кричала, что ноги ее больше не будет в нашем доме?

Миссис Слатер. Еще как приедут! Сию минуту заявятся. Уж кто-кто, а моя распрекрасная сестрица не станет терять времени даром. Ей же охота поскорее завладеть своей долей наследства. Да ты и сам прекрасно знаешь, какая у нее хватка, особенно, на чужое. И в кого она только пошла такая? Ума не приложу!

 

Миссис Слатер распаковывает сверток, который принес ее муж, и выкладывает на блюдо ломтики языка.

 

Генри. Думаю, это у вас семейное.

Миссис Слатер. Что вы сказали, Генри Слатер? Извольте повторить!

Генри. Я имел в виду вовсе не тебя, дорогая, а твоего отца. Где мои тапки?

Миссис Слатер. На кухне. Кстати, они совсем дырявые. Нужно срочно купить новые. (С надрывом в голосе.) Думаешь, мне легко сейчас, да? Если хочешь знать, у меня сердце кровью обливается, когда я вижу папины вещи, разбросанные повсюду, все эти милые мелочи… Как представлю себе, что он уже никогда не возьмет их в руки! (Торопливо.) А почему бы тебе не примерить папины шлепанцы? Какое счастье, что у него завалялась пара совершенно новых шлепанцев.

Генри. Но дорогая, они же мне будут жать!

Миссис Слатер. Ничего страшного! Со временем разносишь. Что же мне, по-твоему, их вон выбрасывать? (Завершает сервировку стола.) Генри! Между прочим, знаешь, о чем я подумала? Это бюро, что стоит в папиной комнате… Ты же знаешь, я всегда хотела, чтобы после его смерти оно досталось мне!

Генри. Ну, так реши вопрос полюбовно с сестрой, когда станете делить его вещи.

Миссис Слатер. Этого еще не хватало! Да как только Элизабет поймет, что оно мне нравится, сразу же начнет отчаянно торговаться за каждую вещь. Вот уж жадина, не приведи Господь! За пенни удавится!

Генри. А что если у нее тоже есть свои виды на это бюро?

Миссис Слатер. Какие такие у нее могут быть виды? Элизабет его в глаза не видела! Она же его в глаза не видела! Прикинь, сколько времени она у нас уже не была. Если бы бюро стояло здесь, в холле, ей бы и в голову не пришло, что оно папино.

Генри (с негодованием). Амелия, прошу тебя! (Встает с кресла.)

Миссис Слатер. Генри! Давай снесем бюро вниз! Мы еще успеем до их приезда!

Генри (явно раздосадованный предложением жены). Ни за что!

Миссис Слатер. Генри, прошу тебя! Не упрямься! Но почему нет, скажи на милость?

Генри. Это же бог знает что! В такую минуту! Даже думать о таких вещах неприлично!

Миссис Слатер. Что здесь неприличного? Снесем бюро вниз, а на его место поставим эту развалюху. (Показывает на секретер.) Пусть Элизабет забирает мой секретер. На доброе здоровье! Я давно хотела от него избавиться.

Генри. А вдруг они заявятся как раз в тот момент, когда мы станем заниматься всеми этими перестановками?

Миссис Слатер. А я сейчас запру входную дверь. Так что будь спокоен: они ничего не увидят. Снимай фрак, Генри. За работу, и поживее! Мы это бюро в два счета стащим вниз.

 

Миссис Слатер выбегает в холл и запирает на замок входную дверь. Генри снимает фрак. Жена возвращается в комнату.

 

Миссис Слатер. Побегу наверх, уберу с дороги стулья, чтобы не путались под ногами.

 

Появляется Виктория. На ней то самое платье, которое приказала надеть мать.

 

Виктория. Мама! Помоги мне застегнуть сзади.

Миссис Слатер. Отстань! Не видишь, я занята! Попроси отца.

 

Миссис Слатер опрометью взбегает по лестнице. Генри начинает возиться с застежкой платья дочери.

 

Виктория. Папа, а почему ты снял фрак?

Генри. Мы сейчас с мамой понесем вниз дедушкино бюро.

Виктория (погружается в глубокую задумчивость). Мы что, хотим захапать его себе до приезда тети Элизабет?

Генри (шокированный словами дочери). С чего ты взяла, дитя мое? Дедушка сам подарил бюро твоей матери перед смертью.

Виктория. Сегодня утром?

Генри. Да.

Виктория. Ничего удивительного. Он же был пьян в стельку!

Генри. Замолчи, пожалуйста! И никогда так больше не говори о покойном дедушке!

 

Наконец Генри справляется с застежкой. Появляется миссис Слатер с красивыми настольными часами в руках.

 

Миссис Слатер. Я решила, что их тоже нужно забрать. (Ставит часы на каминную полку.) Наши уже никуда не годятся, а эти мне всегда нравились.

Виктория. Но это же дедушкины часы!

Миссис Слатер. Замолчи! Отныне это наши часы. Понесли наверх секретер, Генри! Берись за этот угол. Виктория, не вздумай проболтаться тете о часах и бюро!

 

Выносят секретер из комнаты.

 

Виктория (про себя). А я вот все же думаю, что мы попросту стырили дедушкины вещи.

 

Короткая пауза. Раздается громкий стук в дверь.

 

Миссис Слатер (с лестницы). Виктория! Если это тетя Элизабет и дядя Бен, не смей открывать им!

Виктория (подсматривает через штору). Мама, это они!

Миссис Слатер. Не открывай дверь, пока я не спущусь вниз. (Стук повторяется.) Пусть себе стучат сколько их душе угодно! (В дверь уже не стучат, а барабанят, что есть мочи.) Генри! Смотри, осторожнее! Не поцарапай стену.

 

Появляются Генри  и  миссис Слатер. Оба раскрасневшиеся и растрепанные. Они с трудом волокут массивное бюро. Водружают его на место секретера и начинают торопливо расставлять на нем всякие безделушки. Стук в дверь повторяется с удвоенной силой.

 

Миссис Слатер Готово! Открывай дверь, Виктория! А ты, Генри, надень фрак. (Помогает мужу облачиться в траурный сюртук.)

Генри. По-моему, мы отбили штукатурку со стены, пока волокли его вниз.

Миссис Слатер. Да бог с ней, с этой штукатуркой. Как я? В порядке? (Поправляет волосы у зеркала.) Представляю себе физиономию Элизабет, когда она увидит, что мы уже почти в трауре. (Швыряет мужу газету.) Вот, возьми и садись в кресло! Постарайся сделать вид, что мы устали их ждать!

 

Генри  садится в кресло, миссис Слатер стоит слева у стола. Оба погружены в чтение газет. В сопровождении Виктории появляются миссис Джордан и ее муж. Сестра миссис Слатер — тучная самодовольная дама с несколько апатичным выражением лица, свидетельствующим о том, что такие, как она, всегда правы. На миссис Джордан умопомрачительный траурный наряд. Причем абсолютно новый, что говорится, с иголочки. Туалет довершает огромная черная шляпа с перьями. Ее муж Бен тоже щеголяет в новеньком траурном костюме, он в черных перчатках, с черной траурной лентой на котелке. По виду жизнерадостный коротышка, любящий повеселиться и знающий толк в хорошей шутке. Он изо всех сил старается напустить на себя постное выражение лица, подобающее столь печальным обстоятельствам. Миссис Джордан величаво вплывает в комнату и с торжественным видом устремляется к  миссис Слатер, целует ее. Мужчины обмениваются рукопожатиями. Миссис Джордан целует Генри. Бен целует миссис Слатер. Никто не произносит ни слова. Миссис Слатер с ненавистью рассматривает новенькие траурные костюмы своих родственников.

 

Миссис Джордан. Итак, Амелия, наконец-таки он ушел.

Миссис Слатер. Да, отошел. Ровно две недели назад, день в день, ему исполнилось семьдесят два.

 

Она всхлипывает. Миссис Джордан усаживается на стул слева от стола, миссис Слатер  садится справа. Генри  садится в кресло, Бен — на софу, возле него пристраивается Виктория.

 

Бен (немного писклявым голоском). Ну же, Амелия! Полноте! Успокойтесь! Все мы смертны и рано или поздно уйдем. Могло быть и хуже.

Миссис Слатер. Не понимаю вас, Бен. Что хуже?

Бен. Согласитесь, на его месте мог оказаться любой из нас.

Генри. А мы вас заждались, Элизабет. Почему так долго?

Миссис Джордан. Ах, я просто не могла! Поверите ли, не могла и все тут!

Миссис Слатер (с подозрением в голосе). Чего ты не могла?

Миссис Джордан. Не могла отправиться в путь, пока не купим себе траурные костюмы. (Окидывает взглядом сестру.)

Миссис Слатер. Мы тоже заказали, не переживай. (Едко). Лично я терпеть не могу готовые вещи.

Миссис Джордан. В самом деле? Зато какое это моральное облегчение — облачиться в черное. Ты даже себе не представляешь. Но может быть, вы расскажете нам, как все случилось? Что сказал врач?

Миссис Слатер. Он еще не приходил.

Миссис Джордан. Как не приходил?!

Бен (в один голос с ней). Разве вы не послали за доктором тотчас же?

Миссис Слатер. Разумеется, послала! Неужели я, по-вашему, совсем безмозглая? Я немедленно отправила Генри к доктору Принглу, но того как назло не оказалось дома.

Бен. Нужно было обратиться к другому врачу. Правда, Элиза?

Миссис Джордан. Естественно! Грубейшая ошибка!

Миссис Слатер. Но я подумала… раз доктор Прингл пользовал папу при жизни, то заключение о смерти тоже должен давать он. В конце концов, есть же понятие профессиональной этики.

Бен. Конечно, вам виднее, но …

Миссис Джордан. О да! Просто роковая ошибка!

Миссис Слатер. Перестань говорить глупости, Элизабет! Чем бы, интересно, нам помогли все эти другие врачи?

Миссис Джордан. Ну, знаешь ли… полно случаев, когда людей возвращают к жизни даже после того, как близкие уже смирились и даже успели привыкнуть к мысли об их смерти.

Генри. Такое бывает, если человек, скажем, утонул. А ваш отец, Элизабет, слава Богу, не утопленник.

Бен (с юмором). Да уж! Утопленником ему стать не грозило. Он всю жизнь просто панически боялся воды. (Смеется, но остальные молчат.)

Миссис Джордан (с надрывом). Бен! Прошу тебя! (Бен сконфуженно замолкает.)

Миссис Слатер (задетая за живое). Папа мылся регулярно.

Миссис Джордан. Мылся он или не мылся, не о том сейчас речь.

Миссис Слатер. Сегодня утром отец немного выпил. Сразу после завтрака он собрался пойти заплатить свою страховку.

Бен. Очень предусмотрительно с его стороны.

Миссис Джордан. Папа всегда был очень обязательным человеком. Он был слишком порядочен, чтобы уйти на тот свет, не заплатив очередной взнос по страховому полису.

Миссис Слатер. Да, наверное. А по пути, как всегда, завернул в свой любимый паб «Колокольчики-бубенчики». И оттуда вернулся домой слегка навеселе. Я ему еще говорю: «Папа, сейчас придет Генри и будем обедать». А он мне в ответ: «Обед? Какой обед? Не хочу никаких обедов! Я иду спать!»

Бен (качая головой). Надо же! Какое несчастье!

Генри. А когда я поднялся к нему, он лежал на кровати прямо в одежде. (Поднимается с кресла и становится на коврик возле камина.)

Миссис Джордан (решительно обрывает). Хорошо! И что было дальше? Он же наверняка что-то говорил вам. Он вас узнал?

Генри. Да. Он разговаривал со мной.

Миссис Джордан. И что он сказал? Быть может, он хотел о чем-то предупредить вас?

Генри. Ни о чем он не предупреждал. Просто сказал: «Генри, будь добр, сними с меня ботинки. Кажется, я улегся прямо в обуви».

Миссис Джордан. Он, наверное, бредил.

Генри. Нет, он и вправду лежал на кровати в ботинках.

Миссис Слатер. А после обеда я понесла ему кое-что перекусить. Когда я вошла в комнату, он лежал с закрытыми глазами, будто спал. Я поставила поднос на бюро. (Спохватившись, поправляет себя.) То есть… на секретер. Потом подошла к нему, чтобы разбудить. (Пауза.) Но он уже был совсем холодный.

Генри. Я услышал, как Амелия зовет меня, и тут же побежал наверх.

Миссис Слатер. Увы! Было слишком поздно! Мы ничего не могли сделать.

Миссис Джордан. Он ушел.

Генри. Да. Отошел в мир иной.

Миссис Джордан. Я всегда знала, что это должно случиться именно так. Внезапно!

 

Пауза. Все всхлипывают, вытирают слезы.

 

Миссис Слатер (резким движением поднимается с места и произносит будничным тоном). Так вы сейчас подниметесь к нему? Или вначале чай?

Миссис Джордан. Твое мнение, Бен?

Бен. Мне все равно.

Миссис Джордан (внимательно обозревая стол). По-моему, чайник уже кипит. А потому давайте начнем с чая.

 

Миссис Слатер  снимает с огня чайник и начинает возиться с заваркой.

 

Генри. И все же кое-что надо решить безотлагательно. Например, дать объявление в газетах.

Миссис Джордан. Я тоже подумала об этом. У вас есть какие-то конкретные пожелания касательно текста?

Миссис Слатер. Сгодится самый обычный. Такого-то числа, в доме своей дочери, по такому-то адресу… и так далее в том же духе.

Генри. Хотелось бы что-то поэтически возвышенное. Немного живого чувства, что ли!

Миссис Джордан. Мне нравится слово «незабвенный». Звучит красиво и, по-моему, очень возвышенно.

Генри. Пожалуй, после смерти мистера Мерриуэдера прошло еще слишком мало времени для того, чтобы бросаться столь сильными словами.

Бен. Ну почему же? Такого, как отец, едва ли забудешь на следующий день после смерти.

Миссис Слатер. А может быть, так: «Любящий муж, заботливый отец, верный друг»?

Бен (с сомнением в голосе). Вы полагаете, нам поверят?

Генри. А какая разница?

Миссис Джордан. Да, главное, чтобы было красиво.

Генри. Мне вчера попался на глаза некролог в стихах в «Вечерних новостях». Очень неплохо, доложу я вам. (Берет со стола газету и зачитывает вслух.) «Пускай тебя забудут все, но вечно дорог ты мене».

Миссис Джордан. Ну уж нет! Что это за «мене»? Так никто не говорит. Верх безграмотности.

Генри. Но в газете же напечатали.

Миссис Слатер. Потому что стихи. Так нужно для рифмы.

Генри. Поэтическая вольность, так сказать.

Миссис Джордан. Никаких вольностей! Наше стихотворение должно донести до читателя главное: как сильно мы любили нашего дорогого папу, каким он был замечательным человеком, и вообще… какая это тяжкая утрата для семьи — его уход из жизни.

Миссис Слатер. О, ты, как я посмотрю, замахнулась на целую поэму. А знаешь, во что нам может обойтись подобный поэтический опус?

Миссис Джордан. Хорошо, хорошо! Вернемся к этому разговору после чая. И сразу же займемся его вещами. Составим список и все такое. У него в комнате есть какая-то мебель?

Генри. Ничего ценного.

Миссис Джордан. Да, ценностей у него было немного. Разве что золотые часы. Он обещал их после смерти нашему Джимми.

Миссис Слатер. Твоему Джимми? Впервые слышу.

Миссис Джордан. И тем не менее, он так говорил… когда жил с нами. Ты же знаешь, как он любил нашего Джимми.

Миссис Слатер (опешив от подобной наглости). Нет, я ничего не знаю о том, как именно он любил вашего Джимми.

Бен. Не забудьте, есть еще деньги, которые причитаются по его страховому полису. Кстати, где квитанция о сегодняшнем платеже?

Миссис Слатер. Я ее в глаза не видела.

 

Виктория спрыгивает с дивана и подбегает к столу.

 

Виктория. Мама, дедушка сегодня утром ничего не успел заплатить.

Миссис Слатер. Но он же собирался в город. Сам говорил!

Виктория. Никуда он не ходил. Он только вышел из дома и тут же встретил на улице своего старого приятеля, мистера Татершалла. И они оба пошли в сторону церкви святого Филиппа.

Миссис Слатер. Наверняка потащились в свои «Колокольчики-бубенчики».

Бен. Куда-куда?

Миссис Слатер. Да это наш ближайший паб. Его содержит вдова Джона Шоррокса, и отец там постоянно отирается. О Господи! Но если он не заплатил по страховке, то …

Бен. Вы думаете, он не заплатил? Просрочил платеж?

Миссис Слатер. Скорее всего, да.

Миссис Джордан. Мой внутренний голос подсказывает мне, что папа не заплатил. Да, так и есть! Ничего он не платил!

Бен. Проклятье! Старый пьяница!

Миссис Джордан. Ручаюсь, он все это нарочно устроил, нам назло.

Миссис Слатер. Какая черная неблагодарность! И это после всего, что я сделала для него! Все эти три года, пока он жил у нас. У меня просто слов нет для возмущения! Старый негодный мошенник!

Миссис Джордан. Не забывай, мне пришлось терпеть его целых пять лет.

Миссис Слатер. Да, и все эти пять лет ты просто из кожи вон лезла, чтобы спихнуть его нам.

Генри. Тише, успокойтесь! Мы ведь еще не знаем со всей определенностью, что он не заплатил.

Миссис Джордан. Я знаю наверняка. Я с самого начала знала, что так оно и будет.

Миссис Слатер. Виктория, сбегай наверх и принеси связку ключей. Ту, которая лежит на туалетном столике дедушки.

Виктория (со страхом). В его комнате?

Миссис Слатер. Да.

Виктория. Не пойду! Не хочу! Я боюсь.

Миссис Слатер. Не глупи! Никто там тебя не тронет. Ступай! (Виктория неохотно уходит.) Сейчас мы все проверим. Может, он положил квитанцию в бюро?

Бен. Куда? В эту вещицу? (Поднимается со своего места и начинает придирчиво рассматривать бюро со всех сторон.)

Миссис Джордан (тоже встает). Кстати, откуда оно у тебя, Амелия? Раньше я его здесь не видела. (Супруги принимаются исследовать бюро с дотошностью оценщиков мебели.)

Миссис Слатер. Ах, это Генри купил. Приобрел по случаю.

Миссис Джордан. Мне это бюро определенно нравится. Такая изысканная вещица. Вы купили его на аукционе?

Генри. Я? Амелия, где я купил бюро?

Миссис Слатер. На аукционе.

Бен (пренебрежительно). А, так это подержанная вещь

Миссис Джордан. Какой же ты невежда, Бен! Разве ты не знаешь, что все произведения искусства — это вещи, уже побывавшие в употреблении? Вспомни картины старых мастеров.

 

Возвращается Виктория. Она сильно возбуждена. Плотно прикрывает за собой дверь.

 

Виктория. Мама! Мама!

Миссис Слатер. Что случилось, дитя мое?

Виктория. Дедушка встает с кровати.

Бен. Что?!

Миссис Слатер. Что за чушь ты несешь?

Виктория. Я говорю, дедушка встает с кровати.

Миссис Джордан. Этот ребенок явно сошел с ума.

Миссис Слатер. Перестань говорить ерунду, Виктория! Дедушка умер, и ты это прекрасно знаешь.

Виктория. Нет, не умер! Я только что собственными глазами видела, как он поднимался с кровати.

 

Все в полном замешательстве: Бен  и  миссис Джордан  слева у стола, справа миссис Слатер, к ней испуганно жмется Виктория; Генри стоит возле камина.

 

Миссис Джордан. Тебе лучше сходить самой, Амелия, и посмотреть, что там творится.

Миссис Слатер. Да, сейчас. Генри, ступай за мной. (Генри в испуге жмется к камину.)

Бен (внезапно). Тише! Слышите?

 

Все напряженно всматриваются в закрытую дверь. Слышится покашливание и легкая возня. Дверь распахивается, и на пороге появляется старик в поношенном, но очень ярком халате. Он в одних носках. Это румяный жизнерадостный старик лет семидесяти. Энергия бьет из него ключом. Из-под тяжелых рыжих бровей на всех придирчиво смотрят живые проницательные глаза. Либо это дедушка Виктории, мистер Абель Мерриуэдер собственной персоной, либо его дух.

 

Абель. Чего ты так испугалась, детка? (Замечает Бена и миссис Джордан.) Привет! А вы что здесь делаете? Как поживаешь, Бен? (Абель протягивает ему руку для рукопожатия, но ошарашенный Бен в испуге пятится назад и прячется вместе с миссис Джордан за диваном, на достаточно безопасном расстоянии от Абеля.)

Миссис Слатер (робко приближаясь к Абелю). Папа, это ты? (Щиплет его, чтобы убедиться, что он жив.)

Абель. Конечно я! А кто же еще, по-твоему? Перестань щипаться, Амелия! Больно же! Что за ребячество, право.

Миссис Слатер (обращаясь ко всем остальным). Он живой!

Бен. Да, на покойничка он точно не похож.

Абель (в некотором раздражении оттого, что все переговариваются между собой вполголоса). А ты чего спряталась, Лиззи? И выражение лица у тебя такое кислое, будто и не рада меня видеть.

Миссис Джордан. Прости, папа, но твое неожиданное появление застало меня несколько врасплох. Ты здоров?

Абель (прикладывает руку к уху, пытаясь расслышать ее слова). Что? Что ты сказала?

Миссис Джордан. Я спрашиваю, ты здоров?

Абель. Ах, это… вполне здоров. Вот только голова немного побаливает. А так все в полном порядке. Готов побиться об заклад, что первым из этого дома понесут вперед ногами не меня. Ты только взгляни на Генри. У него такой болезненный вид, тебе не кажется?

Миссис Джордан. Перестань, папа! Как можно так говорить! Да еще в присутствии человека!

Абель. Мелия! Куда запропастились мои чертовы шлепанцы, хотел бы я знать?

Миссис Слатер (в смятении). Разве их нет возле камина, папа?

Абель. Я их там не вижу. (Замечает, как Генри торопливо пытается стащить с себя шлепанцы.) Так вот же они! Какого черта ты их напялил, Генри?

Миссис Слатер (приходит на помощь мужу). Это я попросила Генри, чтобы он немного разносил твои новые шлепанцы. Они такие жесткие. Одну минутку, Генри! (Проворно стягивает шлепанцы с ног мужа и передает их Абелю. Тот надевает шлепанцы и садится в кресло.)

Миссис Джордан (обращаясь к мужу). Верх бесцеремонности! Не успел еще покойник остыть, а они уже влезли в его башмаки.

 

Генри подходит к окну и поднимает вверх шторы. Виктория подбегает к Абелю и садится на пол возле его ног.

 

Виктория. Деда, я так рада, что ты не умер.

Миссис Слатер (угрожающе шипит). Прикуси язык, Виктория!

Абель. Что ты сказала, детка? Кто умер?

Миссис Слатер (громко). Виктория говорит, что она очень переживает по поводу твоей головной боли.

Абель. Спасибо, Вики! Весьма тронут. Мне уже гораздо лучше.

Миссис Слатер (обращаясь к миссис Джордан). Ах, он так любит Викторию.

Миссис Джордан (обращаясь к миссис Слатер). Да, но нашего Джимми он тоже любит.

Миссис Слатер. Ты у него лучше спроси, действительно ли он обещал ему свои золотые часы после своей смерти.

Миссис Джордан (слегка смешавшись). Как можно? Сейчас совсем не время для подобных расспросов.

Абель. А с чего это ты нацепил на себя траур, Бен? И Лиззи в трауре. И Мелия с Генри, малышка Вики. …Что случилось? Кто у нас умер? Кто-то из родни? (Издает короткий смешок.)

Миссис Слатер. Ты его не знаешь, папа! Один дальний родственник Бена.

Абель. А кто именно?

Миссис Слатер. Его брат.

Бен (обращаясь к миссис Слатер). Какого черта? У меня в жизни не было никаких братьев!

Абель. Надо же! Какая жалость! Как его звали, Бен?

Бен (в полной растерянности). Его звали… звали…

Миссис Слатер (приходит на помощь). Фредерик.

Миссис Джордан (подсказывает мужу). Альберт.

Бен. Фред, Альб, Исаак.

Абель. Исаак? И где же твой брат Исаак жил?

Бен. В… э… в Австралии.

Абель. В Австралии? Ничего себе, в какую даль забрался! Он был старше тебя?

Бен. Да. На пять лет.

Абель. Понятно! Значит, ты на его похороны собрался?

Бен. Да.

Миссис Слатер  и  миссис Джордан (вместе). Нет!

Бен. То есть я хотел сказать «нет»! (Ретируется в левый угол сцены.)

Абель (поднимается с кресла). Что ж, давайте пить чай. Вы, наверное, еще не начинали, меня ждали? А я, между прочим, изрядно проголодался.

Миссис Слатер (хватается за чайник). Сейчас я налью тебе, папа.

Абель. Не суетись, Мелия. Садитесь к столу, повеселимся, раз уж собрались все вместе. (Абель усаживается по центру стола лицом к зрителям. Бен и миссис Джордан садятся слева от него. Виктория приносит стул и садится рядом с дедушкой. Справа усаживаются миссис Слатер и Генри. Обе женщины садятся поближе к отцу.)

Миссис Слатер. Генри, подай папе язык.

Абель. Спасибо. Итак, приступим к трапезе. (Начинает с аппетитом налегать на бутерброды. Миссис Слатер подает ему чай, Генри подает язык. За столом ест только один Абель.)

Бен. Приятно видеть, какой у вас отменный аппетит, мистер Мерриуэдер! А говорили, что вам нездоровится.

Абель. Ничего серьезного. Просто решил немного полежать, отдохнуть.

Миссис Слатер. Ты же спал, папа.

Абель. С чего ты взяла? Я не спал.

Миссис Слатер  и  Генри: Не спал?

Абель. На меня и правда вдруг ни с того ни с сего напала какая-то слабость. Не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой. Лежал словно в полудреме.

Бен. То есть вы хотите сказать, что все видели и слышали, мистер Мерриуэдер?

Абель. Разумеется, я все прекрасно видел и слышал. Впрочем, ничего интересного припомнить не могу. Передай мне, пожалуйста, горчицу, Бен. (Бен подает ему горчицу.)

Миссис Слатер. Ах, папа! Вечные твои выдумки! Ты просто крепко спал, вот и все.

Абель (резко, с вызовом). Говорю же тебе, Мелия, я не спал! В конце концов, кто лучше знает, спал я или не спал, черт меня дери!

Миссис Джордан. Значит, ты видел, как Генри и Амелия заходили к тебе в комнату?

Абель (чешет затылок). Постой-ка… дай подумать…

Миссис Слатер. Не приставай к нему, Элизабет! Оставь его в покое!

Генри. В самом деле, не стоит тревожить старика.

Абель (вдруг внезапно что-то вспомнив). Вспомнил! Мелия! Генри! Какого черта, хотелось бы мне знать, вы вытащили мое бюро из комнаты?

 

Генри  и  Миссис Слатер застывают, словно пораженные ударом молнии.

 

Абель. Кому я говорю? Что молчите оба? Оглохли?

Миссис Джордан. Какое бюро, папа?

Абель. Какое, какое? Мое бюро! То, которое я купил себе недавно.

Миссис Джордан (указывает на бюро). Это, папа?

Абель. Именно! А что оно здесь делает? А?!

 

Пауза. Часы на каминной полке бьют шесть часов вечера. Все смотрят на часы.

 

Абель. Не сойти мне с этого места, черт меня дери! Да ведь это же мои часы! Что творится в этом доме? Ничего не понимаю! (Пауза.)

Бен. Вот так-так, разрази меня гром!

Миссис Джордан (поднимаясь с места). Сейчас я объясню тебе, папа, что здесь творится. В этом доме творится форменное безобразие под названием грабеж средь бела дня!

Миссис Слатер. Я попрошу тебя, Элизабет, выбирать выражения!

Миссис Джордан. И не подумаю ничего выбирать! Лицемерка!

Генри. Успокойтесь, Элизабет! Умоляю вас!

Миссис Джордан. А вы тоже хороши! Нечего сказать. Подкаблучник, вот вы кто! Готовы на любую мерзость, стоит ей только приказать вам!

Миссис Слатер (тоже встает). Не забывайся, Элизабет! Ты пока еще у меня в доме!

Генри (поднимается следом). Тише, дамы, тише! Не надо ссориться!

Бен (встает последним). Моя жена имеет полное право говорить все, что считает нужным.

Миссис Слатер. Пусть говорит что ей заблагорассудится, но не в моем доме!

Абель (поднимается со стула и со всей силой хлопает кулаком по столу). Замолчите все, черт меня возьми! Кто-нибудь объяснит мне, в конце концов, что здесь происходит?

Миссис Джордан. Охотно, папа! И вообще, я не потерплю, чтобы тебя обворовывали столь беспардонным образом!

Абель. Кто меня обворовывает, Лиззи?

Миссис Джордан. Амелия и Генри! Они украли твои часы и бюро! (Распаляется еще сильнее.) Прокрались к тебе в комнату украдкой, словно какие воры, и сразу же после твоей смерти вынесли все вещи!

Генри  и  миссис Слатер (вместе). Успокойся, Элизабет! Тише!

Миссис Джордан. И не подумаю! Повторяю: после твоей смерти, папа!

Абель. Чьей-чьей смерти?

Миссис Джордан. Твоей!

Абель. Да, но я еще пока жив.

Миссис Джордан. А они решили, что ты умер.

 

Пауза. Абель в немом изумлении таращится на собравшихся.

 

Абель. Ах, вот оно в чем дело… Наконец-то до меня дошло, почему вы все обрядились в траур. Значит, решили, что я умер? (Весело фыркает.) Ошиблись, мои дорогие! Ошибочка вышла… Непростительная ошибка! (Снова усаживается за стол и принимается за свой чай.)

Миссис Слатер (всхлипывает). Папа, прошу тебя!

Абель. Быстро же вы, дети, приступили к дележке моего имущества.

Миссис Джордан. Ничего подобного! Амелия взяла эти вещи по собственному усмотрению!

Абель. Ты всегда была не промах, Амелия. Наверное, боялась, что обойду тебя в завещании?

Генри. Разве у вас имеется завещание, мистер Мерриуэдер?

Абель. Да, имеется, и оно заперто в одном из ящичков этого бюро.

Миссис Джордан. И что в нем сказано, папа?

Абель. Думаю, теперь это не имеет значения. Дело в том, что я решил аннулировать старое завещание и составить новое.

Миссис Слатер (всхлипывая). Папочка! Прошу тебя, не сердись на меня!

Абель. Будь добра, Мелия, налей мне еще чашку! Два кусочка сахара, пожалуйста, и побольше молока!

Миссис Слатер. Сию минуту, папочка! (Наливает чай.)

Абель. А я и не сержусь! Ни на кого! И впредь не собираюсь сердиться. Давайте-ка я лучше расскажу вам о своих планах на ближайшее будущее. Итак, после смерти вашей матери я жил поочередно то у тебя, Мелия, то у тебя, Лиззи. Думаю, пришло время составить новое завещание, согласно которому все мои немудреные пожитки достанутся тому, с кем я скоротаю свой век. Ну, и как вам мой план, детки?

Генри. Это сильно смахивает на лотерею.

Миссис Джордан. А с кем ты сейчас собираешься жить?

Абель (делает глоток). Не торопись! Дойдем и до этого.

Миссис Джордан. По-моему, после всего… тебе лучше вернуться снова к нам. У нас тебе будет намного удобнее.

Миссис Слатер. Нет и еще раз нет! Он еще у нас свой срок не отбыл. У тебя он прожил гораздо дольше.

Миссис Джордан. Неужели ты думаешь, что после всех безобразий, которые ты ему устроила сегодня, папа захочет задержаться в этом доме хотя бы еще на одну минуту?

Абель. Так ты настаиваешь, Лиззи, чтобы я снова вернулся к тебе?

Миссис Джордан. Ты же прекрасно знаешь, папа, что наш дом — это твой дом. И ты можешь жить у нас столько, сколько тебе вздумается.

Абель. Что скажешь, Мелия?

Миссис Слатер. То и скажу, что за последние два года Элизабет сильно переменилась, причем в лучшую сторону. (Поднимается со стула.) А хочешь знать, папа, из-за чего мы с ней повздорили последний раз?

Миссис Джордан. Амелия, не будь дурочкой! Сядь!

Миссис Слатер. Ну уж нет! Если он мне не достанется, так тебе и подавно его не видать! Мы поссорились с Элизабет из-за того, что она заявила тогда, что ни за какие деньги не примет тебя обратно. А еще она сказала, что ты ей надоел до чертиков и что отныне смотреть за тобой наша очередь.

Абель. Иными словами, дорогие мои и горячо любимые дочурки, ни у кого из вас нет особых причин гордиться собой. Тем более что, прямо скажем, обе вы обе обращались со мной так себе! Далеко не самым лучшим образом…

Миссис Слатер. Папа, если я чем-то обидела тебя, прошу прощения.

Миссис Джордан. И я тоже.

Абель. Немного поздновато для извинений, вам не кажется? Ведь если взглянуть правде в глаза, никто из вас не пылал особым желанием жить под одной крышей с отцом. Ведь так?

Миссис Слатер  и  миссис Джордан (хором). Это неправда, папа!

Абель. Правда, дети мои, чистая правда! Но сейчас вы передумали… Смекнули, что после моей смерти останутся кое-какие деньжата. Ведь так? А я скажу вам вот что! Коли я для вас обуза, то мне следует заняться поисками такого места, где я никому не буду в тягость!

Бен. Что вы говорите такое, мистер Мерриуэдер? Вы должны жить в доме одной из ваших дочерей.

Абель. Сейчас я расскажу тебе о том, что и кому я должен! В понедельник мне предстоит сделать три важные вещи: сходить к адвокату и составить новое завещание, навестить страховое агентство и заплатить очередной взнос. А потом я отправлюсь в церковь святого Филиппа и женюсь.

Бен  и  Генри. Что?!

Миссис Джордан. Женишься?

Миссис Слатер. Он сошел с ума.

 

Общее замешательство.

 

Абель. Да, я намереваюсь сочетаться законным браком.

Миссис Слатер. С кем?

Абель. С миссис Шоррокс, владелицей паба «Колокольчики-бубенчики». Мы уже давно с ней обо всем столковались, но я до поры до времени держал язык за зубами. Решил сделать вам сюрприз, мои дорогие детки! (Встает из-за стола.) Я ведь не первый год живу на белом свете и не вчера понял, как я вам всем надоел. Вот и решил заняться поисками хорошей женщины, которой мое общество пока еще будет приятно. Одним словом, рад буду видеть вас всех на церемонии бракосочетания. (Направляется к двери.) Итак, до понедельника. Не забудьте, в два часа, церковь святого Филиппа. (Открывает дверь.) А все же ты молодец, Мелия, что сволокла это бюро вниз. Так много проще будет забрать его в понедельник и перевезти  в «Колокольчики». (Уходит.)

 

Занавес.

 

Зинаида КРАСНЕВСКАЯ

 

Вступительное слово и перевод с английского Зинаиды КРАСНЕВСКОЙ.

Дадаць каментар

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Чаму ў Беларусі варта аптымізаваць колькасць сельсаветаў

Чаму ў Беларусі варта аптымізаваць колькасць сельсаветаў

І павышаць эфектыўнасць работы мясцовых органаў улады.

Грамадства

Якіх педагогаў  хочуць бачыць дзеці ў аб'яднаннях па інтарэсах?

Якіх педагогаў хочуць бачыць дзеці ў аб'яднаннях па інтарэсах?

​Для сістэмы дадатковай адукацыі ўласцівы адкладзены ў часе эфект.

Грамадства

Чым здзіўлялі арганізатары Фестывалю навукі?

Чым здзіўлялі арганізатары Фестывалю навукі?

Толькі Ньютан і толькі хардкор!