Вы здесь

Купала - «гот», Колас - комик?


Серия «Мая беларуская кніга», которая выходит в издательстве «Попурри» с 2015 года, пополнилась новыми экземплярами. Серия имеет популярность среди читателей, прежде всего потому, что дает уникальную возможность посмотреть на национальных классиков не через призму школьной литературы - снизу вверх, а так, как смотрели бы мы на современников - лицом к лицу. В серии действительно собрано самое лучшее - актуальное, вневременное, вечное.


Попытки по-новому увидеть белорусских писателей, актуализировать их творчество - сегодня явление достаточно распространенное. Вот недавно писатель Игорь Поляков задал вопрос: «Кто был первым мастером стэнд-апа в Беларуси?» И сам же на него ответил: «Якуб Колас. Когда он учился в Несвижской учительской семинарии, то выступал на местных площадках с короткими смешными рассказами». Действительно, Якуб Колас - всегда был мастером короткого рассказа. Его лучшие произведения отличаются лаконичностью, выразительным сюжетом и, безусловно, юмором, умением посмотреть абсолютно на любое явление со смешного стороны.

Вместе с тем, мы знаем Коласа не только как человека, который умел подчеркнуть комические моменты жизни, но и как писателя, склонного смотреть на жизнь реалистично, со скепсисом, иронией, где-то с пессимизмом. Вот эта взвешенность - комического и трагического, оптимистичного и пессимистичного - и есть признак истинного философского мировоззрения. Разверните коласовские «Сказки жизни» ...

«Лучше быть несчастливым, но видящим, чем счастливым, но слепым». ( «Чья правда?») Слепотой, кстати, Колас называет здесь незнание извечных законов жизни ...

Или вот другая сказка ... «Старый лес»: «На свете часто бывает так, что самое простое дело, самая ясная правда познается ценой большого страдания - очень тяжелая дорога приводит к познанию ...»

А в сказке «Что лучше?» Колас рассуждает: «Кто знает, может, эта грусть, эта тоска — извечные спутники тех, кто много размышляет, кто живет один с собой, а может, и правда — такая вся жизнь, которая не дает удовольствия... »

Читая рассуждения Коласа-философа, понимаешь, что такие сказки не пишутся для детей ... Тогда для кого? Для подростков, чтобы предупредить их, что жизненная гармония держится не только на сплошной радости. Для людей пожилого возраста - чтобы понимали, что круговорот жизни движется с неизбежной обреченностью. Рождение, расцвет, зрелость, смерть, жизнь ... Мир живет в бесконечном повторении!

Веселое и грустное, свет и мрак ... Эти противоречия повторяются не только в жизни, но и в одном человеке... Более того, существует такое понятие, как эмоциональные качели. Как известно, качели с одинаковой амплитудой раскачиваются в две стороны. Так и человеческий настрой раскачивается - сколько у нас светлого, веселого, солнечного, столько и скучного, мрачного, депрессивного. Часто можно услышать о самоубийцах, которые ушли из жизни при загадочных обстоятельствах, что вот, мол, не верится, что человек сделал это добровольно, - он же так любил жизнь! Но способность к сильным чувствам не имеет знака - натура тонкая, чувствительная все воспринимает одинаково ярко, остро, глубоко!

Это хорошо понимаешь, когда читаешь стихи Янки Купалы. Страница за страницей, стих за стихом ... И встает перед читателем не только творец, но и личность - ранимая, склонна видеть преимущественно мрачную сторону жизни, не верить ни себе, ни людям. Если бы юность Купалы пришлась на конец двадцатого века, то из него вышел бы классический «гот», склонный к негативному восприятию мира, с романтико-депрессивным взглядом на жизнь. Мало кто додумывается в двадцать четыре года написать, как Купала, собственную эпитафию: «Тут ляжыць Янук Купала, // Што песні складаў, // Плакаў шмат, смяяўся мала, // Часта галадаў... // Без зямлі ўвесь век цягаўся // Горш якой скаціны, // Вось нарэшце дачакаўся — // Далі тры аршыны. // Надпіс гэты хто прымеце, // Хай Бога папросе, // Каб яму хоць на тым свеце // Лепш, як тут, жылося»..

Замкнутость, меланхолия, мизантропия - то, что выделяет произведения Янки Купалы на протяжении всей жизни. В стихотворении «Трудна, крыўдна жыць на свеце // Між нячулымі людзьмі, // Не раз вочы маладыя // Заліваюцца слязьмі», а ў «Разладзе» уточняет: «Куды ні глянеш — людзі, людзі, // Куды ні глянеш — шэльмы, шэльмы...»

Проблемы в отношениях с обществом (неприятие стереотипов, стандартов поведения), утонченное чувство прекрасного, пристрастие к сверхъестественному - ну чем не представитель готической субкультуры, где одной из характерных черт является особое , полуромантическое восприятие смерти? «У гэткай хвілі цяжкай, труднай // Нямілым робіцца жыццё, // Пракляў бы свет, і быт, і долю, // Усё б на лес сухі паслаў, // І даў бы думам спаць уволю // І сам бы спаў, навекі спаў».

Мы привыкли думать о белорусских классиках, как о «панах сохи и косы», но на самом деле в жизни им были присущи и аристократизм, и тонкость ощущений, и глубокий психологизм.

Именно психологизмом, умением разбираться в человеческом поведении, верой в силу доброты и силу любви выделялась, например, проза Элизы Ожешко, чей роман «Хам» - гимн настоящим чувствам. Писательница верит в любовь, которая живет вопреки поступкам, обстоятельствам и даже логике: «Есть на свете человеческие натуры, глубже любого колодца, и когда однажды упадет в них цветок любви, то никакие бурные волны не выбросят ее обратно, никакая обида не заставит человека оскорбить эту любовь жалобой, высказанной вслух...»

Ожешко писала свои произведения по-польски, но всю жизнь прожила в Беларуси. В свое время она была очень популярной, причем настолько, что могла стать первым белорусским нобелевским лауреатом!

Как известно, в 1904 году по предложению профессора Берлинского университета Ожешко была номинирована на Нобелевскую премию. Члены Нобелевского комитета высоко оценили ее писательский талант. В одном из документов комитета написано: «Насколько в текстах Сенкевича бьется знатное польское сердце, настолько в творчестве Элизы Ожешко бьется сердце человека». Но большинство членов комитета проголосовали за Генрика Сенкевича, а некоторые предложили разделить премию. Позже, в 1909 году Ожешко снова номинировали на Нобелевскую премию, но на этот раз награда досталась шведке Сельме Лагерлеф.

... У каждого из нас со школьной скамьи сложился свой образ родной литературы. Не всегда он дружелюбный, положительный, но никогда не поздно изменить его, познакомиться с произведениями классиков не под пристальным учительским взглядом, а самостоятельно, выбирая произведения себе по вкусу и настроению.

Анна Кислицына

Выбор редакции

Экономика

Как наладить бизнес в небольшом райцентре, где нет железной дороги

Как наладить бизнес в небольшом райцентре, где нет железной дороги

Узденский костёл, который построили в конце XVIII века, местные власти не один раз пытались продать через электронный аукцион, но желающих восстановить памятник архитектуры не находилось.

Спорт

«Десятое место — это наша ошибка». Белорусские гандболисты не вышли в олимпийский квалификационный турнир

«Десятое место — это наша ошибка». Белорусские гандболисты не вышли в олимпийский квалификационный турнир

В заключительном матче ЧЕ по гандболу сборная Беларуси сыграла вничью с командой Австрии — 36:36

Калейдоскоп

Веселые истории читателей

Веселые истории читателей

«Звязда» как-то правильно писала, что есть такое место, где человеку хорошо одному. Это — туалет.