Вы тут

Зульфия: «Иду в страну поэзии и песен…»


В истории Беларуси и Узбекистана жизнь и творчество народной поэтессы Узбекистана, Героя Социалистического Труда, лауреата Государственной премии СССР Зульфии (1915–1996) занимают особое место


«Когда ворвался враг в родной предел,/Творя смертоубийственное дело,/За каждый дом, который там горел,/Я жаждою возмездья пламенела./Я верила, что светлый день придет —/Исчезнут эти тучи с небосвода,/И жизнь опять счастливо зацветет/Под солнцем правды, мира и свободы./С надеждою в грядущее, вперед/Гляжу я зорче молодой орлицы./И ярко предо мною предстает/В победном торжестве своем столица», — писала Зульфия в стихотворении «Здесь родилась я» в1942‑м (перевод Владимира Державина).

Из тех грозовых лет — полные драматических переживаний стихотворения «Золотая осень», «Сюзанэ», «С оружием в руках и в шинели», «Мы встретимся!», «Тает снег», «Отомсти!», «Отважным»…

На моем рабочем столе — разные сборники стихотворений, поэм узбекского мастера стихосложения. Все они отдельным рядком стояли на одной из полок в книгохранилище Национальной библиотеки Беларуси. И был там и тоненький сборник, вышедший в Ташкенте на русском языке в 1943 году, — «Верность». С предисловием Владимира Луговского «Творчество Зульфии»: «…Война, гнусный фашизм, звериные орды Гитлера проходят смерчем по прекрасным странам. Становятся мертвы поля и отравлена земля…». Эту физическую боль природы, неразрывно соединенную с великой человеческой болью и страданием, так ясно ощущает поэтесса, так выразительно передает в своих стихах.

В стихотворении «Мы встретимся » она, откликаясь на известные стихи Михаила Исаковского, произносит слова бодрости и надежды русской девушке Татьяне о том, что будет освобождена земля и прекрасные люди, обреченные фашизмом на мученья… Грядущая победа для Зульфии всегда видится в цветах, в солнце, в красках, ярких и радостных, близких к природе. В этом смысле исключительный интерес имеет поэма «Его Фархадом звали». Это — поэма об артисте, исполнителе роли Фархада, певце, погибшем на фронте. Она написана с подлинным талантом и твердым пером. В ней беспрерывно пересекаются три плоскости: узбекского пейзажа, площадки театральной сцены и поля битвы…»

И еще два сборника — книги из 1967 и 1985 годов. «Лирика» и «Такое сердце у меня». Оба издания — на белорусском языке. У первой книги — несколько переводчиков: Эди Огнецвет, Евдокия Лось, Степан Гаврусёв, Рыгор Бородулин, Олег Лойка, Юрась Свирка, Вера Верба, Анатоль Вертинский, Фёдор Жичка, Аркадий Мартинович, Сергей Граховский. С предисловием выступила Эди Огнецвет — «Поэзия Зульфии». Вторую книгу составили две части — «Встречаю рассвет» (переводы Эди Огнецвет) и «Огненный водопад» (переводы Анатоля Гречаникова). С предисловием — «Моим белорусским читателям» — выступает сама узбекская поэтесса. И вот что пишет Зульфия: «Я иду в страну героических, мужественных и добрых душой людей.

Иду в страну поэзии и песен. Беларусь живёт в моем сердце. И мне очень хочется, чтобы мои скромные стихотворения нашли отклик в ваших сердцах…

Как святую реликвию храню с 1943 года снимок, подписанный рукой Якуба Коласа. На меня смотрят его мудрые, печальные, ласковые глаза.

Мы любили и глубоко уважали народного поэта, который жил в Ташкенте в годы войны. Стихотворения Якуба Коласа, посвященные Узбекистану, я с увлечением переводила на узбекский язык.

…Улица Якуба Коласа в Ташкенте находится рядом со станцией метро имени Хамида Алимджана, моего незабываемого друга.

И я, и мои дети хорошо помним ноябрь 1943 года, когда Якуб Колас со своей женой, на удивление ясной и милой Марией Дмитриевной, посетил наш дом перед отъездом в Москву. За столом шла сердечная беседа. Как мы радовались победам нашей славной Армии; она гнала на запад полчища гитлеровских захватчиков! Уже был освобожден Киев, отдельные районы России, Беларуси.

Настроение у всех было счастливым. Константин Михайлович шутил с нашими детьми Хулькар и Аманом, смеялся над их шаловливыми выдумками. Хамид Алимджан и я любовались добротой, человечностью великого поэта.

Когда мы встречаемся с моей подругой Эди Огнецвет, всегда вспоминаем тот день, который называем днём Якуба Коласа…»

Из воспоминаний белорусской поэтессы Эди Семёновны Огнецвет, которая жила в Великую Отечественную войну в Ташкенте: «В дни глубокой белорусской осени и особенно зимой душа жаждет весеннего тепла. Это тепло приносят книги моих узбекских друзей, их письма, звонки и личные встречи.

Я люблю поэзию Зульфии: горячую, трепетную, очень личную, впитавшую своими корнями все тревоги, боль и радости народные.

Перевожу на белорусский язык стихи Зульфии и мысленно я — на узбекской земле. Вдруг раздается звонок: «Здравствуй, Эди!» Совсем рядом — родной, теплый голос. Будто не разделяют нас далекие километры.

Слышу голос Зульфии и в то же время перед глазами — Узбекистан и его кровная частица — дом на улице Композиторов. Дом Хамида Алимджана и Зульфии. Вижу тонкую, как девочка, Зульфию, ее детей Хулькар и Амана. Слышу ласковый смех Хамида Алимджана, который так любил свою Зульфию, свою семью…

В трудные военные годы в этом доме бывал народный поэт Беларуси Якуб Колас. Обычно сдержанный человек, он после встрчи с Зульфией и Алимджаном не скрывал своих чувств: «Какие люди, какие прекрасные люди!»

А для меня встречи, беседы, улыбки моих друзей были тем несравненным лекарством, которое лечило меня в дни временной разлуки с Беларусью. Всех нас согревала глубокая вера в победу над врагом. Нас согревала Дружба! »

Зульфия дважды побывала в Беларуси. В 1967 году, в июне, когда все вокруг удивляло ярким цветением. И в декабре 1968 года, на празднике 50‑летия Белорусской ССР. «Первая встреча с Беларусью была связана с хорошим праздником, — вспоминала потом Зульфия, — Декадой узбекской литературы и искусства.

Я почувствовала красоту белорусской природы — светлой, лирической и щедро-песенной. Первый раз в жизни увидела Беловежскую пущу. Я побывала во многих странах мира — красивых и очень разных, но Беловежская пуща — это что-то неповторимое. Мне стало понятно, почему мощный силач-зубр является символом славного народа. Белорусский народ выстоял в страшное военное лихолетье, не согнул голову перед чужаками!

Мы были в героическом Бресте, поклонились его камням, поклонились светлой памяти защитников Советской земли в 1941 году. Они, не жалея жизни, сражались до последней капли крови и за моих детей, и за счастье всего человечества. Маршруты Дружбы шли из Бреста в Слоним, Минск, Витебск, Полоцк. Нас ласково принимали добрые люди…»

В памяти поэтессы и августовский вечер 1943 года, когда в доме Алимджана и Зульфии собрались гости, чтобы отметить день рождения их сына — маленького Амана. Среди гостей были Корней Чуковский, Якуб Колас и Эди Огнецвет…

Невозможно писать летопись белорусско-узбекской литературной дружбы и не говорить о великой Зульфие. Мне кажется, что встреч с Беларусью у легендарной узбекской поэтессы было гораздо больше. Ровно столько, сколько тепла, доброты, сердечности по отношению к народу Беларуси сокрыто в ее стихотворениях. И здорово, что многие произведения Зульфии звучат на белорусском языке!..

Виктор Озеричин

Дадаць каментар

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Чым здзівіў сёлета «Кліч Палесся»

Чым здзівіў сёлета «Кліч Палесся»

Этнафэст стаў вядомым далёка за межамі Беларусі. 

Спорт

Цырымонія развітання з Анатолем Капскім прайшла ў «Барысаў-Арэне»

Цырымонія развітання з Анатолем Капскім прайшла ў «Барысаў-Арэне»

Грамадзянская паніхіда працягвалася больш за дзве гадзіны ў "Барысаў-Арэне".

Грамадства

75 год таму пачалося вызваленне Беларусі

75 год таму пачалося вызваленне Беларусі

23 верасня 1943 года, савецкімі войскамі быў вызвалены ад нямецка-фашысцкіх захопнікаў першы населены пункт Беларусі — раённы цэнтр Камарын.

Грамадства

Каму і чым дапаможа ТЦСАН

Каму і чым дапаможа ТЦСАН

Ад дапамогі дома пажылым і да стварэння крызісных пакояў для ахвяр хатняга гвалту.