Вы тут

Во власти мечты


Заслуженный коллектив Республики Беларусь, лауреат специальной премии Президента Беларуси танцевальный клуб «Мара» отмечает в этом году свое 55-летие.

«Мара» — совместное детище влюблённых в танец людей, Макса и Лидии Кац. После смерти мужа Лидия Кац-Лазарева не дала «Маре» пропасть. И сегодня она по-прежнему делает всё, чтобы танцевальная культура в Беларуси развивалась, чтобы у тех, кто приходит в клуб, мечты сбывались.

Какой счастливый случай

— Иногда сама удивляюсь своему постоянству, — признаётся Лидия Петровна Кац-Лазарева. — В 1965 году приехала в Минск, зашла во Дворец культуры МТЗ, который тогда ещё не приняла госкомиссия, и с тех пор другого места работы просто не представляю. Живу рядом, но настоящим домом считаю «Мару»...

— Лидия Петровна, когда и где вы приобщились к хореографии? Как родилась ваша любовь к танцу?

— Выросла я в Таганроге. Однажды моя подруга попросила пойти с ней на занятия танцами — мол, она быстро освободится и мы вместе отправимся гулять. Я согласилась. О хореографии никогда не мечтала, считала себя недостаточно красивой, не обладающей внешними данными, которые необходимы для сцены и для выступлений перед публикой. Объяснение этому — в раннем детстве. Мне было 2 с половиной года, когда в доме случился пожар, я получила очень сильные ожоги, только чудом выжила. Это оставило свой след. Собиралась выбрать профессию, связанную с морем. Но в тот день мне, 14-летней девушке, очень понравилось, как ровесницы исполняют танго. Захотелось научиться так же красиво двигаться, как они. И я стала посещать эту школу. Меня заметили, я начала участвовать в концертах и конкурсах.

— Какими судьбами вы оказались в Минске?

Танцевальные конкурсы в те далёкие годы проходили в основном в Ленинграде, Каунасе, Вильнюсе, Риге. Оплачивать такие поездки для моих родителей, которые работали на заводе, стало сложно: в семье было ещё два брата, жили мы очень скромно. И я, 18-летняя девушка, отправилась в Минск. К тому времени была уже лауреатом Всероссийского конкурса бальных танцев. Считала: буду поближе к главным культурным центрам страны, к Прибалтике, продолжу «танцевальный марафон» и поступлю в институт иностранных языков. Студенткой не стала — не хватило полбалла. Но я твёрдо решила остаться в Минске и найти работу. Пришла во Дворец культуры МТЗ, нашла директора и предложила свои услуги — учить танцевать. Поскольку госкомиссия на тот момент помещение ДК ещё не приняла, меня взяли на испытательный срок по договору подряда. И я на танцплощадке, на знаменитых «корчах» летом стала приобщать к польке, липси, венскому вальсу и вальсу-бостону всех желающих. Собирались тысячи минчан. А с 1 сентября 1965 года открыла в ДК школу бальных танцев — по аналогии с той, где сама занималась в Таганроге. Пришли 8 человек. Вот так началась моя биография хореографа. Несколько позже я получила профессиональное образование — и даже не одно.

История любви

— Лидия Петровна, а как и где вы познакомились со своим мужем?

Макс Самуилович Кац преподавал в танцевальной школе в Таганроге. Он — потомственный хореограф. Сначала наша симпатия друг к другу не обещала перерасти в нечто большее. Всё-таки между нами была заметная разница в возрасте. Но он приехал ко мне в Минск, и здесь мы поженились. 

— Это была любовь учителя и ученицы?

Долгие годы я считала его учителем во всём и даже дома называла по имени-отчеству. Макс Самуилович влюбил меня в танец, благодаря ему я нашла своё призвание. Он был для меня Мастером. Но в какой-то момент я «доросла» до него и почувствовала себя достойной ученицей. Наши творческие контакты цементировало общее дело — «Мара». А в семейном союзе мы более 25 лет старались слушать и слышать друг друга. Необыкновенно благодарна мужу за то, что он делился со мной жизненной мудростью, приобретёнными знаниями, давал мне свободу развиваться, расти, совершенствоваться.

— Вы часто танцевали с мужем?

Танцевали мы на вечерах, праздниках, встречах с друзьями. Особенно часто — в тех случаях, когда для популяризации «Мары» требовалось что-то показать, объяснить значение великого искусства хореографии.

 

— А муж не ревновал вас к тем партнёрам, с которыми вы выступали?

— Хотя я никогда не давала повода, иногда такое случалось. Но чаще на подобные вопросы о ревности муж отвечал: «Ну пускай потанцует. Уйдёт домой она всё равно со мной!» К 30 годам я оставила спортивно-концертное направление и основной для меня стала педагогическая работа.

— Есть женщины, которые не могут жить без мужчины, а есть такие, кто легко переносит одиночество, кого оно не пугает. Вы из какой категории?

— Это большое счастье, если рядом есть кто-то, кто тебя понимает, с кем ты делишь радость и горе. Одиночество — это испытание, которое не каждому по плечу. Когда я овдовела, мне тоже первое время казалось: жизнь кончена. Но оставалась «Мара», и я заставила себя продолжать наше общее дело.

К счастью, я рано поняла: человек в этом мире по сути одинок и должен рассчитывать только на себя. Хочешь прожить интересно — значит, нужно верить в себя, в своё назначение. Это поможет не сломаться в самые трудные минуты жизни.

— Вы были молодой вдовой. Не пытались устроить свою личную жизнь?

— Я и сейчас верю в романтические отношения. Не глядя на свои годы, нахожусь в процессе выбора спутника жизни. Он, как и я, должен верить: «Любви и танцу все возрасты покорны».

Хореография воспитывает мужчину и женщину

— Много людей преподают танец, руководят коллективами. Но вы, кажется, просто горите своим делом, служите ему, причём вот уже 55 лет. Для меня загадка — как это возможно...

— Свято верю, что хореография — одно из величайших искусств, с помощью которых формируется человек, облагораживается его личность. Тот, кто занимается танцами, по-другому двигается, более собран, его эмоциональная сфера богаче, душа чаще поет, чем у того, кто не приобщился к ним. Хореография и музыка — основа эстетизации общества. И ещё. Обучая танцам, чувствую себя причастной к становлению высоких, красивых отношений между мужчиной и женщиной.

— Партнёры по танцам не случайно нередко становятся супругами?

— Тренеры знают: хочешь лучше узнать мужчину — приведи его в танцевальный зал, посмотри, как он будет вести себя здесь. Это правда. Становясь в пару, мужчина и женщина обмениваются энергиями, эмоциями, начинают более тонко чувствовать, без слов понимать друг друга. Мне очень интересно наблюдать, как на первом занятии юноши и девушки выбирают себе партнёра.

За 55 лет в «Маре» сотни учеников встретили свою половинку, вступили в брак. Есть такие, кто возвращается к нам после большого перерыва, уже выйдя на пенсию, а за это время в наших стенах вырастают их дети, приступают к занятиям внуки. Это крепкие счастливые семьи, а ведь именно они — основа общества.

— И всё-таки своей сверхзадачей вы ставите воспитание чемпионов в танцевальном спорте?

— Это одна из целей. У нас есть чемпионы мира, Европы по бальным и спортивным танцам. И это, безусловно, очень престижно для имиджа и нашего клуба, и страны. В 1991 году мы впервые выехали в Германию на чемпионат по бальным танцам. Тогда никто не слышал о стране под названием Беларусь. А теперь её знают. У нас есть сертифицированные преподаватели и судьи. Но конкурсный танец — это сложный процесс. И он — для одержимых.

— А для остальных…

— Каждого, кто переступил наш порог, стараемся окружить теплотой, чтобы человек почувствовал: здесь его ждут, здесь ему всегда рады и здесь у него всё получится. У меня занимается, например, 50-летний физик, преподаватель вуза, кандидат наук, и он признаётся: «Если бы не попал к вам, никогда бы не подумал, что танец может так раскрепостить». Многие приходят в «Мару» прежде всего, чтобы поддержать тонус, хорошую физическую форму и настроение. Но и они, как правило, участвуют в совместных шоу. Помню, наши 50-70-летние танцоры вышли на одном из выступлений на сцену и так зажгли «Рио-Риту», что аплодирующий зал встал, выражая своё восхищение.

— И у вас даже сегодня нет проблем с набором желающих научиться вальсу, танго, квикстепу?

— Ежегодно в «Маре» занимаются около 250 человек. Есть те, кто приходит сам. Но мы очень много делаем для пропаганды «Мары», привлечения в наши ряды пополнения из разных учебных заведений. Уже не первый год ведём проект с Академией МВД, обучаем курсантов танцам. Они знакомятся здесь с девушками из других вузов. Планируем работать с Военной академией. Раньше выпускникам военных вузов, не прошедшим курс танца, не выдавали диплом об окончании вуза. И это, считаю, правильно. Меня беспокоит снижение уровня физической подготовки, двигательной активности молодёжи.

Молодёжь сегодня сложно бывает отвлечь от виртуальной реальности. А для пожилых главное препятствие, наверное, на пути в танцзал — размер пенсии и отсутствие традиции?

— Всегда становится обидно за нас, когда в европейских странах видишь, как пожилые кавалеры и дамы исполняют танго и вальс на свежем воздухе. Изучала российскую госпрограмму «Танцетерапия. Активное долголетие». Танцплощадки во многих городах у наших соседей с мая по сентябрь не пустуют. Стараюсь внедрить этот опыт в Минске. Летом, реализуя проект «Танцы на воздухе» в парке М. Горького, 2 раза в неделю для всех посетителей проводили уроки танца. Кто-то хочет заниматься скандинавской ходьбой, а кому-то очень комфортно у нас.

— Какие танцы, по вашим наблюдениям, пользуются наибольшим «спросом»?

— Вальс, танго, квикстеп. Я всячески внедряю, поверьте, и сальсу. Но почему-то люди разных возрастов предпочитают по-прежнему классику. Думаю, объяснение этому — в желании ощущать партнёра и богатстве музыкального сопровождения.

— Лидия Петровна, вы сегодня уже только учите или иногда танцуете сами?

— Больше учу и учусь. Раз в год-два езжу на форумы лучших мировых педагогов по хореографии, слушаю лекции, чтобы быть в курсе современных тенденций и не останавливаться в развитии. Но иногда и танцую — со своими бывшими партнёрами, с учениками, которые сегодня преподают в «Маре».

— Что вы любите, помимо танца?

— Водить машину, кататься на велосипеде, плавать в бассейне сплавляться на байдарках, читать хорошие книги, слушать прекрасную музыку и пение, смотреть талантливые театральные постановки и фильмы. Люблю готовить. Без ложной скромности: я хорошая хозяйка, дорожу уютом, порядком, чистотой. Обожаю общаться с людьми, наблюдать за ними, узнавать, восхищаться. Ой, я столько всего в жизни люблю! Бывает, иногда просыпаюсь, чувствую, что наваливается хандра, что-то побаливает, вспоминаются трудности. Тогда говорю себе: «Лазарева, а ну, брось прикидываться, всё у тебя хорошо, ты ещё нужна людям, поднимайся — и вперёд!»

— О чём мечтаете сейчас?

— Реализовать те идеи, которых у меня ещё по-прежнему хватает. Передать своё дело в надёжные руки, оставить после себя наследников-профессионалов, чтобы «Мара» жила в Минске сотни лет. А ещё мечтаю о Дворце танца, где был бы учебный центр для занятий, костюмерная, кафе... Давно хочу, чтобы хотя бы в одной школе Минска с 1-го по 11 класс внесли в расписание обязательные уроки танца. Мне кажется, это был бы шикарный социальный проект, который со временем стоило бы распространить на все учебные заведения страны. Пока, увы, не нашла поддержки для реализации этого эксперимента. Но всё равно буду штурмовать «крепость» и верить: ведь мечты сбываются!

Ольга Поклонская

Фото из архивов Л. Кац-Лазаревой

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Мiтрапалiт Веньямiн: Нам усiм неабходна прасiць у Бога мудрасцi i разважлiвасцi

Мiтрапалiт Веньямiн: Нам усiм неабходна прасiць у Бога мудрасцi i разважлiвасцi

Патрыяршы экзарх падзялiўся сваiмi думкамi пра асаблiвасцi i сапраўдную небяспеку сённяшняга часу.

Спорт

16-гадовая тэнiсiстка Дар'я Хамуцянская:  На корце сяброў няма

16-гадовая тэнiсiстка Дар'я Хамуцянская: На корце сяброў няма

У яе планах — стаць лепшай за Арыну Сабаленку.

Грамадства

Міністр ЖКГ Андрэй Хмель: Спажыўца паслугі трэба пачуць і зразумець

Міністр ЖКГ Андрэй Хмель: Спажыўца паслугі трэба пачуць і зразумець

Аб за­крыц­ці па­лі­го­наў, уплы­ве ка­ра­на­ві­ру­са, за­клі­ках да не­пла­ця­жу за ка­му­наль­ныя па­слу­гі і най­блі­жэй­шых перс­пек­ты­вах.