Вы тут

Эмануил Иоффе. Памяти Жореса Алферова


Среди уроженцев Беларуси ХХ века одним из самых известных является физик Жорес Алферов. Наш народ по праву гордится своим знаменитым земляком, который прославился в российском Ленинграде.


«Едва ли не каждый житель планеты ежедневно и повседневно пользуется научными разработками Жореса Ивановича, — отмечает М. Зубов. — Во всех мобильных телефонах есть гетероструктурные полупроводники. Вся оптиковолоконная связь работает на его полупроводниках и «лазере Алферова». Без «лазера Алферова» были бы невозможны проигрыватели компакт-дисков и дисководы современных компьютеров. Открытия академика Ж. И. Алферова используются и в фарах автомобилей, и в светофорах, и в оборудовании супермаркетов — декодерах товарных ярлыков...

Белорусские корни. Становление ученого

Жорес Иванович Алферов родился 15 марта 1930 года в Витебске в семье сплавщика леса. Дед будущего академика гонял плоты по рекам Улла и Западная Двина до самой Риги. Его отец — Иван Карпович родом из города Чашники Витебской области, а мать — Анна Владимировна — из местечка (теперь деревни) Крайск Логойского района Минской области.

Жоресом мальчика назвали в честь Жана Жореса, основателя газеты «Юманите» и Французской социалистической партии, которого в 1914 году предательски убили в одном из парижских кафе…

Иван Карпович, будучи подростком, работал поденщиком в поместье Володковича, затем к годам шестнадцати, как и его отец, сплавлял по рекам лес. Потом непродолжительное время работал на бумажной фабрике в местечке Чашники. До революции она называлась «Скина», теперь же это предприятие «Красная Звезда». Достигнув совершеннолетия, Иван Алферов, как и многие его сверстники, уехал на заработки в Петербург. Когда грянула Первая мировая война, ушел на фронт добровольцем и показал себя храбрым воином, дважды становился Георгиевским кавалером. Еще до Октябрьской революции Иван Алферов вступил в партию большевиков. Как выразился однажды Жорес Иванович, его отец «этой новой своей вере не изменял никогда».

В годы Гражданской войны Иван Алферов был командиром трех различных кавалерийских полков Красной Армии (латышского, донского казачьего и обычного), кавалером ордена Красного Знамени, позже — особо уполномоченным ВЧК по большому участку советско-польской границы, работником Полоцкой таможни, заместителем председателя Городокского райисполкома, директором лесопильного завода и леспромхоза в поселке Пермилово в Архангельской области.

После окончания Промакадемии в 1935 году И. К. Алферов работал в различных городах Советского Союза — Сталинграде, Новосибирске, Барнауле, Сясьстрое под Ленинградом. Вместе с ними путешествовала и вся семья — мать Анна Владимировна и старший брат с таким же необычным именем — Маркс.

В ноябре 2017 года во время эксклюзивного интервью телеканалу «БелРос» Жорес Иванович впервые публично рассказал, что спасло его отца от ссылки в 1938 году:

«Мало где об этом говорил, но в 1938 году папу арестовали. Он в гражданскую войну был командиром эскадрона в Латышском кавалерийском полку, уже готовили дело на него в Сталинграде. Спасли друзья. Тогда нужна была санкция прокурора, а прокурором оказался папин товарищ по гражданской войне. Он сказал: «Алферов — враг народа? Да вы что?» — и не дал санкции. И папа венулся на прежнюю работу. Ничего не случилось. А нам со старшим братом Марсиком мама говорила, что папа в командировке. Помню, он вернулся очень похудевшим. «Ну, в командировке на севере был, что сделаешь!» — говорил он. Спустя годы, спрашивал его об аресте, отец рассказывал, что на допросе не били, светили лампой в лицо, но не били. Вопросы глупые задавали, но он ничего не прнзнал» (Алферов — враг народа? Да вы что? // Народная газета. Союзное вече, 1 декабря 2017 г.).

Анна Владимировна Алферова, урожденная Розенблюм, родилась в семье бедного извозчика Вульфа (Владимира) Розенблюма. Она была образованным, культурным, эрудированным человеком и долгое время работала заведующей библиотекой. Прекрасно знала немецкий и польский языки, причем, как отмечалось знатоками, польский — с варшавским произношением.

В Крайске вырос замечательный классик белорусской литературы Змитрок Бядуля (Самуил Ефимович Плавник), хорошо знавший Анну Розенблюм и по-доброму к ней относившийся. В 1920-е годы в Минске он ввел ее в дом Янки Купалы, и мама Жореса Алферова потом с гордостью рассказывала, как поэт учил ее готовить замечательное белорусское блюдо — блины с верещакой (чаще это называется не верещакой, а мачанкой).

Военные годы Алферовы провели в городе Туринске Свердловской области, где Иван Карпович работал директором завода пороховой целлюлозы. В 1944 году в семью пришла похоронка: в Корсунь-Шевченковской битве погиб Маркс.

После окончания войны, в 1945 году, Алферовы вернулись в лежавший в руинах Минск, где Ивана Карповича назначили руководителем треста целлюлозно-бумажной промышленности БССР. В столице Беларуси Жорес Алферов учился в мужской средней школе № 42, которую очень успешно закончил в 1947 году.

Перед нами ксерокопия автобиографии юного Алферова, датированной 10 ноября 1947 года:

«Родился в 1930 г. в г. Витебске. В школу поступил в 1937 г. в г. Новосибирске, где в то время работал отец. В период Великой Отечественной войны учился в г. Туринске Свердловской области, где отец работал директором завода. В 1943 г. вступил в члены ВЛКСМ, был членом школьного комитета класса... В 1945 г. переехал в Минск. Учился и окончил в 1947 г. 42-ю среднюю школу г. Минска. Отец работает управляющим трестом бумажной промышленности Белоруссии».

Нельзя не согласиться с мнением журналистки Галины Яхонтовой, что эта краткая биография вчерашнего школьника вовсе не предвещает блестящего будущего: она нейтральна, как чистый лист, выпущенный трестом бумажной промышленности. Но нет в кратких официальных строчках и воспоминаний ни о недавнем, безусловно, не слишком радужном, военном детстве, ни о трагедии, потрясшей Минск. 3 января 1946 года более шестисот лучших школьников белорусской столицы пришли на свой первый новогодний бал. Вот как вспоминает об этом роковом событии подруга юности Жореса Ивановича Зоя Николаевна Атрахович:

«Вечер проходил на третьем этаже одного из немногих уцелевших зданий на площади Свободы. Веселье, шум, радость — все было великолепно. Но вот, около 23 часов, вспыхнул пожар, почти мгновенно загорелась елка. Выход из зала, где были танцы, аттракционы и праздничные столы, заклинило, там тоже бушевал огонь. За несколько секунд до этого страшного момента Жорес и две моих подруги вышли из зала на лестничную площадку, чтобы перевести дух, охладиться. Все трое спаслись, выбежав по лестнице во двор. Сама я, возвращаясь в это время из кино, решила все же зайти — повеселиться с друзьями. То, что я увидела, подойдя к зданию, описать невозможно. Тяжелое, страшное зрелище. Крики боли и ужаса, дым, огонь, люди прыгают из окон, кто-то разбился, кто-то погиб в огне. По официальным данным, в ту ночь погибло более 100 человек, по неофициальным — более 300. Жореса судьба уберегла».

Свой первый детекторный приемник Жорес Алферов собрал в 10-летнем возрасте, но главную роль в его будущей специализации сыграл школьный учитель физики Яков Борисович Мельцерзон, который привил ему любовь к своему предмету, что и определило жизненный путь будущего нобелевского лауреата. Именно по его совету будущий академик остановил свой выбор на электронике, которой увлекся в старших классах 42-й СШ. Через много лет в своей книге «Наука и общество» (Санкт-Петербург, 2005) Ж. И. Алферов вспоминал:

«...У нас были замечательные учителя. И то, что я пошел по этой стезе, поступил в ленинградский вуз, стал ученым — это, прежде всего, заслуга учителя физики Якова Борисовича Мельцерзона.

Он был потрясающим учителем. Первые послевоенные годы — трудное время. В школе было печное отопление, и мы, ученики, сами пилили и кололи дрова. И физкабинета тогда у нас не было. Яков Борисович проводил сдвоенные уроки, вернее, это даже трудно было назвать уроками: он читал настоящие лекции, обращался с нами не как со школярами, а как с взрослыми студентами.

<…> В десятом классе Яков Борисович, рассказывая о радиолокации, объяснил устройство катодного осциллографа, и я был просто поражен этим умным устройством. С тех пор электроника стала для меня самым интересным делом.

Потом, будучи студентом, я встречался с Яковом Борисовичем. И когда работал в Физтехе, тоже виделся с ним два раза. Он был уже пожилым человеком. Но, по-моему, очень гордился тем, что его бывший ученик работает в таком знаменитом институте».

После окончания школы Жорес поступил на первый курс энергетического факультета Белорусского политехнического института, где проучился всего год. В связи с переводом отца на новую работу в Ленинград в 1948 году семья Алферовых переезжает, а Жорес поступает на второй курс факультета электронной техники Ленинградского электротехнического института. Через четыре года он окончил этот вуз с отличием с дипломом инженера по специальности «электровакуумная техника». Это была важная веха жизненного пути будущего Нобелевского лауреата. В 2000 году Жорес Алферов признается:

«В ЛЭТИ, институте, сыгравшем выдающуюся роль в развитии отечественной электроники и радиотехники и в образовании в этих областях, мне очень повезло с моим первым научным руководителем. На третьем курсе, считая, что математика и теоретические дисциплины мне даются легко, а «руками» мне нужно многому учиться, я пошел работать в вакуумную лабораторию профессора Б. П. Козырева. Там я начал экспериментальную работу под руководством Наталии Николаевны Созиной, увы, уже покойной ныне, — человека редкой доброты, незадолго до этого защитившей диссертацию по исследованию полупроводниковых фотоприемников в инфракрасной области спектра. Так, в 1950 году, полвека тому назад, полупроводники стали главным делом моей жизни».

По распределению Жорес Алферов попадает в лабораторию В. М. Тучкевича всемирно известного Ленинградского Физико-технического института АН СССР, которым руководил академик А. Ф. Иоффе. Именно в этом институте, который называли «детским садом Иоффе», выросли «отец» советской атомной бомбы Игорь Курчатов, нобелевские лауреаты Николай Семенов, Лев Ландау, Петр Капица.

В то время лаборатория выполняла правительственное задание по созданию полупроводниковых приборов, к которому подключили Алферова. Уже в памятный для многих день смерти Сталина он сделал первый транзистор, который хорошо работал.

В 1954 году Тучкевич и Алферов создали первые советские силовые германиевые приборы, быстро нашедшие многочисленные применения в разных отраслях промышленности, железнодорожном и городском транспорте. В те годы Жоресу Ивановичу пришлось заниматься и внедрением новой продукции.

На основе комплекса работ в области полупроводниковых приборов в 1959 году Алферов получил первую правительственную награду — орден «Знак Почета».

Через 2 года — в 1961 году — он успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук, посвященную в основном разработке и исследованию мощных германиевых и частично кремниевых выпрямителей. На основе этих работ возникла отечественная силовая полупроводниковая электроника.

 

Полная версия – «Нёман» № 3, 2020.

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Арэнда жылля. Хоць «мядзведжы кут», абы з выгодамі і пральнай машынай

Арэнда жылля. Хоць «мядзведжы кут», абы з выгодамі і пральнай машынай

Гэтая вясной многія хацелі самаізалявацца на прыродзе.

Грамадства

Дарогамі Славы. Кулямётчык і мінамётчык

Дарогамі Славы. Кулямётчык і мінамётчык

З сапраўднымі легендамі мінулай вайны Паўлам Рубісам і Віктарам Вятошкіным мне пашчасціла сустрэцца ў майскія дні восемдзесят дзявятага года.