Вы здесь

О традициях древнего звонарства в Беларуси


В Беларуси, единственной на постсоветском пространстве, сохранилась древняя традиция.

Колокол - это что-то очень живое. Через бронзу, из которой отлиты колокола, и руки человека, помогающие родиться звука, наша земля будто обращается к небу... А, может, наоборот? Этот звук настолько высок и чист, что, возможно, он специально был создан где-то на высоте, чтобы коснуться самого черствого сердца...

Беларусь - уникальная страна: только здесь, в единственном месте на всем постсоветском пространстве, сохранилась традиция древнего звонарства. Инструмент не был запущен временами и лихолетьем. Умение бережно передавалось от старших молодым. К счастью, нашлась и исследовательница, которая изучила все это и представила широкой общественности. Результатом неутомимой многолетней работы Елены Шатько стала книга «Колокола Белой Руси: тысячелетие традиции» (с приложением на двух DVD). Корреспондент «Звязды» встретилась с кандидатом искусствоведения, действительным членом Ассоциации колоколов России, доцентом кафедры теории и методики преподавания искусства БГПУ имени Максима Танка, чтобы расспросить о традициях звонарства в Беларуси и о том, как создавалась ее уникальная книга.


Елена Шатько сама владеет мастерством звонаря. «Это большая духовная радость», - говорит она о соприкосновении с колоколами.

- Елена Геннадьевна, вы инициируете внесение звонарства в список нематериального историко-культурного наследия Беларуси? Есть какие-то подвижки в этом процессе?

- Собран пакет документов, в который входят материалы по колоколам 19 храмов Брестской, Минской и Витебской областей. Их звучание записано на профессиональную аппаратуру. Благодаря Белтелерадиокомпании создано 5 передач, 3 документальных фильма о звонарях и истории звонарства на наших землях. Прихожане храмов собрали подписи о том, что они положительно оценивают звучание колоколов и согласны внести их в список наследия (это обязательное условие). В приложении - публикации в прессе на эту тему. Документы отданы в Институт культуры Беларуси, где на Совете может быть принято соответствующее решение. Мы ожидаем благословения митрополита Минского и Заславского, Патриаршего Экзарха всея Беларуси Павла, так как колокол - это инструмент, который используется прежде всего в богослужениях, и без согласия церкви решать такой вопрос неэтично. Известно, что Экзарх много делает для сохранения национальной культуры, например, скоро будет издана Библия на нашем белорусском языке. Поэтому придет время признания и наших славных колоколов - об этом молятся верующие.

- Расскажите, в чем уникальность звонарства?

- Следует отметить, что речь ведется именно о традиционном белорусском звонарстве. В 19-ти храмах, которые я исследовала в течение 10 лет, не прекращался мотив звона - сохранялась преемственность мелодии, которой звонили, скажем, сто лет назад - она ​​звучит и сегодня. В храме есть свой канон, он постоянный. Это как народная песня. Дело в том, что звонарство сохранилось только у нас, так как с 1921 до 1939 года в Западной Беларуси была особая конфессионально-историческая ситуация: продолжались церковные службы, отливались новые колокола. А в Восточной Беларуси в 1939 году был закрыт последний храм - службы нигде не проводились. То же самое происходило и на другой территории Советского Союза - шло полное уничтожение храмов и всего, что с ними связано.

У нас же продолжалось церковная жизнь - уникально то, что традиция звонарства не прервалась. Во время Великой Отечественной войны верующие спрятали свои колокола. Получается, что только в Западной Беларуси (возможно, еще в Западной Украине) никогда не терялся этот канон. В Эстонии был только один монастырь, который никогда не закрывался, - Псково-Печерский - там всегда звонили, 500 лет, и традиция также сохранилась.

- Какие места в Беларуси вы советовали бы посетить, чтобы услышать аутентичный колокол?

- Деревню Доропеевичи Малоритского района Брестской области. В 1934 году эти колокола были отлиты прямо у церкви, в земле, приглашенным мастером-литейщиком. Одна женщина, воспоминания которой я зафиксировала, будучи еще маленьким ребенком, видела, как в яме строили печь, как заливали медь. После колокола определенное время остывали в земле ... Еще стоит съездить в Вилейку, где сохранились удивительные колокола XIX века, отлитые в России. Правда, рядом находится шоссе: мы записывали их звучание в 5 часов утра и даже договаривались, чтобы движение транспорта был изменено - ​​чтобы шумы не мешали. Очень интересны колокола в Олтуше также Малоритского района. И в Молодечно колокола сохранились.

- Звучание церковного колокола содержит в себе много информации ...

- В храме крестились, там молодежь знакомилась друг с другом. Там же происходили помолвки - когда настоятель сообщал, что пара собирается пожениться, спрашивал, знают что-то о нем или ней - может, кому-то обещали? .. И в это время тоже звучал особый колокол - на помолвку. Венчались они позже, где-то через месяц - и тогда в окрестности разносился венчальный звон (но не во всех местностях он имелся). Зато везде был похоронный звон - он звучал, пока человека не донесут до кладбища. Представьте, люди во всей окрестности слышали этот звон, крестились, читали молитву о новопреставленном. А иногда они по звону понимали, умерший мужчина или женщина. Даже из какой деревни, можно было понять - ведь иногда определенное поселение могло подарить храму колокол.

- Современные технологии ведут к тому, что в скором времени можно будет обойтись без звонаря. Что вы думаете по этому поводу?

- Сейчас вводится новая система - «электронный звонарь» - она фактически уничтожает преемственность. Буквально на телефоне нажимается кнопка и сами собой начинают звонить колокола в церкви. Это может делать настоятель или прихожанин - тот, кто получил благословение.

Таким образом мы фактически разрушаем традицию, не даём ей возродиться, уничтожаем послушничество. Останется тогда желание идти в храм? .. Это мертвое и неживое. А если звонит звонарь, то участвует его душа.

- Вернемся к истории. Какие есть сведения о том, когда в Беларуси впервые зазвонил колокол?

- По материалам раскопок, по найденным фрагментам колоколов мы знаем, что уже в XII веке в Гродно на Замковой горе стоял храм и на нем было три колокола. Во время пожара они упали и разбились - в слое XII века нашли их фрагменты. На одном даже есть надпись «рабу». Все компанологи говорят, что надписи на колоколах появились в XIV веке в России. А мы нашли фрагмент XII века. Это уникально!

- Какие самые ценные колокола хранятся в нашей стране?

- Мной описано 1704 колокола из православных храмов. Они паспортизированы - сфотографированы, подсчитаны их размеры, зафиксированы надписи, которые на них имеются, записан звук. Для того чтобы сфотографировать, их надо было сначала помыть, - я делала это сама.

Все эти колокола являются древними - датируются XVII-XIX веками. Они вызывают большой интерес. На сегодняшний день у нас, как нигде на постсоветском пространстве, сохранилось такое большое количество колоколов. Именно в Западной Беларуси (в Восточной все уничтожено, за исключением того, что чудом было сохранено в музеях). Во времена войны их скрывали от немцев - закапывали в землю, затем возвращали. Это было самым родным, так как звон - звук населенного пункта. На них очень интересные изображения, древние надписи. Например, в деревне Олтуш Малоритского района чрезвычайно тонкие изображения Георгия Победоносца, убивающего змея. Они «тонкие», ведь даже кистью художника такое сложно отобразить, а там отлито. Причем отливал белорусский мастер Андрей Белячинский. Мне бы очень хотелось, чтобы поврежденные колокола оказались в музеях. Добавлю, что паспортизацию колоколов католических храмов провели ученые Академии наук Варшавы: они описали все колокола костелов Беларуси и Польши еще до 2008 года.

- Есть ли сегодня преемственность звонарского дела?

- Слава богу, дедушки-звонари чрезвычайно бережно относятся к своим колоколам, поэтому они сами стремятся кого-то из учеников воскресной школы научить, передать мастерство. Например, мальчик из деревни Доропеевичи Малоритского района Артем Патеюк, который сейчас учится в медицинском университете, научился в своей родной деревне этому мастерству у Степана Ярманюка. И в других храмах есть преемственность. Если колокола внесут в список нематериального историко-культурного наследия Беларуси, тогда и в воскресных школах при церкви дети их будут изучать. Ведь это свое, родное. Мы должны его хранить, как это делали наши отцы и деды.

- Можно ли сказать, что колокол - это тоже определенный вид молитвы, с обращением к Богу? ..

- Обязательно. Каждый удар колокола - это молитва. Иногда говорят, что это молитва в бронзе. Одновременно это и проповедь.

Один священник рассказывал мне, что конкретный человек шел мимо церкви, он услышал звон и решил зайти в храм, а со временем стал прихожанином. Сегодня колокол не выполняет функции призыва к началу богослужения, так как у нас у всех есть часы. Он имеет скорее миссионерскую функцию - это фактически внешнее богослужение. Я приглашаю читателей «Звязды» к участию в проекте «Колокол-соловей» (подробно о нем можно почитать в книге «Колокола Белой Руси: тысячелетие традиции»). Буду рада, если вы пришлете на мой электронный адрес shаtkо377@gmаіl.соm рассказы о колоколах, о традициях, связанных с ними. Может, ваши бабушки или дедушки пожертвовали на колокол? Возможно, среди ваших икон хранится чудом сохранившийся кусочек колокола? ..

 

Нина Щербачевич

nina@zviazda.by

Фото Надежды Бужан

Название в газете: «Звон — гэта душа народа»

Выбор редакции

Общество

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

По прогнозам специалистов, не менее 20 процентов от объема товаров в XXI веке будет за биотехнологиями.

Общество

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Поиски и приобретение «школьной формы», как по старой привычке говорят мамы и папы, — та еще головоломка!