Вы тут

«Последние дни все вы мне снитесь…»


Письма Миколы Сурначева к семье с фронта


Фонд Миколы Сурначева в Белорусском государственном архиве-музее литературы и искусства (ф. 214) — самый маленький. И в этом есть некая трагическая символичность: 28-летний поэт был убит 20 апреля 1945 г. под Берлином, а личный архив его не уцелел — тоже погиб в пламени Второй мировой войны. Вот и фонд М. Сурначева состоит всего из двух единиц хранения — двух стандартных архивных конвертов. Причем документы самого поэта лежат только в первом из них, и это вовсе не стихи, а письма, присланные родным в 1944—1945 гг. В другой же единице хранения — тоже письмо, но не Миколы, а его младшего брата Федора (1923—1944), также не вернувшегося с фронта. А был еще и старший брат Ефим (1911—1941), которого постигла такая же судьба. Вот она, трагедия семьи, трагедия поэта и его не сохранившегося рукописного наследия!

Как сказано в предисловии к описи фонда, «документы Н. Н. Сурначева поступили в Центральный государственный архив-музей литературы и искусства БССР от поэта А. И. Вертинского 20 марта 1965 г.». Самому же Анатолю Вертинскому их передал отец Миколы, Николай Ефимович Сурначев, во время личной встречи в самом начале 1960-х гг.1 В предисловии к описи, написанном еще в 1982 г. архивистом О. М. Чертиной, обращают на себя внимание некоторые факты, не совпадающие с теми, что подаются в широкодоступных справочниках и даже в воспоминаниях родственников. Так, например, утверждается, что поэт родился 1 января 1917 г., в то время как в других источниках обычно называется осень или декабрь. А местом учебы М. Сурначева называется не Гомельский, а Смольянский сельскохозяйственный техникум, что под Оршей. Безусловно, эта биографическая информация еще требует уточнения.

 

1 См.: Сурначоў М. Акопны спеў: Вершы. Лісты. Успаміны / [Уклад. П. Пранузы]. — Мінск: Мастацкая літаратура, 1986. С. 89. Там же приводятся цитаты из некоторых писем.

 

Однако вернемся к упомянутым письмам. Эти документы особенной популярностью у исследователей не пользовались2 — такое впечатление, что, наоборот, несколько смущали. Ведь Микола Сурначев — это же талантливый «поэт лирического склада, чрезвычайно внимательный к частной детали, к живописной подробности» (так его охарактеризовал критик Рыгор Березкин), мастер необычных метафор («месяц ранены знік з куста», «сонца расстралялі гарматы» и др.), метких эпитетов, разнообразной и богатой ритмики. А тут — стопочка коротких, предельно лаконичных писем. Некоторые из них — открытки, на которых уже с первого взгляда улавливается дух военного времени: зеленая надпись «ВОИНСКОЕ», лозунг «Смерть немецким захватчикам!», стихи В. Лебедева-Кумача и цитаты из приказа И. Сталина, рисунки, где на одних — воодушевленные советские солдаты, идущие с винтовками в атаку, а на других — загнанный окровавленный пес со свастиками, протыкаемый огромными вилами, а на вилах — три флага: британский, советский и американский… Есть и открытки с портретом Н. Г. Чернышевского и его словами: «Историческое значение каждого русского человека измеряется заслугами родине, его человеческое достоинство — силою его патриотизма». Некоторые другие письма, как видно по сгибам, были сложены треугольником — именно в таком виде обычно и доставляла их полевая почта. На всех написан адрес родной деревни М. Сурначева: «БССР, Гомельская область, Журавичский р-н, Сверженский с/с, д. Слобода». Обратный же адрес — в основном «Полевая почта 07784 “Е”». В качестве адресата обычно указывался отец Николай Ефимович Сурначев, хотя в письмах Микола обращался и к матери Ксении Мартыновне, и передавал привет сестре, брату, тете, дяде и другим родственникам. Судя по всему, сохранилась только небольшая часть писем Миколы Сурначева: по его словам, к концу 1944 г. он послал родным «уже писем 30».

Но даже такой, «сугубо прозаический» Сурначев может быть интересен. И эти десять маленьких писем к семье дополняют то, что уже писалось о поэте, обогащают его образ новыми чертами, а биографию — новыми деталями.

Девять из девяти писем отправлены в 1944 г. «Я жив, здоров… Живу неплохо. Обо мне беспокоиться не стоит», «Здоровье мое хорошо», «Питание хорошее», «У меня нового ничего нет. Живу неплохо», — писал М. Сурначев семье. На самом же деле все обстояло куда сложнее и опаснее. В письме, отосланном 31 декабря 1944 г. другу и коллеге по перу Павлюку Пранузе, он признался в том, что так тщательно скрывал от родных:

«Здравствуй, друг!

Очень рад, что наконец-то мы нашли друг друга. Знай, Павлюк, много мне пришлось пережить. Семь с половиной месяцев в госпитале. Твой адрес и множество написанных в окопах стихотворений пропало…

Я сейчас тоже на Висле. Скоро ударит великий гром, и я буду участником. По-прежнему на командной работе. Занимаюсь артразведкой. Стихов почти не пишу. Некогда. От тебя жду большого письма.

Твой друг Николай»3.

3 Сурначоў, М. Акопны спеў… С. 46. Перевод с белорусского наш. — В. Ж.

В письме от 2 апреля 1945 г. М. Сурначев написал родным о получении ордена Красной Звезды. Но, как и можно было предполагать, ни словом не упомянул о том, что стало поводом для этой почетной правительственной награды. Подробности читаем в наградном документе: «В боях за гор. Пиритц 5 и 6 февраля 1945 г. тов. Сурначев под сильным артиллерийским и минометным огнем противника пробрался в город, выбрал НП в расположении противника и умело руководил огнем батареи, в результате чего под его руководством батарея уничтожила 2 противотанковые пушки, 3 пулеметные точки с прислугой и 20 солдат и офицеров противника.

Будучи ранен, тов. Сурначев продолжал управлять огнем батареи»4.

4 Электронный банк документов «Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941—1941 гг.». Режим доступа: http://podvignaroda.ru/?#id=24758791&tab=navDetailManAward.

Это было довольно серьезное ранение в живот: лейтенанта Сурначева вынесли с поля боя и в очередной раз направили в госпиталь5 (с. 60), но он не хотел беспокоить родных, сообщать им об этом.

5 Сурначоў М. Акопны спеў… С. 60.

Человек скромный и не горделивый, он не любил хвастаться перед близкими и друзьями своими подвигами, как не любил признаваться однополчанам в том, что он поэт. Только однажды он читал свои стихи солдатам — во время передышки между боями возле города Кюстрина на Одере6 (с. 145). По воспоминаниям сослуживцев, М. Сурначев был очень добросовестным и ответственным командиром взвода, в боях показывал пример настоящего мужества и самоотверженности. В отношениях с солдатами проявлял отзывчивость и внимательность, «не приказывал, а как будто просил, чуть ли не по-отцовски заботился о своих бойцах»7 (с. 144).

6 Там же. С. 145.

7 Там же. С. 144.

Именно эти черты — заботливость и ответственность — проявляются и в его письмах к родным. Он часто интересовался, как здоровье у родителей, как учатся брат и сестра, желал родственникам жить дружно и не ссориться. Кроме этого, старался помогать материально: высылал почтой аттестаты, по которым семья могла получать часть его заработной платы, и очень беспокоился, когда оставался в неведении. В письмах Миколы Сурначева звучат настоятельные просьбы писать почаще. Он спрашивал родных, почему от них так давно не приходят письма. И, наоборот, искренне радовался, когда, наконец, получал долгожданную весточку. Словом, семья Сурначевых жила теми же заботами и переживаниями, что и тысячи других семей во время войны.

Особенно драматично воспринимаются теперь упоминания о младшем брате Федоре. «От Феди я получил письмо. Он жив и здоров», — написал Микола 7 ноября 1944 г., не зная о том, что, пока письмо шло, наводчик орудия истребителя танков Федор Сурначев умер от ран в Восточной Пруссии. Но семья еще несколько месяцев оставалась в неведении: «Я написал его командиру — может, он сообщит, куда Федю отослали», «Федя, видно, попал в другую часть, а поэтому не пишет»

Как мы уже упоминали, одно письмо Федора Сурначева сохранилось в архивном фонде его брата:

«Здравствуйте, многоуважаемые родители Папа, Мама, Аня и Ваня!

Во первых строках моего письма разрешите передать вам, что письмо ваша получил, за которае щира вас благодару. Коля в какой школе учился, там же учился наш капитан, и я от него узнал занимаймаю должнасть Коли. Теперь пара слов о своей жизни. Я нахожусь у границ Германии и скоро пойдем уничтожать врага в его логови. Чувствую сибе отлично. Работаю я, как писал и ранше, шафером. От Лиды и Наты писем не получал. Коля писал с дому письмо, так что от Коли и от вас получил. Пишите, какие новости в деревни. Покуда оставайтесь живы и здоровы. Ваш сын и брат Федя»8.

8 БДАМЛМ. Ф. 214, оп. 1, ед. хр. 2, л. 1.

Но вот трагическая весть дошла до семьи, о чем свидетельствует черновик заявления райуполномоченному при народном комиссариате заготовок по Журавичскому району, написанный отцом, Николаем Ефимовичем Сурначевым, на обороте самого раннего из сохранившихся писем Миколы: «Я имею четверо детей франтавиков, с них три сына и одна дочь, двое погибла в период Отечественной вайны: 2 сына — Сурначев Ефим Николаевич 1911 года рожд., погиб 1941 году по Масковской железной дороге, станция Фойня9, и втарой Сурначев Федор Николаевич, 1923 рож., 21 октября [в] В[осточной] Прусии. В настоящая время сын и доч В[оенный] фелдьшар…»10. Поскольку Микола упоминается в заявлении как еще живой, можно предположить, что писалось оно примерно в апреле 1945 г.

9 На самом деле Ефим Сурначев, доброволец народного ополчения, погиб в бою на Волховском направлении под Ленинградом.

10 БДАМЛМ. Ф. 214, оп. 1, ед. хр. 1, л. 1 обр.; здесь страница заканчивается, а продолжение черновика не сохранилось.

До последнего своего дня Микола Сурначев оставался оптимистом. Он понимал, что война скоро окончится, и уверял семью, что с ним «ничего плохого не случится». «Что будет потом — увидим, однако думаю, что новый урожай встретим вместе», — написал поэт в последнем письме.

Через 18 дней он погиб смертью храбрых. После него осталось несколько десятков стихотворений, немало журналистских публикаций и вот эти письма, которые, несмотря на свой скромный объем, рассказывают так много.

Мы намеренно процитировали письмо брата и заявление отца с сохранением всех грамматических ошибок, чтобы подчеркнуть один важный момент: хоть Сурначевы во время войны переписывались в основном по-русски, их родным языком был белорусский, что отражалось и на правописании. Кроме того, отец и брат поэта не имели специального гуманитарного образования; и даже сам Микола Сурначев, до войны несколько лет проучившийся на литфаке Гомельского, а затем Минского пединститутов, хоть и изредка, но тоже допускал ошибки, обусловленные межъязыковым влиянием. Таким образом, письма поэта публикуются согласно авторскому написанию.

Микола СУРНАЧЕВ

Письма к родным

№ 1

Здрасте, дорогие родители!

Я жив, здоров. Нахожусь в 70 км от Варшавы. Живу неплохо. Обо мне беспокоит[ь]ся не стоит. Поляки к русским относятся очень хорошо. Они очень благодарны, что мы изгнали немцев из их родины.

Получаете ли Вы по аттестату 650 руб.? Нужно сходить в Журавичский военкомат. Там и получите. Мне пока не пишите. Я буду Вам часто писать. Целую всех.

Ваш сын и брат Коля.

25.II.1944 г.

№ 2

Дорогие родители!

Как живете? Письма от Вас идут неважно. В последнее время получил 2—3 куцых открытки без всяких подробностей о житье-бытье.

Я сменяю место жительства. И Вы больше по этому адресу не пишите. Если мое письмо это получите до 15 августа, тогда пишите один ответ. Я вам буду писать все время из дороги. В дорогу выезжаю, на новое место, с 1 сентября.

Здоровье мое хорошо. Беспокоить не следует. Живите дружно. Ибо мне будет обидно слушать плохое. Последние дни все Вы мне снитесь. Я не знаю, что и думать.

Писем Вам пишу много. Каждую неделю одно письмо, а иногда два. Почему не получаете — не знаю. Со мной ничего плохого не случится — будьте спокойны.

У Вас, видно, скоро осень, рожь жнете, сено косите. Как хотелось бы навестить. Может, в конце сентября и навещу.

Целую папу, маму, Аньку, Ваньку11, Вареньку, тетю Феклу, дядю Ермалая, Максима, Алексея, Феню. Всех своих благородных земляков.

Ваш Коля.

2-VIII-44 г., Кавказ

11 Анька, Ванька — Анна Николаевна и Иван Николаевич Сурначевы, сестра и брат поэта.

№ 3

Дорогие родители!

Поздравляю Вас с праздником Октября. У меня все хорошо. Вчера выпили по 200 гр. в честь победы. Надеюсь, и Вы там отметили праздник.

От Феди я получил письмо. Он жив и здоров12. От Лидки13 возвратилось письмо назад. Не знаю, в чем дело. Пишет ли она Вам?

 

12 На тот момент Федора Сурначева уже не было в живых: он умер от ран 21 октября 1944 г.

13 Лидка — Лидия Николаевна Сурначева (Войленко; род. 1922), сестра поэта.

 

Учатся ли Ванька и Анька? Где Ната14? Почему Вы мне не пишете?

Я Вам выслал почтой 1600 рублей денег. Получили или нет? Спросите на почте.

 

14 Ната (Настя) — Анастасия Николаевна Сурначева, сестра поэта.

 

Как здоровье таты и мамы?

Как живете?

Ваш сын Коля.

Привет всем тетям, дядьям, братьям и сестрам.

7.XI.44 г.

 

 

4

 

Здравствуйте, дорогие родители!

Ничего не понимаю — от Вас ни одного письма не получил. Или Вы мне не пишете, или письма Ваши не доходят — не знаю.

Я выслал Вам 2 тысячи 500 руб. (один раз 1600 руб. и другой раз 900 руб.). Выслал аттестат на 650 рублей. Через Журавичский военкомат получать будете эту сумму ежемесячно. Буду высылать дополнительно рублей 250—300.

Настя нам ничего не пишет. Лидка тоже. От Феди получил одно письмо. У меня все хорошо. Не беспокойтесь. Питание хорошее.

Пишите!

Целую всех, ваш сын Коля.

Мой адрес:

ПП 07784 «Е»

Сурначеву Ник. Ник.

1.XII.44 г.

 

 

№ 5

 

Здравствуйте, дорогие родители!

Каждый день я ожидаю почты — и она мне ничего не приносит. Ни одного слова, ни одной вести.

Или Вы мне ничего не пишете, или моих не получаете?

Я Вам выслал уже около 2800 рублей. Выслал аттестат на 650 рублей. Вы его получите через военкомат.

Пишите, пишите.

Целую всех.

Ваш сын и брат Коля.

9.XII.44 г.

 

 

№ 6

 

Добрый день, родители!

От Вас пока ничего не слышно. Я уже написал дядю15 Ермалаю. Постарайтесь послать мне заказное письмо — оно, может, дойдет.

 

15 Так в оригинале.

 

Я выслал вам уже около 2800 рублей. Да за этот месяц в военкомаце16 получите 650 рубл. Почему же молчите?

 

16 Так в оригинале.

 

Целую всех.

Ваш сын Коля.

12.XII.44 г.

Мой адрес:

ПП 07784 «Е»

Сурначеву Н. Н.

 

 

№ 7

 

Здравствуйте, дорогие родители!

Вчера я получил от Вас первое письмо. Сколько радости! А я Вам послал уже писем 30. От Феди я получил только одно письмо. Больше не слышно. Я написал его командиру — может, он сообщит, куда Федю отослали.

У меня нового ничего нету. Все время занятия. Свободного времени очень мало. Писем от Лидки нету. Вы прислали только одно письмо.

Питание у нас хорошое17. Так что обо мне не беспокойтесь. Пусть Ванька хорошо учится. Жалко, что Анька не учится.

 

17 Так в оригинале.

 

Вас прошу жить дружно. Не ссориться. Война, видно, скоро окончится. Так что не беспокойтесь.

Привет всем родным и знакомым. Крепко целую всех: мамашу, отца, Ваньку, Аньку, Нату. Пишите почаще. Ваш сын и брат Коля.

Мой адрес: ПП 07784 «Е» Сур[начеву] Н. Н.

[декабрь 1944]18

 

18 Письмо не датировано; оттиск штемпеля не вполне разборчив.

 

 

№ 8

 

Здрасте, дорогие родители!

Вчера я получил от Вас еще одно письмо, писанное Анькой. Только она не ставит число, когда пишет. И я не знаю, долго ли оно идет.

У меня нового ничего нет. Живу неплохо. Обо мне не беспокойтесь.

Что делает Ната? Анька мне написала, что она уехала в Могилев. Пусть она зря не тоскует. Хватит время устроиться. Ванька пусть старается учиться.

Скучать о нас не нужно. Федя, видно, попал в другую часть, а поэтому не пишет.

Вот и все. Целую крепко.

Николай.

Ваш сын и брат.

Высылайте мне Лидкин адрес.

Мой адрес: ПП 07784 «Е» (тот же)

18.XII.44 г.

 

 

9

 

Здравствуйте, родители!19

 

19 Письмо написано по-белорусски; публикуется в переводе.

 

Я уже получил от Вас два письма. Искренне благодарю. У меня новостей нет — все па-старому. Как Вы? Что нового?

Обо мне не волнуйтесь. Я жив и здоров. Почему Ната мне не пишет? Пришлите ее адрес и адрес Лидки.

Целую всех.

Ваш Коля.

24.ХІІ.1944 г.

Мой адрес: ПП 07784 «Е»

 

С Новым годом, дорогие!

Микола.

 

 

10

 

Здрасте, дорогие родители!

Я по-прежнему жив и здоров. Дела мои идут хорошо. Сегодня меня поздравили с правительственной наградой — орденом «Красная звезда».

Живу совсем неплохо. Питание отличное. Масла не хочется кушать. Так что Вы о мне не беспокойтесь. Прошу только писать почаще письма. Это будет большая радость для меня. Правда, вчера я послал Вам одно. И от Вас получил, посланное 28 февраля. Днями думаю послать посылку: костюм, туфли и кожанку. Дойдет ли или нет — не знаю. Я еще из Варшавы выслал Вам свою фотокарточку. Сегодня высылаю еще одну.

Живите дружно. Яблоки Вы мне не оставляйте. Пока я приеду — новые вырастут. Думал быть дома в конце марта, да не вышло, нельзя. Что будет потом — увидим, однако думаю, что новый урожай встретим вместе.

Целую всех друзей и знакомых.

Ваш сын Коля.

2 апреля 1945 г.

Мой адрес: 07784 «Е»

Сурначеву Ник. Ник.

Вступительная статья и подготовка к публикации Виктора ЖИБУЛЯ.

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Як выхаваць даследчыка за школьнай партай?

Як выхаваць даследчыка за школьнай партай?

Чаму ўсе краіны, якія развіваюць інавацыйную эканоміку, робяць сёння стаўку на STЕM? 

Палітыка

Аляксандр Лукашэнка сустрэўся з прадстаўнікамі СМІ Расіі

Аляксандр Лукашэнка сустрэўся з прадстаўнікамі СМІ Расіі

Некалькі рэчаў сёлета адбываюцца ўпершыню.

Грамадства

Ці набудуць у гаспадароў старыя хаты?

Ці набудуць у гаспадароў старыя хаты?

Адэльскі сельскі савет, што ў Гродзенскім раёне, можна назваць брамай у Еўрасаюз.