Вы здесь

12 самых знаковых белорусских книг века


В конце года принято подводить итоги литературной жизни страны, определять, какие из новых книг наиболее понравились, какие из них мы возьмем с собой в год следующий, будем читать и перечитывать. Мы же предлагаем читателям «Звезды» обратить внимание не только на новые издания, увидевших свет в этом году, но и вернуться к классике. В нашей золотой дюжине упомянем самые знаковые книги века - те, за которые действительно не стыдно белорусам и в которых проявился наш национальный характер, менталитет. Возможно, этот рейтинг будет немного субъективным, кому он напомнит о школьной программе, но надеюсь, что большинство наших читателей все же обратятся к упомянутым книгам.


В конце года принято подводить итоги литературной жизни страны, определять, какие из новых книг наиболее понравились, какие из них мы возьмем с собой в год следующий, будем читать и перечитывать. Мы же предлагаем читателям «Звезды» обратить внимание не только на новые издания, увидевших свет в этом году, но и вернуться к классике. В нашей золотой дюжине упомянем самые знаковые книги века - те, за которые действительно не стыдно белорусам и в которых проявился наш национальный характер, менталитет. Возможно, этот рейтинг будет немного субъективным, кому он напомнит о школьной программе, но надеюсь, что большинство наших читателей все же обратятся к упомянутым книгам.

Почти 17 лет назад, в уже далеком 2000 году, "Звязда" проводила опрос среди своих читателей, чтобы определить знаковую книгу века. Тогда бесспорным лидером стала "Новая земля" Якуба Коласа. Думается, без этой поэмы не обойдемся и в этом году: произведение действительно показывает особенности характера белоруса, его стремление получить свой кусок земли, на котором бы он стал настоящим хозяином. Мнению о принадлежности к месту, где родился, живет и работает белорус, продолжает соратник Якуба Коласа Янка Купала в драме "Здешние". Согласитесь, как и герой произведения Никита Зносак, многие белорусы сегодня не чувствуют и не понимают своей национальной принадлежности, не стремятся изучать историю. Не обойдемся в рейтинге лучших книг века без искусства "чистой красоты» - творчества нынешнего юбиляра Максима Богдановича. Его поэтический "Венок" не только стал проявлением огромного таланта молодого творца, но и отметил его тонкий вкус и умение к деталям, мелочей продумывать и структурировать книгу поэзии.

Имя Симон в большинстве любителей белорусского литературы ассоциируется с талантливым музыкантом-самородком из известной поэмы Якуба Коласа. Но здесь мы упомянем произведение другого автора. Мастер импрессионистической поэзии и прозы Змитрок Бядуля в своей повести "Соловей" сумел рассказать историю уникального актера крепостного театра, музыки, способного досконально передавать "речь" зверей и птиц. Повесть привлекает не только сюжетом, но прежде всего мелодичностью языка и невероятным умением автора передавать в словах чистые эмоции.

Не обойдет мы вниманием и творчество Кузьмы Чорного. Думается, его "Поиски будущего" многим помнятся еще со школьных лет. Этот автор - из тех прозаиков, кого можно читать и перечитывать, удивляясь мастерству подбирать слова, выражать глубокие мысли и рассуждать о судьбах целых поколений. Вспоминаются также «Нижние Бойдуны" Янки Брыля и неповторимые характеры сельчан, досконально вырисованная в этом произведении. Здесь же упомянем и басни Кондрата Крапивы. Остроумный юмор, ситуации, заимствованы из жизни, и невероятно наблюдательный автор. Эти короткие и смешные стихи актуальны и сегодня.

Когда мы говорим о неповторимых героях, то нельзя не упомянуть Владимира Короткевича и его яркого персонажа Гервасия Выливаху с "Ладьи отчаяния". Импульсивный, смелый, искренний, самоотверженный, он не боится рисковать и до последнего отстаивает собственную позицию. Короче, Гервасий - не самый симпатичный герой всей нашей классики.

Нельзя считать, что белорусская литература - территория исключительно мужская. Женщинам здесь также хватает места и пространства для творчества. Здесь упомянем тонкую лирическую поэтессу Евгению Янищиц и первый том Собрания сочинений, что увидел свет в этом году, а также талантливую писательницу Людмилу Рублевскую с ее тетралогии о смелом Пронтише Вырвиче и мудром Варфоломее Леднике. Если поэзия Янищиц привлекает прежде чувственностью, искренностью, открытостью, то проза Рублевской выделяется выверенностью, точным историзмом и стремлением раскрывать сюжеты как можно более детально.

К творчеству Адама Глобуса в нашем обществе неоднозначное отношение. Кто его книги очень любит, а кто-то совершенно не принимает такой смелости и открытости, которые этот поэт и прозаик выражает в своих произведениях. Я себя назову скорее в числе первых. Ведь этот автор действительно показал, что белорусский литература - не только территория добродетели и скромности, что здесь разрешено намного больше, чем можно рассуждать шире и затрагивать самые интимные вопросы. Поэтому его "Только не говори моей маме" - сразу "да" нашей золотой дюжины.

Если бы Андрея Горвата не существовало, то его следовало бы придумать. Работал дворником в Купаловском, отличный колумнист, он уехал из Минска в дом своего деда в полесскую деревню. Его дневник "Радива Прудок" стал в этом году настоящей литературной сенсацией. Книга, на которую собирали деньги через кравдфандинговую платформу, - настоящий знак избранности, причастности к сообществу. А еще - это отличная медитативная проза, на которую действительно не жалко потратить несколько посленовогодних вечеров.

Марина Веселуха.

vеsіаluhа@zvіаzdа.bу

 

Название в газете: Кніжны рахунак: залаты тузін

Выбор редакции

Общество

Корреспондент «Звезды» выясняла, почему так темно на освещенных улицах Могилева

Корреспондент «Звезды» выясняла, почему так темно на освещенных улицах Могилева

Вечером пройтись вдоль центральной улицы Первомайской в Могилеве одно удовольствие.

Экономика

Куда обращаться, если гражданину задерживают зарплату?

Куда обращаться, если гражданину задерживают зарплату?

Ответ на этот и другие вопросы — в разговоре с Дмитрием Шевчуком.