Вы тут

А. Березко. Возвращение к забытым традициям литературоведения


Современное литературоведение в последние годы переживает далеко не лучшие времена. Такое положение дел, как правило, объясняется объективными причинами, главной из которых является экономический фактор.


О субъективных же причинах, напрямую связанных с деятельностью самих исследователей литературы, деликатно принято умалчивать. Все это приводит к тому, что современные монографии, переполненные модными словами школ западного литературоведения, в большинстве случаев становятся китайской грамотой не только для обычного читателя, но и для представителей академической науки. Складывается впечатление, что критика, словно забыв о своем основном предназначении — оценивать и истолковывать литературные произведения, выступая посредником между автором и читателем — делает все, чтобы отпугнуть любителя изящной словесности от книги. Шаблонная фраза «книга рассчитана на широкий круг читателей», завершающая аннотацию едва ли не каждой монографии, воспринимается сейчас не иначе как горькая ирония исследователя над тем, кто рискнул заняться изучением литературы. Глотком свежего воздуха для современного читателя стала монография доктора филологических наук, профессора, члена-корреспондента Международной академии Евразии Ивана Федоровича Штейнера «Смехъ зъ болѣстию смешанъ будеть: смехавыя традыцыі Рэнесансу ў сатырычнай літаратуры ХХ стагоддзя» (М-ва адукацыі Рэспублікі Беларусь, Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны. — Гомель: ГДУ імя. Ф. Скарыны, 2017. — 141 с.), выход которой в свет можно по праву назвать знаковым событием для национального литературоведения в ушедшем 2017 году.

В последние годы исследовательские предпочтения И. Ф. Штейнера претерпели существенные изменения. Если ранее предметом всестороннего осмысления автора были «знакавыя постацi нацыянальнай паэзii i прозы» (В. Короткевич, А. Рязанов и др.), то на новом витке научной деятельности его привлекает антропологический аспект тематики произведений белорусской литературы. Вышедшая в свет монография И. Ф. Штейнера стала логическим продолжением его предшествующего литературоведческого опыта, посвященного осмыслению одной из вечных тем мировой литературы — темы голода: «Валадар над усім: канцэпт голаду ў беларускай і сусветнай літаратуры» (2016 г.). Новая исследовательская манера Ивана Федоровича привела к закономерному изменению композиционного построения его работ. Литературоведческим эссе, лишь пунктирно связанным между собой в рамках книги, на смену приходят монографии, каждый раздел которых подчинен и объединен общим замыслом.

В центре внимания новой работы И. Ф. Штейнера — белорусская сатирическая литература ХХ века. Основные тенденции ее развития автор анализирует, опираясь на наиболее показательный в этом плане художественный материал — пьесу «Тутэйшыя» Я. Купалы, роман А. Мрыя «Запіскі Самсона Самасуя», повесть Л. Савёнка «Запіскі эмігранта, альбо Дзённік Ів. Ів. Чужанінава», «Сказ пра Лысую гару» Н. Гилевича, «Бацька ў калаўроце» Р. Семашкевича, «Не плач, душа мая» В. Дубинки, «Прыгоды Рабунькі» и «Дзённікі Рабунькі» А. Наварича. Примечательно, что практически все эти произведения, за исключением двух первых, фактически обойдены вниманием в отечественном литературоведении. Следуя поставленной перед собой задаче — исследовать смеховые традиции Ренессанса в национальной литературе ХХ века, — И. Ф. Штейнер, мастерски используя лучшие достижения современной компаративистики, подкрепляет свои выводы примерами из текстов классиков зарубежной литературы (Э. Роттердамский, Ф. Рабле, Т. Мор, Вольтер и др.). Профессиональное обнаружение общих тенденций, аналогий и сопоставлений позволяет читателю взглянуть по-новому на анализируемые в монографии произведения и в конечном итоге ощутить национальную самобытность белорусского смеха.

Любая попытка изучить экзистенциальную природу смеха в литературе заведомо представляет собой рискованный исследовательский эксперимент. Ведь не случайно бесследно пропал второй том Аристотеля, в котором содержались авторские размышления о смехе. Смех как одно из архетипических начал человеческого бытия носит загадочный и еще далеко непознанный характер. Амбивалентная природа смеха, позволяющая ему с уникальной способностью проявляться в жизни человека как в виде неосознанной реакции на тот или иной раздражитель, так и в качестве оружия сознательной критики противоречий действительности, ставит исследователя перед трудноразрешимой проблемой, суть которой лаконично была сформулирована И. Ф. Штейнером следующим образом: «Мае смех сацыяльныя і нацыянальныя адрозненні, ці ён універсальны?».

Вывод И. Ф. Штейнера о том, что экзистенциальная природа смеха в искусстве неизменна, но специфика духовной эволюции конкретной нации придает универсальному смеху неповторимые черты, которые невозможно объяснить единой теорией, не может вызвать сомнения даже у самого придирчивого читателя: «Можна гаварыць аб балюча-надзённых праблемах сучаснасці і разам з тым праз асвятленне прыватнага і адзінкавага, выпадковага і часовага вылучыць пастаяннае, заканамернае, што дазваляе паказаць партрэт усяго чалавецтва». Тем самым концепция автора демонстирирует существенную точку соприкосновения с классическим литературоведческим подходом, предложенным в свое время Д. Лихачевым: «Сущность смешного остается во все века одинаковой, однако преобладание тех или иных черт в «смеховой культуре» позволяет различать в смехе национальные черты и черты эпохи».

Исторический экскурс, представляющий собой детальную проработку размышлений над заявленной дилеммой церковных и светских мыслителей различных эпох и культур (Соломон, ап. Павел, Платон, М. Монтень и др.), становится предостережением от видимой простоты в понимании этого вопроса, позволяет читателю осознать актуальность, сложность и масштабность поднятых в монографии вопросов, задуматься вслед за автором над целой чередой закономерно возникающих вопросов: «Што такое смех, якім з усіх жывых на Зямлі Бог надзяліў толькі чалавека? Чаму смех заўсёды са слязьмі звязаны? Навошта “пры смеху баліць сэрца, а канцом радасці бывае смутак” (Саламон)?»

«Христос никогда не смеялся». Монография И. Ф. Штейнера не случайно открывается этой наполненной глубоким смыслом строкой, волновавшей умы не одного поколения людей, начиная со святителя Иоанна Златоуста. В отличие от В. Розанова, превратившего ее в главный аргумент выражения своей ненависти к Н. Гоголю, а заодно и возможность поколебать нравственный авторитет самого Сына Божьего, И. Ф. Штейнер, отталкиваясь от этой мысли, демонстрирует необходимость рассмотрения концепта смеха диалектически. Показательные примеры из Священного Писания, приведенные исследователем на первых страницах монографии (например, «Блажени плачущие ныне, яко возсмеетеся» (Лк. 6:21)), позволяют ему продемонстрировать читателю коренную взаимосвязь, существующую между смехом и плачем, о чем красноречиво свидетельствуют слова великого просветителя и первопечатника Ф. Скорины, заботливо вынесенные автором в заглавие своей работы: «Смехъ зъ болѣстию смешанъ будеть». На основании этого вывода И. Ф. Штейнер предлагает рассматривать два вида смеха в национальной традиции — светлый, облагораживающий, очищающий душу человека, и светский, насмешливый, «несущий людям радость».

В течение многих лет безусловным ориентиром для литературоведов, обратившихся к изучению проблемы смеха в восточнославянской литературной традиции, являлась работа «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» М. Бахтина и коллективное исследование Д. Лихачева, А. Панченко и Н. Понырко «Смех в Древней Руси». Несомненным достоинством монографии И. Ф. Штейнера является тот факт, что ее автор не стремится механически перенести наработки известных предшественников на белорусскую почву. Отталкиваясь от уже имеющихся в науке выводов, подчас полемизируя с ними, Иван Федорович создает новаторскую, оригинальную концепцию возникновения и развития смехового начала в национальной литературе.

Уже в первом разделе монографии автор формулирует основную гипотезу работы: «З пункту гледжання канцэпту смеху беларуская літаратура — самая хрысціянская ў свеце, бо яна ўяўляецца суцэльным плачам». В ходе обоснования эта гипотеза принимает вид четко выстроенной и основательно обоснованной концепции. При этом И. Ф. Штейнер не ограничивается теоретическими размышлениями конкретных авторов анализируемых текстов о смехе как одной из констант человеческого бытия. Исследователь показывает место этого концепта в менталитете народа, в самом строении национальной культуры.

Дальнейшее внимание И. Ф. Штейнер сосредотачивает на поиске тех общественно-политических и культурных причин, которые привели к возрождению смехового начала в национальной литературе прошлого века, обстоятельно рассуждая о том, что подтолкнуло многих писателей того времени вновь обратиться к классической европейской сатирической традиции. В этой связи нельзя не приветствовать детальный анализ избранных автором текстов белорусской литературы в последующих разделах монографии. Широкий фактический материал позволяет Ивану Федоровичу достаточно убедительно продемонстрировать, что новый виток интереса к смеховому началу был обусловлен переломным характером самой эпохи, когда разрушение традиционных способов хозяйствования и управления привело к кардинальным изменениям в сознании общества и морали человека. При этом читатель, который уже изрядно устал от традиционного в рамках монографий рассмотрения отдельного художественного произведения как завершенного фрагмента-главы, приятно удивится избранному И. Ф. Штейнером способу расположения материала: «Як і кожная сапраўдная Багіня, Дурасць мае шэраг уласных весталак, сярод якіх у першую чаргу згадваюцца Філаўтыя (Самалюбства), Калавія (Лёстка, Падхалімства), Місапопія (Ляноцтва), Гедонэ (Насалода), Трыфэ (Абжорства), Анойя (Вар’яцтва)». Именно эти «адданыя служкi» станут главными героями последующих разделов монографии, открывая новые грани в характерах действующих лиц произведений белорусских писателей. В результате при прочтении исследования И. Ф. Штейнера возникает целостная картина развития национальной сатирической литературы ХХ века, которая страница за страницей выстраивается в сознании читателя из хаотичных, на первый взгляд, фрагментов квалифицированного и изощренного анализа текстов.

Рассуждать о сложных вещах предельно просто и доступно — так можно охарактеризовать творческую манеру И. Ф. Штейнера. Свободное владение материалом, эрудированность и начитанность позволяют исследователю создавать многоуровневый текст, в подлинном смысле этого слова рассчитанный на широкий круг читателей. В этом убеждаешься воочию во время презентаций монографий И. Ф. Штейнера, которые традиционно проходят в стенах УО «Гомельский государственный университет имени Ф. Скорины». В ходе обсуждения работ автора своими мыслями и впечатлениями от прочитанного делятся как гуманитарии, так и, казалось бы, поглощенные своими собственными научными интересами представители технических и медицинских наук. Возрождая уже почти забытые к началу ХХІ века традиции литературоведения для всех, ярким олицетворением которых в свое время были, например, такие работы, как «Алхимия слова» Я. Парандовского и «Займальная лiтаратура» О. Лойко, Иван Федорович не только способствует повышению уровня престижа печатного научного слова в стране, но и обозначает ориентиры, на которые должны ориентироваться новые поколения исследователей.

А. БЕРЁЗКО

Дадаць каментар

Выбар рэдакцыі

Спорт

Экстрэмальнае катанне з Васілісай Маславай

Экстрэмальнае катанне з Васілісай Маславай

Як гродзенская прыгажуня стала чэмпіёнкай свету.

Калейдаскоп

Вясёлыя гісторыі нашых чытачоў

Вясёлыя гісторыі нашых чытачоў

Сустрэча з каралевай, пад нумарам адзін і правіла ды выключэнне.

Грамадства

Уязны турызм: назіраецца станоўчая дынаміка

Уязны турызм: назіраецца станоўчая дынаміка

Турызм — гэта перш за ўсё матывацыя, жаданне наведаць краіну, убачыць яе адметнасці, адпачыць у пэўным месцы.