Вы здесь

Наталия Кутузова: белорусы чувствуют принадлежность к своей культуре


Интеграция — долгий процесс. Страны Европейского союза следуют по пути сближения экономик с середины прошлого века, начиная с создания Европейского объединения угля и стали. Государства-участники ЕАЭС в тот состав, который мы имеем сегодня, объединились достаточно недавно. И как представители молодого союза пока ориентируются только на экономическую интеграцию. Какие перспективы у этого объединения в культурной сфере, рассказала Наталия КУТУЗОВА, руководитель Центра исследований глобализации, интеграции и социокультурного сотрудничества Института философии НАН Беларуси.


— Сегодня, когда мы говорим «европеец», подразумеваем жителя Европейского союза. Но касательно ЕАЭС такое понятие, как «евразиец», еще не сформировалось. Мы тоже к этому когда-нибудь придем?

— Чаще всего слово «европеец» трактуется как указатель на этническую принадлежность и относится к обозначению народов европейского происхождения. К ним, кстати, относятся и славянские народы. Можно, конечно, под словом «европеец» подразумевать и жителя ЕС, но тем не менее самая многочисленная группа европейцев — русские. В свою очередь, немцы, французы, итальянцы являются наиболее многочисленными группами среди народов европейского происхождения. Такие народы составляют порядка 2/3 всех жителей ЕС.

Кроме того, если спросить жителя любой страны Евросоюза о его идентичности, он ответит, подчеркивая этническое происхождение, — поляк, француз и т.д. А свою принадлежность к ЕС вспомнит, когда речь пойдет о европейских ценностях, изложенных в статье 2 Договора о Евросоюзе, в Хартии Европейского союза о правах человека. Среди этих ценностей доминируют уважение к человеческому достоинству, принцип обеспечения прав и свобод человека и гражданина, принципы равенства, солидарности, демократии и правового государства. В этих документах содержится указание на то, что эти ценности основаны на общем историко-культурном и духовном наследии народов Европы.

Надо понимать, что самосознание и идентичность — это многомерные явления в духовной и социальной жизни. На их формирование оказывают влияние и этничность, и культурно-исторический опыт, в том числе и правовая традиция, и, конечно, «символическая политика», которая сводится к пропаганде общих ценностных доминант. Сколько времени должно пройти, чтобы сформировалось общее пространство? Судите сами — в следующем году исполнится 10 лет Лиссабонскому договору, а еще вспомните Маастрихтский договор (1991), согласно которому был образован ЕС, но история европейского культурного пространства является многовековой.

ЕАЭС имеет принципиально другую природу: она очевидна в самом названии. Люди себя чувствовать как «евразийцы» скорее всего не будут, тем более, что очевидны культурные различия. Политика добрососедства, культурный обмен и взаимные культурные репрезентации стран — членов ЕАЭС, конечно, не означают «объединения культур».

— Какие технологии европейской интеграции мог бы перенять ЕАЭС?

— Европейский и Евразийский экономический союзы различны: ЕС в отличии от ЕАЭС является политическим и экономическим сообществом, фактически имеющим общую историю, наследие, ценности. Хотя первые шаги для формирования ЕС были экономическими — в 1951 году было учреждено Европейское объединение угля и стали, а позже (в 1957) появилось Европейское экономическое сообщество, — роль экономических союзов, несмотря на ее важность, переоценивать не стоит.

— ЕС формируется вокруг идеи единой Европы. Какая идея могла бы сплотить народы ЕАЭС?

— ЕАЭС — это международная организация для экономической интеграции. Ее субъектами являются страны, а не народы или культуры. В этих условиях только идея не сможет их сплотить. Европейское культурное, образовательное и правовое пространство является фактически единым несколько сотен лет, и, кстати, необходимо отметить, что белорусские земли, культура и система образования были включены в это пространство, а политический отрыв от него произошел только в ХІХ веке. Что касается советского периода — общего для стран-участниц ЕАЭС, — то давайте вначале ответим себе на вопросы: кто является носителями советской культуры? какое поколение? Сейчас властные элиты в странах ЕАЭС, за редким исключением, составляют люди, выросшие и сформировавшиеся при независимости, т.е. в постсоветский период. Кроме того, советские экономические связи были очень быстро разрушены в 90-е годы. Вспомните еще о «нефтяных», «газовых», «молочных» и прочих сырьевых и продуктовых «войнах», периодически возникающих проблемах в логистике между отдельными странами ЕАЭС. Причем я сейчас говорю не только об отношениях Беларусь — Россия, но и сложностях в отношениях Россия—Армения, Россия—Казахстан. Тем не менее некоторые лидеры позиционируют ЕАЭС как ядро континентальной интеграции: четыре страны находятся в стадии переговоров, еще некоторые страны выразили интерес к присоединению (среди них Китай, Сингапур, Индия — новые технологические лидеры). При существующих открытых или латентных спорах между нынешними странами ЕАЭС «полная континентальная интеграция» — это вообще, возможно, миф или очень далекая перспектива.

— В целом культурная интеграция возможна между любыми народами или Хантингтон был прав и народы, принадлежащие к разным цивилизациям, не смогут построить крепкие связи между собой?

— Прочные дружественные отношения и интеграция — разные вещи. Первое — это межгосударственное двухстороннее или многостороннее взаимодействие, а интеграция, в буквальном смысле, — это соединение разных частей, обладающее свойством саморазвития. Экономическая интеграция — фактически слияние нескольких национальных экономических систем в одно целое. Политической интерграции, надо заметить, пока в чистом виде нигде нет — даже политические институты ЕС являются институтами мегауровня, но национальные системы управления никто не отменял. В случаях, когда отношения неприятны обоим народам, большую роль приобретают нормы международного права, стандарты обеспечения прав человека. Лучших инструментов для сдерживания агрессии и регулирования конфликтов человечество еще не придумало.

— Как стоит выстраивать полную интеграцию: культура должна следовать за экономикой и политикой или наоборот?

— Если под этим понимать единство экономики, политики и культуры, то важно помнить, что ничего идеального нет. Пример Великобритании это доказывает. Но и путь этой страны в Евросоюзе был тоже непростым. Однако выход из ЕС не означает, что Великобритания перестанет быть частью европейской культуры и носителем европейских ценностей. Она как была, так и остается включенной в культурное пространство и экономические связи. Изменяется только ее юридический статус по отношению к ЕС. И, как вы можете наблюдать сейчас, пример Великобритании создал интересный прецедент, во многом даже привлекательный для некоторых других стран ЕС. Но такого рода прецеденты являются показателями устойчивости интеграционных систем, сейчас наступило время «перезагрузки» внутри Евросоюза. Я думаю, что ЕС выйдет из этой ситуации обновленным и сильным. В то же время этот прецедент — урок для ЕАЭС, суть которого состоит в том, что нельзя форсировать укрупнение международного союза, надо разобраться в существующих спорных моментах между нынешними странами-участницами ЕАЭС.

— Сегодня Беларусь становится более интегрированной в мировое сообщество: у нас развиваются отношения как с Китаем, так и с ЕС. Как это влияет на самосознание нашего народа?

— Самосознание белорусов — сложный объект для исследования, потому что мы обладаем довольно высокой степенью адаптивности, имеем сложную идентичность, в которой последнее десятилетие преобладает фактор гражданской принадлежности, а не этнической. Однако повсеместно видна закономерность: центробежная тенденция рождает центростремительную и наоборот, то есть интеграционные процессы вызывают волну сепаратизма и национализма. Сейчас белорусы чувствуют свою принадлежность к родной культуре еще больше, ведь уже выросло новое поколение: дети, родившиеся в постсоветский период, в период формирования независимого государства. Их национальная идентичность — это состоявшийся факт.

— В мире сейчас достаточно много крупных интеграционных объединений. Люди чаще меняют свое место жительства и более свободно перемещаются между странами. Как это влияет на идентичность человека?

— Высокая мобильность связана с рынками труда. Люди перемещаются вслед за поисками работы. Кроме того, мобильность диктуется развитием новых технологий, но идентичность она не стирает, а напротив, дополняет новыми аспектами: расширяет кругозор, профессиональные компетенции. Сейчас много белорусов работают по всему миру, но я знаю, что среди них достаточное количество тех, кто свою «белорускость» почувствовал именно на расстоянии от родины. Сидеть в «своем доме за крепостными стенами» — это значит обречь себя и свою семью на отставание от технологического, научного и экономического прогресса. Мобильные, высокопрофессиональные и успешные белорусы, получившие опыт в других странах, являются ценным ресурсом, которым нельзя пренебрегать.

Надежда АНИСОВИЧ

Название в газете: Наталия Кутузова: «Сейчас белорусы чувствуют свою принадлежность к родной культуре еще больше»

Выбор редакции

Культура

История сохраняется в мелочах. Как правильно реставрировать кладбище?

История сохраняется в мелочах. Как правильно реставрировать кладбище?

Ограждения — традиция, которую следует сохранить.

Общество

Глава Минской области — о том, чего регион достиг за двадцать пять лет

Глава Минской области — о том, чего регион достиг за двадцать пять лет

Минщина — самый центр страны, она даже своими очертаниями напоминает сердце.

Общество

Как под Минском сортируют мусор

Как под Минском сортируют мусор

Оператор вторичных материальных ресурсов и движение за переработку отходов «Цель 99» дали людям возможность своими глазами увидеть, как выглядят «мусорные кладбища».