Вы здесь

Почему не стоит горевать об исчезнувших деревнях


Как-то занесло меня журналистская доля на очередной круглый стол. Темы точно не помню, но речь шла о проблемах села. И все выступающие, словно сговорившись, начинали стонать, что деревня вымирает и что нужно с этим что-то делать. Присутствующие чиновники, журналисты и активисты с сочувствием кивали головами. Мол, надо. А то старики умирают, молодежь уезжает, и завтра не будет кому коров подоить и картошку выкопать. И домов вон сколько пустых стоит. И огороды сорняками зарастают. Жуть!


Но ведь нет рода без урода. И среди отзывчивых людей нашелся циник, который с погребального плача по деревне только посмеивался. Этим циником был я. Вдоволь наслушавшись "песен скорби", я задал присутствующим единственный вопрос: "А кто из вас готов бросить свою городскую жизнь и завтра отправится поднимать село?" На несколько секунд стало слышно, как зудит муха, нарезая круги под потолком. Барышни уставились в свои ухоженные ноготки, а мужчины невольно стали поправлять галстуки. Любителей погрузиться в агроромантику среди тех, кто горевал о вымирание деревни, не оказалось...

Давайте смотреть в глаза исторической правде. Жить с крестьянскими мозолями всегда было невыносимо тяжело. Поэтому подавались сельчане кто в город на завод, кто в армию. Ведь других социальных лифтов не существовало. А когда при "кукурузном" генсеке крестьянам стали, наконец, выдавать паспорта, то опустение деревень стало вопросом времени. Ведь все мы люди, всем хочется комфорта. Чтобы вода из крана, а не из колодца. И теплая уборная в доме, а не "скворечник" на семи ветрах. И не жилы рвать за плугом, а сидеть в уютной конторе... А в технически "продвинутом" 21-м веке обезлюживание сельской местности пошло еще быстрее. По Белстату, в 2005 году в деревнях проживало более 2,7 миллиона белорусов. А в 2015 сельчан осталось 2,1 миллиона. Запомним эти цифры.

А теперь обратимся к другой статистике. Белстат свидетельствует, что производство мяса и птицы за те же десять лет выросло с 1024 до 1662 тысяч тонн. Молока — с 5676 до 7047 тысяч тонн. Яиц — с 3103 до 3816 миллионов штук. Нелогично как-то выходит: деревня вымирает, а производство продукции животноводства растет! Хотя с точки зрения обывательской логики должно быть наоборот. Так что это: ошибки, приписки? Нет. Просто — новые технологии.

Прогресс делает свое дело. И на ферме, где держат тысячи голов свиней, может быть только пять работников на смене. И они справляются! Автоматизация и механизация, господа! Современному сельскому хозяйству не нужно столько рабочих рук, как еще полвека назад. Соответственно, отпадает необходимость в многочисленном деревенском населении. И подавляющее большинство людей концентрируется в городах. Подобное наблюдается во всех развитых странах. И Беларусь здесь, как говорится, в тренде.

Многим селам суждено исчезнуть по объективным экономическим причинам. И делать "искусственное дыхание" бесперспективным населенным пунктам — дорого и нецелесообразно. Остается только обеспечивать предусмотренные законом социальные стандарты тем жителям, кто решил доживать там свой век.

А население, занятое в сельском хозяйстве, также хочет более комфортных условий проживания. Чтобы не хуже, чем в городе: коммунальные удобства, а также банк, почта, хороший магазин, школа, детский сад ... Да, это концепция агрогородков, которая давно реализуется в нашей стране. Естественно, возникают они не в чистом поле, а на базе деревень, которые в силу экономических факторов оказались сильнее, где уже была какая-то инфраструктура. А раз деревня обслуживает сельхозпредприятия, зарабатываются деньги, значит ее существование экономически оправдано. И вложения в ее развитие так или иначе окупятся.

Это был чисто экономический аспект. Сухой и безэмоциональный, словно страница бухгалтерской отчета. А что касается эмоций… Исчезновение любой деревни — это, конечно, трагедия. Уходят в небытие не только люди, но и культура. Ведь каждая деревня — это отдельная небольшая вселенная. И человеку, который вырос в этой местности, который помнит каждое деревце, каждый дом, чрезвычайно больно видеть пустоту вместо родного села.

Но прогресс не обращает внимания на эмоции. Он движется стремительно и неумолимо. С его точки зрения исчезновение деревень — это не вымирание, а оптимизация численности. И устраивают эту оптимизацию не чиновники, а сама жизнь. А с ней спорить невозможно. Какие бы личные эмоции нас не переполняли, надо понимать, что на дворе 21 век. И цивилизация давно перепрыгнула и сельскохозяйственный, и даже индустриальный этап своего развития. И в информационном обществе с его инновационной, интеллектуальной экономикой "классической" деревне практически не осталось места. Разве что в виде музеев под открытым небом.

Валентин БОЙКО

boіka@zvіazda.by

Название в газете: Вымирание или оптимизация?

Выбор редакции

Общество

Молодечно претендует на звание белорусской столицы стрит-фуда

Молодечно претендует на звание белорусской столицы стрит-фуда

Корреспондент «Звязды» оценила гастрономический потенциал города.  

Общество

Как в Беларуси развивается сектор беспилотников

Как в Беларуси развивается сектор беспилотников

Он молодой — в этом году ему исполняется 10 лет.  

Экономика

Как бизнес двигает политику

Как бизнес двигает политику

Конференция немецкого бизнеса «Евразийский экономический союз: значение, достижения, перспективы развития» прошла в белорусской столице. 

Общество

В Минске обсудили борьбу с отмыванием денег в Евразии

В Минске обсудили борьбу с отмыванием денег в Евразии

Белорусская «антиотмывочная» система вызывает определенный интерес у экспертного сообщества ЕАГ.