Вы здесь

До "химии" довели алименты


И эти осужденные — женщины

"Случается иногда, что какое-то событие разделяет жизнь на "до" и "после". Именно так было у меня", — рассказывает Жанна Онуфриева. Женщина немного застенчиво смотрит на камеру фотокорреспондента, и это не удивительно. В 55 лет получить судимость и оказаться на так называемой "химии" — наверное, не то, о чем мечтает большинство женщин. Впрочем, в исправительном учреждении открытого типа (ИУОТ) №51 управления Департамента исполнения наказаний МВД по Минску и Минской области осужденных с похожими судьбами почти сотня. Это женщины, которых направили сюда по 174 статье Уголовного кодекса — за уклонение от возмещения средств на содержание детей государством.


Восстановиться в родительских правах - мечта Ольги Алексеенко. Но пока что готовить приходится только для себя и других осужденных.

Когда наказание — помогает

"Все началось со смерти матери, — продолжает рассказ Жанна. — Мне тогда было всего 17 лет. Очень быстро вышла замуж, родила двоих детей, они уже взрослые. Но отношения не сложились. Второй муж был младше меня на семь лет. В этом браке родила еще двоих сыновей. Как раз тогда и начались серьезные проблемы: квартирный вопрос, споры со свекровью... Решили так: младший ребенок остается с отцом, а старшего буду воспитывать я. Своего жилья в родном Бобруйске у меня не было, все время не хватало денег. Кроме того, в 2006 году бывший муж подал на алименты в пользу младшего сына. С финансовыми обязанностями я не справлялась, вместо официальной работы на швейной фабрике ходила торговать на рынок, мне зачисляли прогулы. Так и оказалась здесь".

В ИУОТ №51 женщина находится уже восемь месяцев, срок наказания закончится только в ноябре. Но она надеется, что получить полную свободу сможет раньше. Тем более, что на новом месте дела, кажется, начали налаживаться. Жанну, как и других, устроили на работу — она ​​убирает помещения в общежитии Минского мясокомбината. На зарплату женщина не жалуется, говорит, что в Бобруйске таких денег не видела. С каждой зарплаты отправляет посылки детям: фрукты, конфеты, одежду. Лучшая характеристика успехов — желание работодателя продолжить отношения: после окончания срока ей предложили остаться здесь и далее в качестве вахтера.

"Когда я узнала, что меня разыскивает милиция, то не просто испугалась — это была настоящая трагедия, — признается Жанна. — Думала, что жизнь фактически закончилась, так как я никогда не имела проблем с правоохранителями, а тут — такое. Но сейчас понимаю, что далеко не все потеряно. Наоборот, проведенное здесь время дало мне возможность подумать, как жить дальше. Кстати, очень помогли девушки, которые также отбывают наказание, — в коллективе трудности переносить проще. Безусловно, часто думаю, что если бы была возможность, я бы сделала все иначе. Сейчас младший сын отношений не поддерживает, обижается на меня. Может, получится построить отношения заново после истечения срока..."

Яркий пример того, как наказание может изменить жизнь к лучшему, - Жанна Онуфриева.

Дать возможность выговориться

В помещение на улице Кабушкина это исправительное учреждение переехало в прошлом ноябре. Здание отремонтировали, поэтому условия здесь хорошие: в жилых комнатах новая мебель, хозяйственный блок оборудован качественной бытовой техникой. Если бы не жесткий режим и контроль (например, утренние и вечерние поверки), можно было бы спутать заведение с общежитием. Между прочим, и платить за него приходится так же, как за любое жилье, — с каждой зарплаты осужденные отдают около 25 рублей за проживание. Питаются, конечно, тоже за собственные деньги — есть своя кухня.

Но ограничения также довольно серьезные. Жизнь здесь проходит строго по графику: подъем в 6 утра, подготовка к работе и отъезд, после возвращения — вечерний туалет, питание и отбой в 10 вечера. Отлучиться куда-нибудь даже на выходные можно только по согласованию с администрацией. Из бытовой техники в жилом блоке разрешено пользоваться только самыми незаменимыми вещами. В данном случае — утюжком для волос или фенами. Просмотр телевизора — только централизованно в комнате отдыха. А вот мобильным телефоном пользоваться не запрещено.

Основная часть осужденных устроена на ОАО "Смолевичи Бройлер" (каждое утро за работницами приезжает автобус, вечером привозит их обратно), остальные — на Минском мясокомбинате, в Национальной библиотеке, Белтелерадиокомпании и Белгосфилармонии.

"Сравнивать наше учреждение с исправительными колониями, я считаю, некорректно, — утверждает начальник ИУОТ №51 Дмитрий Борисенко. — Они совершенно разные по своей сути, хотя цель у нас одна — исправление осужденных. Но здесь отбывают наказание совсем другие люди, те, кто совершил "безопасные" правонарушения. Для них ограничение свободы имеет ряд преимуществ. Здесь человек не отрывается от общества, продолжает вести почти нормальную жизнь. Случается ли такое, что осужденные по собственному желанию покидают учреждение? Конечно, такие случаи имеют место, но это, скорее, исключения из правил. Тем более, что у нас наказание отбывают женщины, а они более уравновешены, понимают, что это только приведет к более серьезным проблемам. У меня был опыт работы в аналогичном мужском учреждении, поэтому могу сравнивать. Мужчины держат все в себе, вот и эксцессов случается больше. Например, жена написала что-то плохое — он пошел заливать горе алкоголем или вообще сбежал из учреждения. А женщинам надо, чтобы было кому выговориться, рассказать о своей проблеме. Именно для этих целей у нас в штате работает психолог".

Не зная, кто обитает в этом помещении, можно спутать его с комнатой в общежитии.

Жертвы или примеры безответственности?

Ольга Алексеенко вышла замуж достаточно рано — в 19 лет. В браке, который, по ее словам, был счастливым, родилось аж пятеро детей. Но закончилось все трагически — мужа осужденной убили. На вопрос, как это случилось, женщина отвечает туманно: "Так бывает".

"С этого момента все изменилось, — говорит Ольга. — Было очень тяжело одной с пятью детьми на руках. В итоге, как говорят, "пошла по кривой дорожке". Начала проводить время не в тех местах и ​​не с теми людьми. За детьми следить перестала. В результате меня лишили родительских прав, детей передали под опеку свекрови, а алименты я не платила".

В исправительном учреждении женщина оказалась всего месяц назад, у нее срок — два года и десять дней. Но Ольга уверяет, что даже за это время она серьезно пересмотрела свои взгляды на жизнь. Женщина говорит, что хочет восстановиться в родительских правах, тем более, что с детьми она постоянно поддерживает контакт. Каждый день с ними созванивается, интересуется учебой и другими делами... Почему не ценила то, что было раньше? Этого Ольга объяснить не может, но обещает, что дальше все будет иначе. А еще признается: была уверена, что в исправительном учреждении все так, как в самых худших фильмах про тюрьму. Сказать, что ожидания не оправдались — не сказать ничего.

Впрочем, подавляющая часть осужденных сетует исключительно на жизненные обстоятельства. Вот и Екатерина Попова утверждает, что ее ситуация сложилась "сама по себе". В Беларусь она приехала из России, из Кемерово, и близких родственников здесь, кроме матери, не имеет. В браке родила двоих сыновей, один из которых болен детским церебральным параличом. Вдобавок муж попал в тюрьму, и женщина осталась со всеми проблемами один на один. Пока Екатерина искала деньги, дети оставались дома. Старший сын не появлялся в школе, и ситуацией заинтересовались органы опеки. В результате мать лишили родительских прав, а потом и осудили по 174 статье.

"Нахожусь здесь уже месяц с предписанных восемнадцати, — рассказывает Екатерина. — Устроилась уборщицей в один из гипермаркетов неподалеку. Зарплату еще не получала, но обещают около 400 рублей. Единственное, чего сейчас хочу, — воссоединиться с детьми, так как "мама на выходные" это не то, о чем я мечтала. Не могу сказать, что раньше не думала о возможных проблемах, понимала, что до добра это не доведет. Но ничего сделать не могла. Теперь вот планирую, на что распределять первую зарплату, — присмотрела сыновьям подарки на 23 февраля.

Екатерина Попова оказалась на «химии» после того, как за решетку попал муж.

Перевоспитаться — возможно

Максимальный срок в исправительных учреждениях открытого типа — пять лет. Но самые распространенные наказания по 174 статье составляют полтора-два года. Тем не менее, даже такое относительно небольшое время ограничения свободы может серьезно повлиять на моральное состояние человека. Чтобы этого не случилось, в учреждении периодически проводятся "дни отрядов", когда осужденные дают концерт для своих близких, а потом могут провести время в комнатах за чашкой чая. Вообще же посещения близкими здесь не ограничены.

Также осужденные периодически посещают Большой театр оперы и балета, организовано ходят в музеи и на выставки в городе. Раз в неделю посещают церковь. Незадолго до нашего визита в учреждение приезжала жительница Барановичей, у которой шестнадцать детей (двое биологических и четырнадцать приемных), и вместе с ними давала для женщин концерт. Поэтому культурная работа здесь проводится на уровне. Но гарантирует ли это, что человек не вернется к прежнему образу жизни?

"Конечно, есть у нас и "постоянные клиенты", те, кто раз за разом возвращается в учреждение до достижения пенсионного возраста. Человек гасит свою задолженность перед государством, возвращается в прежние условия, и все повторяется снова, — говорит Дмитрий Борисенко. — Но подавляющее большинство осужденных, безусловно, исправляется, и больше мы с этими людьми не встречаемся".

Ярослав Лысковец

lyskavets@zvіazda.by

Фото Сергея Никоновича

Выбор редакции

Общество

Каким должно быть учебное пособие в XXI веке?

Каким должно быть учебное пособие в XXI веке?

Из 50 изданий, которые должны появиться на школьных партах до 1 сентября, 48 уже напечатаны.

Спорт

Дмитрий Набоков: У меня есть только высота

Дмитрий Набоков: У меня есть только высота

Что приносят спортсменам рекорды, и как быстро они борются с серьезными травмами.

Культура

Алесь Родим: Делали «оформиловку» для колхозов, возвращались в свои подвалы и продолжали рисовать

Алесь Родим: Делали «оформиловку» для колхозов, возвращались в свои подвалы и продолжали рисовать

Белорусской составляющей Тахелес посвящен арт-фестиваль «Мифологема тысячелетия», который открылся в пространстве Ок16 15 августа.

В мире

Как развивается глобальное противостояние США и Китая?

Как развивается глобальное противостояние США и Китая?

Противоречия в отношениях между Вашингтоном и Пекином обостряются, и их можно смело называть торговой войной.