Вы здесь

Анимация — от слова «душа»


Известный казахстанский аниматор Рамиль Усманов считает: мультфильмы — это то, что всех нас объединяет.

В прошлом году 3D-мультфильм Рамиля Усманова и Юлии Тхай «Тимур и дракон» получил гран-при могилевского международного фестиваля анимационных фильмов «Анимаевка», став лучшим среди 85 режиссерских работ из 28 стран мира. А годом ранее в номинации «За образный современный язык и национальный фольклор» была отмечена еще одна работа Рамиля Усманова — «Хвастушка». На нынешнем мультипликационном форуме в Могилеве талантливый казахстанский режиссер сам выступил в роли эксперта. «Такие фестивали очень нужны, всегда интересно увидеть реакцию людей на свое творчество, — делился он впечатлениями. — Ценно также то, что оценку твоей работе дают профессионалы. И здесь есть реальная возможность пообщаться с ними».

6-20

6-20

 

В Казахстане растет интерес к народным сказкам

Если официально, Рамиль Усманов — директор Творческого объединения «Anіmator-PRO» АО «Казахфильм», а вообще он и режиссер, и художник-постановщик, и сценарист.

— У нас маленькая студия, мы делаем мультфильмы впятером, и все взаимозаменяемы, — рассказывал он на своей творческой встрече могилевской ребятне. — Производство мультфильма, который взял гран-при, заняло примерно пять месяцев. Вместо актеров мы используем персонажей, которые сделаны в трехмерной компьютерной программе. Там мы строим мультипликационного героя, раскрашиваем его и одеваем. Потом создаем внешний антураж — сцену, в которой он движется. Все это снимаем виртуальной камерой, монтируем сцены и накладываем звук.

Откуда берутся сюжеты для мультипликационных фильмов? Собираются ли казахстанские аниматоры снимать мультфильмы на сюжеты белорусских сказок? Что предпочитают смотреть казахские дети? Юным зрителям было интересно абсолютно все.

— Что-то берем из сказок, что-то придумываем. Мы вообще читаем много сказок. Но этот мультик, про Тимура и дракона, придумали сами, — приоткрывал секреты творческой кухни Рамиль. — У нас интернациональная студия. Юлия Тхай — наполовину корейка, я — татарин, Данила — русский, наш друг фрилансер Куат Коныркулжаев — казах. Все люди творческие, вместе собираемся и придумываем разные истории.

Не исключил Рамиль и возможности появления «белорусского» мультфильма.

— Есть надежда, что я обращусь к этому материалу, — пообещал он. — Ассамблея народов Казахстана в этом году отмечала свой юбилей, и на Казахфильме сделали цикл мультфильмов о народах Казахстана, которые живут в стране. Была создана русская сказка, украинская, уйгурская, татарская, корейская, немецкая — всего 9 мультфильмов. Белорусского там пока нет. Но если примут решение о продолжении этой серии, будем рады выполнить ваш заказ.

Что касается интересов казахских школьников, то в последние годы возрос интерес к отечественной анимации. Недавно появился полнометражный фильм для детворы, и в планах Казахфильма снять еще несколько.

Для казахского Шрека не хватит аниматоров

Профессия мультипликатора, можно сказать, штучная. Мало им быть, нужно создать фильм, который бы удержал ребенка у экрана.

— Порой вообще кажется, что у нас засилье американских мультфильмов... — пытаюсь спровоцировать Рамиля.

— Это не засилье, просто там пока делают лучше и больше. Качество великолепное, и деньги на это затрачены немалые. Взять, к примеру, Шрека. Не думаю, что мы могли бы сделать лучше, даже если бы нам выделили такой бюджет. Не хватает не только средств, но и умения. Вот, допустим, нас четыре человека, мы возьмем еще одного — и что? Шрека все равно не сделаем таким составом. Нужно человек 100, как минимум, но в Казахстане сейчас столько аниматоров не наберется. В Америке такой проблемы нет. Там собираются суперпрофессионалы со всего мира.

— Насколько вам близко то, чем вы занимаетесь?

— Наша студия частная, была создана в 2006 году по личной инициативе нескольких человек. Государство в этом никакого участия не принимало. После института и армии пришел на «Казахфильм», на кукольное отделение. С тех пор занимаюсь мультиками. Мне повезло найти работу по душе и единомышленников, которые любят и умеют это делать. Говорят, счастье — это когда ты с удовольствием идешь на работу, а вечером — домой. Мы счастливы.

На самом деле это волшебство. Вот ты делаешь что-то, а потом нажал на кнопку — и оно вдруг ожило, побежало. Компьютерные программы — это не то, хотя мы занимаемся и производством рекламы, чтобы выживать, и теми же компьютерными играми. Но анимация для нас — все! Это одушевление. Аnіma — значит «душа». Ты берешь нечто, вкладываешь в него душу, и оно начинает бегать.

— А какие компьютерные игры вы делали?

— Игры специально для банков, в рекламных целях. Небольшие сюжеты о том, что грабитель не сможет сломать сейф банка.

— Ваши мультфильмы рассчитаны на детей или взрослых?

— Фильм, который взял гран-при, абсолютно детский. И мораль у него такая же. А есть фильмы повзрослее, для всей семьи. У меня на родине популярен фильм «Хвастушка», который в позапрошлом году получил в Могилеве диплом. Все начинается со сватовства, многие в этом узнают себя и хихикают. Одна девушка призналась, что с ней все так и было, когда ее сватали. Не знаю, как белорусам, но казахам это близко. На «YouTube» фильм набрал около 1,5 миллиона просмотров за год. И, конечно же, казахи предпочитают смотреть фильм на своем родном языке. Так он ближе, понятнее.

Кадр из мультфильма  «Тимур и дра­кон».

Кадр из мультфильма «Тимур и дра­кон».

 

 

— И много удается снять мультфильмов?

— За 5 лет сделали 5 работ. Просто деньги выделяют 1 раз в год. Схема такая: минкультуры спускает деньги на «Казахфильм», «Казахфильм», в свою очередь, заключает с нами договор на производство фильма, допустим, 10 минут в год. И мы делаем. Нам дают тему и забирают готовый продукт, а вместе с ним и все права на показ.

— Много ли в Казахстане таких студий, как ваша?

— Я думаю, таких групп около 10. Каждый занимает свою нишу, потому что все отличаются по технике (есть, к примеру, студии 3D, есть 2D) и по уровню. Без ложной скромности скажу, что у нас больше всего фестивальных призов, мы давно в этом деле, с 2006-го по фестивалям ездим. В прошлом году фильм «Тимур и дракон», который взял у вас гран-при, получил 2-е место на «Лучезарном ангеле» в Москве. До этого были призы на фестивалях в Испании, Загребе, Швейцарии. В Европе мы востребованы. На «Фантоше» в Швейцарии мы получили приз зрительских симпатий. Зрители очень конкретно высказались за нас.

— А где больше всего любят мультики?

— Везде, я как-то не задумывался. Но в Европе очень любят мультфильмы. На «Фантоше», помню, каждое утро выстраивались большие очереди в кинотеатры. А еще в городе тебя начинают узнавать. Для нас это было странно (смеется).

Обратная сторона экрана

— В мире все оценивают по принципу: если часы, то «ролекс», если жилье, то в центре, если машина, то «БМВ». А если мультфильмы, то...

— Есть так называемая попса, а есть золотой фонд. Мне очень нравится фильм Носырева «Золотое кольцо», нравится японский режиссер Миядзаки, придумавший фильм «Унесенные призраками», куча всяких других мультфильмов.

— А «Красавица и чудовище», «Русалочка», «Белоснежка и семь гномов»?..

— Когда долго смотришь американские мультфильмы, начинаешь замечать, что один и тот же персонаж кочует из фильма в фильм. Там сильно не заморачиваются, и это мне не нравится. Люблю разнообразие.

— А что еще как профессионал вы не терпите в мультфильмах?

— Неумение делать мультфильмы с технической точки зрения. А еще, когда отношение к фильму такое: быстрее сделать и заработать на этом деньги или популярность. Это мне очень не нравится. Делаешь ты коммерческий продукт или авторский проект, нужно вкладывать душу. За экраном с той стороны должна быть душа. Ее отсутствие не скроешь никакими красками, изображениями. Если там пустота, эффекта не будет. Все это увидят.

— Работа в технике 3D предполагает наличие особых знаний. Может, вы все-таки больше программист, чем режиссер?

— Нет. Это же просто инструмент, мы такие же юзеры, как и остальные. Просто в тех программах, которые нам доступны, мы пытаемся делать изображение, как те же художники, которые работают кистью, карандашом. Просто это другой материал, другой инструмент.

— Что нужно для того, чтобы мультипликация развивалась?

— Хотелось бы, чтобы была четкая система финансирования производства мультфильмов и стройная, понятная программа. Мы все время натыкаемся на какие-то грабли. Совершенно не ясно, почему один год деньги дают, а в следующем нет. При этом никто ничего не объясняет. Мне кажется, это надо упорядочить в каждой стране.

— Где можно посмотреть ваши мультфильмы?

— Это вопрос не к нам, а к «Казахфильму». Мы, когда заключаем договор с киностудией, отказываемся от авторских прав. В интернете можно найти только пиратские копии. Мы сами ничего не выкладываем.

— Родственные связи с Беларусью есть?

— Только дружеские. С Михаилом Тумелей. Я вообще первый раз в Беларуси. В Минске был только проездом. Очень красивая страна.

— А какой любимый мультик был в детстве? Может, «Ну, погоди!»?

— «Ну, погоди!» тоже. А «Том и Джерри» — это был шок для нас. Я тогда был в классе 8-м. Шок от того, что мультфильмы могут быть такими смешными.

Нелли ЗИГУЛЯ

zigulya@zviazda.by

г. Могилев

Выбор редакции

Культура

Что посмотреть на экспозиции «Нематериальное культурное наследие Минщины»

Что посмотреть на экспозиции «Нематериальное культурное наследие Минщины»

Впервые здесь собрали и показали двенадцать элементов нематериального культурного наследия из разных уголков Минской области.

Культура

Более 100 предметов ремесленного наследия Омана представлены в Минске

Более 100 предметов ремесленного наследия Омана представлены в Минске

С 19 сентября до 19 января 2020-го одна из выставочных залов Национального художественного музея Беларуси — будто филиал восточной сказки.

Общество

Как учились партизанские дети?

Как учились партизанские дети?

Дети народных мстителей во время Великой Отечественной посещали учебные занятия во многих семейных партизанских лагерях.

Культура

Воспоминания об Аркадии Кулешове

Воспоминания об Аркадии Кулешове

История одного выступления.