Вы здесь

За и против колбасы и тушенки из бобров


После известия о том, что в Беларуси могут начать производить колбасу и тушенку из бобров, интернет не умолкает. Одни обсуждают перспективы реализации такой продукции, другие осуждают саму идею. Корреспонденты «Звязды» решили также подискутировать на эту тему.


  • За

Колбасе из бобров — быть!

Бобры невольно стали главными ньюсмейкерами в белорусском интернете.

Даже закон о тунеядцах не смог настолько встряхнуть интернет, как инновационная идея делать из речных грызунов колбасу. Пока одни над новостью хохотали, другие оперативно клепали протестную онлайн-петицию. И в то время, когда готовился этот материал, ее подписали более 100 тысяч человек. Что ж, защита животных — дело благородное. Но даже самую благородную идею можно довести до абсурда. Что мы и наблюдаем на примере бобров.

Попробуем рассуждать рационально. Бобров действительно слишком расплодилось, и ущерб от их деятельности вскоре превысит пользу. Да и законы природы никто не отменял. Если популяция чрезмерно разрастается, неминуемо запускается механизм саморегулирования. Возрастает внутривидовой агрессия или начинается мор. Или для бобра принципиальная разница — быть загрызенным сородичем, умереть от эпидемии или попасть под отстрел?

Впрочем, отстрел — дело не очень простое. К сведению «диванных» натуралистов: бобр — нет кроткий кабанчик в сарайчике. Это дикий зверь, живущий в непролазных местах, к которым еще нужно добраться. И стоять и позировать, пока вы целились в него из ружья, он не будет. Бултых! — И лови под корягами. Да и охота происходит в строго определенные сроки. Поэтому вряд ли колбаса из бобра станет массовым продуктом. Скорее, редким и дорогим лакомством для туристов.

Что касается «мирного» решения проблемы, о котором говорит автор петиции, то у меня один вопрос: как вы себе это представляете? Отправить лишних бобров колонизировать Марс? Устроить массовую стерилизацию? К сожалению, отстрел остается самым эффективным способом регулирования количества животных. А раз другого выхода нет, то почему полезное и вкусное мясо должно пропадать? И это не «дикость» и не «варварство», а рядовой пример природопользования.

Да, человек на протяжении своей истории эксплуатирует животных. Свиней и коров выращивают ради мяса. На мышах и обезьянах испытывают лекарства. На куриных эмбрионах растят штаммы вирусов для вакцин. А из крови телят делают медицинские препараты. А нутрию — близкого «родственника» бобра — давно и успешно пускают на домашнюю колбасу. А также массово отстреливают диких кабанов — переносчиков африканской чумы. Но где петиции в защиту всей этой живности? Почему «повезло» только бобрам?

Все просто: они попали в медийное поле. Поэтому и привлекли к себе столько внимания. Заяви Минсельхозпрод о паштете из вертлявой камышовки —поднимется такой же вопль. (Хотя, как выглядит птичка, — мало кто знает.). А что происходит на фермах и в лабораториях — обывателю неинтересно. Ведь не медийно.

Если же мы такие милосердные, то будем последовательными и НЕ ограничимся одними бобрами. Давайте откажемся от всех животных продуктов! И от современной фармакологии тоже. И будем умирать от болезней ради спасения лабораторных мышек. Готовы ли мы на это? Если нет — то стоит бросить этот псевдогуманистический вопль. И смириться с той ролью потребителя, на которую обрекли нас эволюция и наша биологическая природа.

Валентин БОЙКО

boіka@zvіazda.by


  • ПРОТИВ

Все бобры хорошие

Чего о людях не скажешь ...

Когда я рассказала подруге новость о том, что с бобров начнут делать колбасу и тушенку, она посчитала это такой несмешной шуткой. Но перспектива реальна. Уже 105 тысяч человек подписали петицию в Министерство сельского хозяйства и продовольствия против этого. И сбор подписей продолжается ...

Против идеи выступают не только вегетарианцы и любители милых зверьков. Обратим внимание на само предложение. Сначала вкус. Те, кто выступают «за», говорят о том, что, если мясо бобра правильно сварить со специями, — оно будет очень вкусным, останется только несильный рыбный запах. Но, внимание, с бобров будут делать колбасу и тушенку. Как это использовать? Класть на хлеб и делать бутерброды? В этом случае, во-первых, дичь, какая бы она ни была, имеет специфический вкус и запах. Простите, но горожане не будут терпеть, и, если добавить в колбасу много естественного бобрового мяса, после первого кусочка остальной продукт полетит в урну. Если перебивать запах рыбы и добавлять много специй или других ингредиентов, то зачем нам вообще эта колбаса вроде с бобром, но без мяса?

Еще остается открытым вопрос, как ее производить. Для производственных масштабов — не те объемы. А будет ли выгода для частных мясоперерабатывающих предприятий? Пока очереди из желающих угоститься такой тушенкой нет.

Кстати, когда-то бобры вообще были занесены в Красную книгу Беларуси. Да и сегодня их меньше нормы — 81% от оптимального количества по стране. Да, есть места, где бобров много, но когда туда устремятся все охотники, насколько стабильной останется ситуация? Так бобр быстро снова вернется в ряд краснокнижников.

К тому же давайте смотреть на перспективу. Города и предприятия растут — экологическая ситуация ухудшается. Согласно статистике Всемирного банка, Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, Глобальной Сети Экологического следа, белорусы ежегодно используют больше ресурсов, чем может восстановить наша природа. Поэтому беречь наш растительный и животный мир — одна из основных задач. Тем временем бобер положительно влияет на состояние рек. И значительное уменьшение этого вида отрицательно скажется на экологической ситуации.

А как следить за тем, чтобы охота не стала бесконтрольным? Лесничего к каждому бобру не поставишь, да и нет их столько. А по словам начальника отдела охотничьего хозяйства Министерства лесного хозяйства Беларуси Сергея Шестакова, цена на бобров может подняться, если будет спрос на мясо. И что остановить людей пойти убивать даже на территориях, не предназначенных для этого? Нам нужен всплеск браконьерства? Сейчас охотники ежегодно убивают около 9000 бобров и лишь примерно пятую часть из этого — охотничьи лесхозы. То есть, большинство — это «частники», количество которых может еще вырасти.

Ловушки для бобров могут не поймать, а покалечить животное. Один из моих знакомых в свое время охотился на бобров. Однажды в своей ловушке он нашел бобровую лапку. Вероятно, животное изо всех сил стремилось вырваться из плена, не обращая внимания, что калечит себя. А через год на том же месте ему попал доверчивый бобр... без лапки.

Но пугает другая сторона дела. Бобров планируют специально выращивать для колбасы. Я даже не могу представить себе эту бобровую ферму. Бобер довольно умное животное. Ему нужно валить деревья, строить свой домик... Это не курица, которая удовлетвориться зерном и будет путаться в курятнике со своими родными. Бобры — семейные животные. Они живут вместе со своими детьми, а когда те вырастают, помогают им строить собственный дом. Неужели у нас такая большая потребность, чтобы их убивать?

Надежда Анисович

anіsovіch@zvіazda.by

Выбор редакции

Общество

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

По прогнозам специалистов, не менее 20 процентов от объема товаров в XXI веке будет за биотехнологиями.

Общество

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Поиски и приобретение «школьной формы», как по старой привычке говорят мамы и папы, — та еще головоломка!