Вы здесь

В Мирском замке во время войны погибло около 650 евреев


Выжившие узники гетто воспринимают Мирский замок не как памятник архитектуры, а как место, где погибли их родные.

Для некоторых белорусов, а особенно тех, чьи корни ведут на Новогрудчину, Мирский замок редко ассоциируется с историко-культурной ценностью. Это величественное красивое здание, известное далеко за пределами нашей страны, в первую очередь является для них местом, где погибли очень близкие люди.


В 20-е годы прошлого века в Мире проживало свыше 3300 евреев, что составляло примерно половину от всего населения. Это и стало одной из причин трагедий, которые одна за другой наваливались на поселок.

Научный сотрудник замкового комплекса «Мир» Ольга Новицкая: «Выжившие узники воспринимают Мирский замок не как памятник архитектуры, а как место, где погибли их родственники».

Первые расстрелы и гетто

Немецкие войска оккупировали Мир на шестой день войны. Первый расстрел произошел уже 20 июля 1941 года. Его жертвой стал и Яков Розовский. Как и остальные 20 человек, в тот день он взял с собой все ценности: евреи всегда думали, что у них будет возможность откупиться. Когда стало ясно, что надеяться на деньги не стоит, по дороге к месту расстрела Яков выбросил свой кошелек — хотел показать дорогу, по которой его вели. Кошелек нашла его сестра, которая и узнала, что жизнь брата оборвалась в ближайшем лесу.

Массовые расстрелы продолжились в ноябре 1941 года. 9 ноября полторы тысячи евреев согнали к песчаному карьеру, что неподалеку от Мирского замка. Как рассказывали местные жители, вели их всего несколько полицаев. Но те покорно шли. Земля шевелилась несколько дней после трагедии... Вскоре были расстреляны еще 750 мирян. В память об этих безвинно казненных людях сегодня стоят памятники.

Первое гетто в Мире, где содержалось около 3 тысяч человек, было создано уже через три месяца после того, как началась война. С мая по август 1942 года — около трех с половиной месяцев — существовало гетто и в Мирском замке. Узников гоняли на работы: нужно было очищать от завалов местечко, которое не раз бомбили. Поскольку в гетто кормили, во время таких выходов люди меняли свою одежду на еду. В Мирском замке находилось приблизительно 850 евреев. Около 650 человек погибло. Остальным удалось бежать.

— Возможность уйти была у всех, — рассказывает научный сотрудник замкового комплекса «Мир» Ольга Новицкая. — Многие не рискнули из-за своего преклонного возраста или маленьких детей на руках. На тех заключенных, кому посчастливилось выбраться из гетто, гитлеровцы устроили облавы.

Вещи-напоминания

В напоминание о тех людях, жизнь которых оборвалась в гетто или во время ноябрьских расстрелов в Мире, остались личные вещи и фотографии, хранящиеся в музее замкового комплекса. Салфетка с вышитыми на ней цветами была подарена местной жительнице Надежде Гайсюк какой-то Хасей. Женщина знала, что скоро погибнет, поэтому решила таким образом оставить о себе память. Благодаря пальто, сшитом Пейсахом Жуховицким для местного жителя Семена Фурса, мы сегодня знаем имя портного, судьба которого оборвалась в гетто. Интересно, что дом Фурса трижды горел, но пальто уцелело.

Беллу Гильмовскую расстреляли в ноябре 1941-го. Вместе с 15-летней девушкой погибла и сестра Доба. По воспоминаниям очевидцев, когда сестер подвели к яме, немецкий офицер приказал красивую Добу не расстреливать, но одноклассник-полицай толкнул девушку в яму. Ее закопали живой... Третьей сестре, Марии, посчастливилось выжить: она была среди тех, кто бежал из гетто в замке.

— О том, что происходило в Мире в годы войны, мы много узнали из писем Сары Ландер (в девичестве Хаймович), которой на момент пребывания в гетто было 12 лет, — говорит Ольга Новицкая. - Здесь содержались все ее родственники. Девочку спасла мать, которая работала в аптеке фармацевтом (гитлеровцы до последнего оставляли хороших специалистов). Сара Ландер призналась, что воспринимает Мирский замок не как памятник архитектуры. Для нее это место, где погибли все ее родственники.

Например, двоюродная сестра Рива Берман. Когда заключенные узнали, что гетто будет ликвидировано, по-разному восприняли эту информацию. Одни, в основном молодежь, думали, как выжить. Другие просто молились. Остальные заканчивали жизнь самоубийством. Принять яд решили и Берманы. Мать дала его Риве под видом лекарств. Соня и Зяма, родители девочки, сделали то же самое, но, в отличие от дочери, проснулись — видимо, из-за небольшой дозы яд на них не подействовало. Страдая от горя, Зяма перерезал себе вены, но кровь не пошла. Вместе с остальными узниками они были расстреляны 13 августа 1942 года...

Благодаря Освальду Руфайзену из гетто в замке сбежало около 200 человек.

Еврей-католик

Выжить удалось лишь тем, кто решился на побег. Среди молодежи в гетто была организована группа сопротивления. С оружием помог 20-летний Освальд Руфайзен. Выдав себя за уроженца польско-немецкой семьи, юноша устроился в местное отделение полиции переводчиком, поэтому знал о запланированных карательных операциях. Благодаря ему около двух сотен евреев оказалась на свободе.

Сам Руфайзен был схвачен гитлеровцами. Избежать расправы помог немецкий офицер, который считал еврейского юношу за сына. Его приютила игуменья местного женского монастыря, где он скрывался около 15 месяцев. Потом ушел в партизаны. После войны стал монахом и уехал в Израиль, где не был принят из-за того, что сменил веру.

"Стать христианином Руфайзена заставили те события, которые произошли в Мире в годы войны, -— считает научный сотрудник Мирского замка. — Безусловно, свое влияние на него оказали и монахини католического монастыря, которые спасли ему жизнь". Освальд Руфайзен приезжал в Мир в 1992 году. Встречался с выжившими узниками гетто. После смерти отца Даниэля, как называли христиане Руфайзена, его помощница передала личные вещи священника в замковый комплекс.

После смерти отца Даниэля, как называли христиане Руфайзена, личные вещи священника хранятся в замковом комплексе.

Найти, чтобы увековечить

Когда Освальд Руфайзен спасал представителей своей национальности, то в Мире были и те, кто, рискуя своей жизнью, помогал евреям независимо от своего вероисповедания.

Софья и Игнат Ермоловичи спасали евреев дважды. Сначала прятали в своем амбаре шестерых человек, осужденных к расстрелу. Но попав на свободу, те добровольно пошли в гетто. Одной из них была 20-летняя девочка Циля Капелович, которую после побега из замка Ермоловичи спасут второй раз. Через много лет Софье и Игнату в Мемориальном комплексе истории Холокоста "Яд ва-Шем" присвоят почетное звание Праведников народов мира. Музейные сотрудники были бы рады познакомиться с родственниками этих храбрых людей.

Как и с теми, кому посчастливилось выжить после побега из гетто в замке. На стенде выживших узников — всего 4 фотографии. Сотрудники замкового комплекса надеются, что узники гетто или их родственники откликнутся и помогут пополнить этот стенд.

Вероника КАНЮТА 

kanyuta@zvіazda.by

Фота Сяргея НИКОНОВИЧА.

Оставить комментарий

Выбор редакции

Культура

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Он уже давно потерял счет песням, которые создал. На просьбу назвать примерное количество задумывается и отвечает приблизительно: около 300.

Общество

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские журналы — на самом деле уникальные информационные сборники, значение и важность которых понимали в том числе их создатели и читатели.  

Общество

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

На юбилейной выставке Национальной академии наук.