Вы тут

Сколько ПЭТ-бутылок нужно для скамейки?


Вы можете представить себе, что бытовой ПЭТ-мусор, который каждая семья в большом количестве выбрасывает сегодня в мусорные баки, не отправляется на свалки, а перерождается в полезные вещи: пластиковый декор,  дачную мебель, уличные скамейки и фонари... Что сотни бутылок от газировки не будут теперь засорять почвы, а их используют для создания ряда утилитарных предметов.

Недавно команда инженеров smARTech нашла необычный способ утилизации пластика. Так, например, из двух тысяч ПЭТ-бутылок на 3D принтере можно напечатать скамью. В планах — обустройство парков, дворов и пляжей, возможность ремонтировать уличную мебель, помощь инклюзивным людям и создание арт-объектов. Как уверяют в smARTech, список возможностей их проекта ReBottle ограничивается только фантазией.


— Три года назад мы начали заниматься 3D-печатью, — рассказывает Кирилл ДОРОХ, один из основателей проекта. — Мы сами делали и продавали принтеры, занимались ремонтом, печатали на заказ. А осенью пришла идея совместить наш опыт с решением проблемы переработки пластика. Решающим триггером стала новость о том, что Всемирный фонд дикой природы запустил онлайн-трансляцию разложения бутылки, которая будет длиться 450 лет.

Тема актуальная, и мы придумали комплекс, который будет состоять из трёх частей: измельчение пластика в гранулы, вытягивание их в материал для 3D-печати и создание самого принтера с большой областью печати. Он уже спроектирован, сейчас мы изготавливаем детали для его создания. Благодаря принтеру можно не только создавать новое, но и чинить старое. Преимущество нашего проекта в том, что кроме очевидной экологической пользы наша мебель, например, лавочка, будет в три раза дешевле средней цены на рынке.

Потом родилась и новая идея: сделать маленькие 3D-ручки. Это позволит решать мелкие городские и личные проблемы: от заделывания трещин до склеивания предметов. Мы понимаем, что экологически воспитывать людей надо с детства, поэтому ищем школьников, которым это будет интересно, а мы поможем им реализовать идею.

— Что, на ваш взгляд, самое плохое в пластике?

— Мы не считаем, что пластик — это плохо. Мы считаем, что его неправильно используют. Пластиковая упаковка живёт пару месяцев, а разлагается несколько сотен лет. Только 30% от произведённого в Беларуси пластика возвращается на заводы. И это только наша тара, а ведь ещё много товаров завозят из других стран. Одна из причин такого низкого процента — это то, что белорусы не сортируют мусор. По самым оптимистичным оценкам Белстата, только каждый четвёртый белорус собирает мусор раздельно.

— Представим, что вы уже сделали скамью из бутылок. Но она, как и любая вещь, изнашивается. Что с ней станет потом?

— Её можно перерабатывать снова и снова. Главный недостаток ПЭТ-бутылок мы хотим превратить в достоинство. Такой пластик разлагается 450 лет — значит, и лавочка очень не скоро придёт в негодность.

— В чем самая большая сложность в реализации вашей идеи? Почему этого не делали до сих пор?

— Может быть, потому что немногие у нас интересуются 3D-печатью. А может, потому что мы ещё не столкнулись с какими-то технологическими трудностями, которые ждут впереди. Но мы полны энтузиазма и оптимизма.

Кроме того, оказалось, что похожий проект уже существует, его запустили инженеры из Нидерландов. Это инициатива лаборатории и дизайн-бюро The New Raw и действует она в рамках сотрудничества с компанией Coca-Cola в греческом городе Салоники. На сайте жителям предлагают выбрать желаемый предмет, а затем сообщают, сколько пластика необходимо для изготовления, например, книжной многоярусной полки, стойки для велосипеда, дизайнерской уличной скамейки и т.п. Это вызвало такой интерес, что тысячи идей до сих пор ждут своей очереди для воплощения, вещи не успевают делать физически.

Наше главное отличие в том, что нидерландский проект имеет поддержку от Евросоюза и большой бюджет. Комплекс получился дорогой, потому что вместо 3D-принтера в Солониках используют манипулятор. Он может не только печатать, но и собирать детали на конвейере, варить и т. д.

Мы же делаем принтер сами, что значительно удешевляет конструкции.

— Сколько это стоит?

— Сейчас мы оцениваем проект в 50 тысяч белорусских рублей. Себестоимость комплекса — 15 тысяч, но есть ещё расходы на разработку, аренду помещения и прочее. Недавно мы выиграли конкурс социальных проектов Social Weekend, где получили 6 тысяч рублей для начала работы. Нас поддержали онлайн-гипермаркет «21 век», предприятие «Луч» (ОАО «Минский часовой завод») и некоторые другие организации. Помимо Social Weekend мы участвуем и в других конкурсах -- «100 идей для Беларуси», международных, выиграли участие в мероприятии «Креатон». Нас поддержало юридическое бюро «Кобальт». Мы видим, что интерес к идее есть, а значит, мы идём в нужном направлении. Команда создана, ресурсы находим, проект развивается.

Изначально у нас было только техническое ядро, мы закончили БГУИР, пошли в магистратуру, аспирантуру. А вот понимания, как подключить пиар, у нас немного «хромало». Но теперь нам помогают и в этом!

— С кем планируете работать в рамках проекта?

— Уже есть первичные договорённости с Минской урбанистической платформой. Летом они будут благоустраивать Октябрьскую улицу. Там мы хотим начать установку самой длинной скамьи в мире. Сейчас самая длинная находится в Болгарии — 1111 метров. Но наша будет самой длинной по определению, потому что она будет бесконечна. С каждой новой тонной переработанного пластика наша скамья будет прирастать. Сперва установим её на Октябрьской, а потом завернём её в пространстве города.

Также мы сотрудничаем с победителями прошлого Social Weekend, которые создали улицу стрит-фуда в Молодечно. Им интересна наша продукция. А нам важно, чтобы она появлялась в разных городах Беларуси.

3D-печать открывает большие возможности для инклюзии и людей с дополнительными потребностями. Например, пандусы. Решения, которые сейчас представлены, не очень удобны, не каждому подходят и дорого стоят. Наш принтер позволит составить пандус по индивидуальным схемам, кроме того, конструкция может быть съёмной (после использования её можно убрать, при необходимости поставить вновь). Ещё у нас есть первичные договорённости на создание разных объектов для первого инклюзивного пляжа -- проект «ПляжИК» на Минском море. В общем, договорённостей немало, нужно поскорее собрать принтер и начать работу.

— Я видела, вы сделали скворечник из биоразлагаемого пластика…

— Да, PLA-пластик из кукурузного крахмала и молочной кислоты. Он есть в свободном доступе, можно купить и изготавливать вещи из него. Планируем также дальше работать и в этом направлении.

— А лично вы сортируете мусор? Только честно!

— Проект убедил нас в том, что мусор надо сортировать. Сначала мы делали это хотя бы потому, что пластик — исходное сырьё для наших скамеек. Однако сами мы пластик для ReBottle собирать не планируем. Есть специальные предприятия, которые продают уже отсортированное сырьё. Мы ориентируемся на закупку у них. Но дома собирать мусор раздельно уже стало привычкой...

Беседовала Виталина БАНДАРОВИЧ

Выбар рэдакцыі

Эканоміка

Як генафонд раслін адаптуецца да змен клімату

Як генафонд раслін адаптуецца да змен клімату

Работа па вывучэннi генетычных рэсурсаў раслiн у Беларусi была пачата яшчэ ў 20-я гады мiнулага стагоддзя.

Грамадства

Паэт Iван Юркiн: З жонкай упершыню пацалаваўся ў дзень вяселля 47 год таму

Паэт Iван Юркiн: З жонкай упершыню пацалаваўся ў дзень вяселля 47 год таму

Песнi на вершы Iвана Юркiна карыстаюцца вялiкай папулярнасцю. Хто не ведае гiмна гасцiннасцi нашай краiны — «Прыязджайце да нас у Беларусь»? Вось таму было цiкава пазнаёмiцца з музай паэта — яго жонкай Надзеяй Iванаўнай. 

Грамадства

Колькасць «супрацьпрышчэпачнiкаў» змяншаецца, бо вакцыны даказваюць сваю эфектыўнасць

Колькасць «супрацьпрышчэпачнiкаў» змяншаецца, бо вакцыны даказваюць сваю эфектыўнасць

Сусветны тыдзень iмунiзацыi сёлета пройдзе з 24 да 30 красавiка пад лозунгам #Vaccines Work for AN# — «За агульны доступ да эфектыўных вакцын».

Грамадства

Карэспандэнты «Звязды» выправiлiся ў рэйд з супрацоўнiкамi ДАI

Карэспандэнты «Звязды» выправiлiся ў рэйд з супрацоўнiкамi ДАI

Абстаноўка на дарогах Мiнскага раёна — не з самых простых.