Вы тут

Алла Змиева: «Для открытий нужно горение и упорство»


Алла Змиева — директор издательства «Научный мир», руководитель Культурного проекта «Art librum», куратор, член комитета ICOM Беларусь. Долгое время занимается темой забытых художников, которые составляют славу не только Беларуси, но и Европы и, пожалуй, всего мира.

Термин «Парижская школа» (Ecole de Paris) вошёл в историю мирового искусства в 1920-х. Обозначает он интернациональное сообщество художников, прибывших в Париж из разных стран Европы и Америки. Они жили и творили на Монпарнасе, и это уникальное содружество, будучи интернациональным, несло в себе особую творческо-богемную атмосферу. Среди ярких представителей Парижской школы — белорусские художники Марк Шагал, Хаим Сутин, Шраги Царфин, Осип Любич, Осип Цадкин и другие.

Сегодня в гостях у «Алеси» одна из организаторов их выставок на родной земле, галерист и издатель Алла Змиева.


— Ваши усилия как собирателя живописи и просто человека неравнодушного к искусству во многом связаны с Минщиной. Почему так случилось? «Виноваты» Хаим Сутин, Шраги Царфин?

— Можно и так сказать. Пять лет назад в Минске состоялось знаковое культурное событие — международная научно-практическая конференция «Сутинские чтения», в которой принимали участие известные специалисты по изучению Парижской школы из ряда европейских стран, в том числе из Франции. И меня пригласили быть в одним из организаторов этой конференции, хотя ранее это явление глубоко я не изучала. Впрочем, искусство первой половины ХХ века эстетически мне всегда было близко. Правда, имя Хаима Сутина в большей степени ассоциировалось в контексте их дружбы с Модильяни, которого я любила как художника ещё со школьных времён.

И то обстоятельство, что Хаим Сутин, французский художник еврейского происхождения, родом из местечка Смиловичи, что под Минском, для меня стало открытием. Как и для многих сограждан. А ведь Хаим Сутин всемирно известен! Его произведения уходят на аукционах за баснословные миллионы! Удивилась и тому факту, что Смиловичи — это родина ещё одного представителя Парижской школы — Файбиша-Шраги Царфина. Его потомки из Франции, России и Израиля также приехали на конференцию. Так завязались наши тесные отношения, в частности, с внуком Царфина — Ив Дюлаком. В декабре прошлого года он уже третий раз приезжал в Минск и Смиловичи, познакомиться с Беларусью в этот раз также приехала его дочь.

— На ваш взгляд, в достаточной ли степени раскрыты судьба и творчество Хаима Сутина в Смиловичах и в целом в Беларуси?

— За последние годы у нас сделано очень много для возвращения имён художников, некогда покинувших свои родные места и обретших славу за пределами Беларуси. Мы должны быть благодарны тем, кто был у истоков возобновления этого возврата в исторический и научный контекст. Это в первую очередь дипломат, работавший в Париже представителем Беларуси в ЮНЕСКО, Владимир Счастный. Мы познакомились с Владимиром Григорьевичем в 2010 году, когда вышла первая его монография «Художники Парижской школы из Беларуси», и презентация её проходила в нашем «Книжном салоне» на Калинина, 5.

— Благодаря «Книжному салону» государственные и частные издательства реализовали многие презентационные идеи, познакомили минчан со многими интересными книгами.

— Тогда я даже не знала, что, в значительной степени, ценой усилий Владимира Счастного в Центре детского творчества посёлка Смиловичи была открыта в 2008 г. экспозиция, посвящённая Хаиму Сутину. Впоследствии она переросла в мемориальный музей художника.

Конечно, создание музея стало возможным в том числе и благодаря усилиям преданных энтузиастов, краеведов, педагогов. Концепцию музея «Пространство Хаима Сутина» в Смиловичах создавала научный сотрудник Национального художественного музея Надежда Усова.

И в решении руководства «Белгазпромбанка» о приобретении коллекции работ художников Парижской школы--уроженцев Беларуси также высока степень участия Владимира Счастного. Сейчас в корпоративной коллекции банка находятся уже две работы Хаима Сутина. Говорят, что это самые дорогие произведения искусства в Беларуси. Они представлены публике в постоянной экспозиции в художественной галерее «Белгазпромбанка». Практически обо всех художниках сняты документальные фильмы, а о таких, как Шагал и Царфин, — даже не по одному фильму.

  • Шрага Царфин с женой, Сарой-Софи, в своей мастерской

— И тем не менее Шраги Царфин всё ещё «незнакомец» для большинства белорусов.  Расскажите, пожалуйста, немного об этом художнике.

— Стоит начать с восторженных слов о выставке Шраги Царфина «Ведущий к свету», которая открылась в декабре прошлого года в Национальном художественном музее и продолжалась три месяца. Впервые белорусской публике представили уникальную коллекцию из 60 картин Файбиша-Шраги Царфина, очень яркого художника Парижской школы, и это случилось в год 120-летия со дня рождения живописца. Это действительно масштабный выставочный проект. Путь к этому прокладывался долгие годы благодаря сотрудничеству с наследниками художника.

Музей в Смиловичах сегодня перестал быть мемориальным — он стал полноценным художественным, а также туристической отметкой на карте Беларуси: через него пролегает несколько экскурсионных маршрутов. Благодаря глубоким и тщательным исследованиям личности и творческого пути Шраги Царфина, которыми занимается мой коллега Юрий Абдурахманов, наследники художника передали в дар Смиловичскому музею оригинальные произведения и несколько личных вещей для создания отдельного «зала Царфина». Теперь полюбоваться работами Шраги Царфина можно как в Минске, так и в Смиловичах.

Книга воспоминаний «Файбиш-Шрага Царфин: о Сутине, о Смиловичах, о себе» вышла в нашем издательстве «Научный мир» и была представлена во время недавно прошедшей XXVII Минской международной книжной выставки-ярмарки. Это первое издание воспоминаний, переданных дочерью Лилиан Дюлак-Царфин для перевода и выпуска в Беларуси. Перевод сопровождается научными комментариями и биографическими сведениями о художнике, а также иллюстрациями его работ и архивными фото.

— Шагал, Сутин, Царфин… Какие ещё имена художников Парижской школы связаны с Беларусью и не особо известны в нашей стране?

— В Национальном историческом музее в 2018 году прошла выставка «Мастера Монпарнаса из белорусских местечек». Куратором и автором идеи этого проекта была я: за несколько лет работы по теме Парижской школы я открыла для себя художников, которые раньше не входили в число моих художественных предпочтений. Например, Михаил Кикоин, который родился в 1892 году в Гомеле. Он посещал в Минске художественную школу Якова Кругера, где познакомился с Хаимом Сутиным, и в 1909 году они вместе уехали на учёбу в Вильно, а после перебрались в Париж. Общаясь с коллекционерами, я впервые увидела оригинальные работы Осипа Любича, художника из Гродно, с дочерью которого я впоследствии познакомилась в Париже.

Многим я подпитывалась от коллег и коллекционеров, а когда видела интересные и доступные для приобретения работы на аукционах, советовала и помогала приобрести их. Поэтому идея сама напрашивалась — объединить известные мне работы художников Парижской школы, находящиеся в частных коллекциях, в одну выставку. Получилось восемь имён: Шрага Царфин, Осип Любич, Осип Цадкин (графика), Марк Шагал, Евгений Зак, Михаил Кикоин, Пинхус Кремень и Роберт Генин. Конечно, это ещё не все имена выходцев из Беларуси.

А сотрудничество с частными коллекционерами оказалось удачным: многие предоставили работы для участия в выставке Шраги Царфина.

— Мне известно, что в вашей деятельности, направленной на продвижение искусства, был и опыт проведения пленэров на Минщине. Продолжите ли эту практику?

— Действительно, я проводила несколько пленэров в цикле «Пространство Сутина». Однажды в Смиловичах была организована арт-резиденция для художника из Литвы. Это очень интересное творческое занятие, но хлопотное и затратное. У меня есть несколько интересных идей для пленэров, и я готова ими поделиться с теми, у кого есть возможность организовать такое мероприятие. Например, провести пленэр для французских художников в Мирском замке.

— Можно ли говорить о существовании такого направления, как художественное краеведение в Беларуси?

— Как куратор я вижу много хорошего материала для создания интересных проектов, ярких экспозиций. А как действующий член ICOM Беларусь скажу, что у нас существует несколько программ развития региональных музеев. Правда, пока ими занимаются в основном малочисленные энтузиасты. Таких счастливых случаев, как с музеем «Пространство Хаима Сутина» в Смиловичах или домом-музеем Чеслава Немена в Старых Василишках, почти не бывает: там годами велась систематическая работа.

Вот мне очевидно, что надо создавать галерею Георгия Скрипниченко в Слуцке. Но кому ни предлагаю, пока никто не поддерживает идею. Хотя в Слуцке можно смело делать музей современного искусства. Там выпускники школы Садина — знаменитые графики Басалыги. Там Владимир Акулов творит, и Владимир Цеслер тоже родом из Слуцка.

— Ваше пожелание местным краеведам, у которых не очень большие возможности, но которые интересуются судьбой своих земляков-художников?

— Местным краеведам могу пожелать горения и упорства в достижении цели, тогда интересные находки не заставят себя ждать! А когда нужна будет помощь, профессиональная поддержка — обращайтесь. Думаю, экспертов найти мы всегда поможем.

Беседовал Кирилл Ладутько.

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Як шматдзетная сям’я будуе жыллё з дапамогай дзяржаўнай субсідыі

Як шматдзетная сям’я будуе жыллё з дапамогай дзяржаўнай субсідыі

Святлана, шматдзетная мама з вёскі Чарнаўчыцы, што пад Брэстам, падзялілася гісторыяй іх сям'і і дома.

Грамадства

Камень Узнясення, «Стопачка» і «Руская свечка». Што паглядзець у Іерусаліме?

Камень Узнясення, «Стопачка» і «Руская свечка». Што паглядзець у Іерусаліме?

Аўтобусы з паломнікамі і турыстамі ніколі не праязджаюць міма гэтых знакавых, і не толькі для хрысціян, святынь. 

Грамадства

Справа для народных мсцiўцаў. Пра партызанскiя аперацыi — з першых вуснаў

Справа для народных мсцiўцаў. Пра партызанскiя аперацыi — з першых вуснаў

Цяпер, калi пасля вайны мiнула столькi гадоў, каштоўнасць аповеду яе жывых сведак толькi павышаецца.