Вы тут

История белого платья


На этот наряд я обратила внимание сразу, как только увидела его на фотокарточке. Подруга, живущая в Берлине, прислала снимки с первого причастия старшей дочери. На нем наша Маша выделялась среди девочек именно платьем — вокруг были великолепные белые «принцессины», а это выглядело более строгим, удлиненным — чуть ниже колена, и цвет имело не искристо-снежный, а скорее слоновой кости. Одним словом, старомодное. Но почему-то вспомнилось блоковское «... белое платье пело в луче» — даже на фото угадывалось, что обычное детское платье имеет особенную интересную историю.


joom.com

В своих предчувствиях я не ошиблась. Правда, Блок со своим трогательным символизмом здесь оказался совсем некстати. Но в этом небольшом куске ткани, если задуматься, чудесным образом воплотилось настоящая, реальная новейшая история Европы.

«Как ты думаешь, что это за материал?» — уже в берлинской квартире протянула мне это платье подруга. На ощупь ткань была мягкая, но на удивление прочная. «Шелк? Но какой-то он слишком плотный ... » — « Правильно, так как это не обычный шелк, а парашютный. Это был парашют американского летчика, который прыгнул с подбитого самолета и, наверное, спасся, а парашют повис на дереве ... ». Было это в 1945-м, на самом западе Германии, там, где совсем рядом Франция и Люксембург — до знаменитого городка Шенген каких-то пятнадцать минут езды на машине. Местные крестьяне пошли заготавливать дрова и издали заметили большое белое полотно, что свисало с верхушки. С трудом, но стащили его на землю, поделили между собой, разрезав на четыре части. Наверное, очень радовались такой неожиданной добыче — послевоенное время не было легким ни для победителей, ни для побежденных.

Как распорядились той  парашютной тканью другие семьи — неизвестно. А в нашем случае отрез положили в шкаф, чтобы использовать для какой-то особой причины. И когда через пять лет десятилетней внучке Марии настало время идти к первому причастию в белом платье, а платья не было и сшить его не было из чего в небольшой деревне жили по-прежнему бедно, тут кто-то вспомнил про американский «подарок». Причастие было уже назавтра, швейной машинки не было, но тетя девочки за ночь при свете свечи вручную сшила-таки ей наряд. Причем успела пришить и маленькие пуговицы, и хвальбонки на груди приделать. Платье у девочки была самое красивое среди сверстниц.

Больше его никто ни по какому поводу не надевал. Но хозяйка бережно сохраняла платье, надеясь, что ее дочь пойдет на свое первое причастие именно в этом наряде. Не удалось родились три сына. Но потом появилась внучка, тоже Мария. Эта чудесная девочка с голубыми глазами и светлыми длинными волосами истинное дитя европейского «поколения Z».

В свои десять с небольшим она прекрасно владеет тремя языками свободно говорит и пишет на русском, немецком и французском. Загорелась идеей выучить белорусский, так, как рассуждает Маша совсем по-взрослому, имея белорусский паспорт, нужно знать и язык нашей страны. Кажется, везде, где бывает (а ее семья много путешествует), она чувствует себя своей, абсолютно не стесняется в отношениях с чужими людьми, легко перепрыгивает с одного языка на другой, а если не хватает слов, добавляет жесты и улыбку. При этом очень уязвима в этом году впервые попала в наш музей Великой Отечественной и в зале, посвященном жертвам фашизма, так горько плакала, что мы вынуждены были оттуда поскорее уйти. А на балете — мы смотрели в нашем Большом «Ромео и Джульетту» она ​​весь спектакль просидела, почти не пошевелившись, широко раскрытыми восторженными глазами глядя на сцену. Как и все девочки ее возраста, Маша очень любит новые наряды, внимательно следит за подростковой модой. Но на свое первое причастие шла на него не по долгу, захотела сама охотно надела бабушкину немодное «парашютное» платье.

Такого развития событий, наверное, не могли представить ни ее прабабушка, которая в белорусском селе пряталась за трубой на чердаке от фашистов, что отлавливали молодежь, чтобы увезти в рабство, ни ее прадед, которого оторвали от крестьянских забот и семьи, призвав в армию вермахта и закинув служить в Африку, ни тот американский летчик, который, спасаясь из подбитого самолета, оставил на дереве возле немецкого села большой кусок чрезвычайно прочного белого шелка. Жизнь расставила все по своим местам. Девочка с белорусскими и немецкими корнями в этой удивительной американской одежде, которая идет в храм, не есть ли символ памяти, согласия и прощения? Тех понятий, руководствуясь которыми, наш такой противоречивый и такой разнообразный бешеный мир все-таки может как-то обойтись без войны.

Машино платье, бережно вымытое, отутюженное, теперь висит в ее шкафу. Ждет, когда родится и подрастет новая хозяйка — дочь или внучка сегодняшней. Даст Бог, позволят люди дождется. Парашютный шелк ткань чрезвычайно прочная.

Елена ЛЕВКОВИЧ

Выбар рэдакцыі

Культура

Больш за 100 літаратараў з усіх рэгіёнаў краіны возьмуць удзел у мерапрыемствах Дня беларускага пісьменства

Больш за 100 літаратараў з усіх рэгіёнаў краіны возьмуць удзел у мерапрыемствах Дня беларускага пісьменства

Свята, якое ўжо традыцыйна ладзіцца ў першую нядзелю верасня, сёлета прымае Слонім.

Грамадства

Як працуюць сядзелкі

Як працуюць сядзелкі

Попыт на сядзелак ці медсясцёр, якія могуць даглядаць цяжка хворых людзей на даму, пастаянна расце.

Культура

Алесь Родзім: Рабілі «афармілаўку» для калгасаў, вярталіся ў свае падвалы і працягвалі маляваць

Алесь Родзім: Рабілі «афармілаўку» для калгасаў, вярталіся ў свае падвалы і працягвалі маляваць

Беларускаму складніку Тахелеса прысвечаны арт-фестываль «Міфалагема тысячагоддзя», што адкрыўся ў прасторы Ок16 15 жніўня.