18 сентября, вторник

Вы здесь

Родион Мискевич: Амбиций много, мне хочется побеждать


В нынешнем волейбольном сезоне в одной из сильнейших лиг мира появился молодой белорус​.

Родион Мискевич, воспитанник гродненского волейбола, нападающий сборной Беларуси, из минского "Строителя" перебрался в итальянскую "Сору", команду, которая выступает в серии А (высшая лига Италии). Буквально через несколько туров в новом клубе Родион был признан самым полезным игроком месяца, а сегодня он уже потихоньку вливается и в повседневную итальянскую жизнь. Как приняла спортсмена новая страна, чем живет волейбол в Италии, и есть ли шансы у сборной Беларуси в мае отобраться на чемпионат мира, игрок рассказал в своем интервью газете "Звязда".


— Родион, в Италии ты уже практически полгода, можно подвести маленькие результаты?

— Еще год назад попадание в эту лигу казалось вообще невозможным, но я мечтал играть в Италии. Предложение возникло довольно поздно: конец июля - начале августа. Были варианты уехать в Румынию, Польшу, но я выбрал "Сору". Конкуренция в итальянском чемпионате большая и требования к игрокам серьезные. Первоначально понимал, что надо показывать хороший волейбол, чтобы не быть "мальчиком для битья". Но всегда, когда получаешь вызов, принимаешь его, а потом хочется еще большего, поэтому сегодня, подводя промежуточные итоги, сказать, что я доволен собой на 100%, — не могу. Конечно, какие-то цели уже достигнуты и это меня радует, но ни в коем случае не хочу останавливаться. В каждом матче стараюсь показывать качественную игру и биться за победу, а улучшать себя — это вечный процесс, совершенствоваться нужно всегда.

— На каких позициях "Сора" в чемпионате Италии?

— 13-е место. Мы вышли в плей-офф Кубка вызова, попали на команду, с которой вполне можем бороться. Изначально перед нами не ставили никаких задач, потому что по финансам клуб находится далеко не в лидерах.

— Насколько силен чемпионат в Италии?

— Очень сильный, все игры проходят на максимуме, на каждый матч настраиваешься, мобилизуешь все силы. Это одна из сильнейших лиг в мире, очень много рекламы, на каждом матче присутствует телевидение, ведутся трансляции, работают комментаторы. Вообще в Италии любят волейбол, ходит много болельщиков, ни разу не видел, чтобы зал был пустой. У нас у Соры арена самая маленькая — вмещает около 3 тысяч зрителей, а у остальных — по 5-6 тысяч, надо сказать, что и билеты на игры не дешевы, но люди ходят регулярно.

— В клубе много легионеров?

— Четыре — я, игрок из России и два из Болгарии. Во многих командах есть и больше иностранцев, но правила таковы, что на площадке могут находиться максимум 4 легионера.

— Коммуникация в итальянском клубе отличается от белорусских команд?

— Да, наверное. Сейчас меньше, а вот раньше, например, у нас было очень много командных ужинов.

В начале недели на почту игрокам сбрасывают план, там написано, кто пойдет в школу, кто на телевидение, кто на фабрику. Я был уже везде из этих мест. В школе рассказываешь детям что-то о себе, играешь с ними. Спонсор нашего клуба — фабрика, специализирующаяся на биопродуктах (фрукты, овощи), поэтому часто бываем и там. Участвуем в различных шоу на итальянском телевидении. Вообще с общественностью игроки взаимодействуют очень тесно. Хотя и устаешь от такого, но прекрасно понимаешь, что это часть работы.

— Довольно скоро после приезда ты получил звание самого полезного игрока месяца во всей лиге ...

— Это стало бонусом для меня. Не могу сказать, что сильно радовался, конечно, было приятно, но никаких иллюзий, такие награды приходят и уходят, главное для меня показывать результат.

— Что стало самым сложным по приезде в Италию?

— Когда уже решилось, что буду играть в "Соре", поскорее хотелось уехать и начать этот новый этап. Я был настолько заряжен, готов столкнуться со сложными тренировками, другим напряжением матчей, а вот в бытовом плане думал, что все получится легко. На деле оказалось все по-другому, первое время посещали мысли: "Что я здесь делаю?", "Что они все от меня хотят?", "Куда мне нужно идти?". Первый месяц, честно, было очень трудно. Другая команда, другие люди, другой язык, ты здесь один и никому не нужен. Но потом как-то задал себе вопрос: я приехал в Италию ныть или играть в волейбол? И все изменилось, стало на свои места. Конечно, в одиночестве все по-другому, хотя уже и познакомился с ребятами-игроками, разговоры с ними в основном о волейболе, чтобы развеяться, звоню домой родным и друзьям.

— Языковой барьер преодолел быстро?

— Не все итальянцы могут общаться на английском, поэтому еще до своего отъезда начал потихоньку учить итальянский. Волейбольные разговоры мог понимать уже примерно через месяц, знал, что от меня хотят, что надо делать, а теперь уже спокойно говорю и в быту, не идеально, но объясниться могу. Правда, если итальянцы начинают говорить очень быстро, а они это любят, приходится останавливать.

— На улицах Италии тебя уже узнают?

— Да, на улицах, в магазинах. Просят автографы, фотографируются. Сначала это было очень непривычно, потому что в Минске такого не было, ну, может, пару раз. Как-то приехал в ресторан, хозяин попросил сфотографироваться и выложил снимок в Фейсбук, кто-то из фанатов увидел и тоже приехал в этот ресторан, просто чтобы сделать фото. Вот такие они интересные. Теперь уже воспринимаю такое внимание как должное. Здесь со стороны болельщиков большой поток энергии, за тебя болеют — это добавляет игрокам адреналина, мне кажется, такая атмосфера понравилась бы любому спортсмену.

— Расскажи о городе, в котором сейчас живешь.

— Соро находится недалеко от Рима, он небольшой, тысяч 20 жителей, в принципе, для жизни, я считаю, нормально — никаких пробок, спокойно можно добраться на тренировку. Ничего не отрывает, нет дискотек и других шумных мест, хотя вряд ли я бы на них как-то реагировал. Пару раз ездили в Рим — это, конечно, уже совсем другой город.

В Италии очень вкусная паста, иногда хожу в ресторан именно ради нее. Еда вообще значительно отличается от белорусской. Других интересных мест пока не нашел.

— В твоих социальных сетях можно видеть фото из дорогих известных магазинов. Итальянская мода увлекла?

— (Смеется) Нет, не сказал бы, могу устроить шопинг, чтобы хоть немного забыть о волейболе, но это случается не так часто. Недавно, кстати, вместе с командой ездили в Ватикан на встречу с Папой Римским. Интересно, но не более того, меня это не сильно впечатлило.

— Уже успел изучить итальянский народ?

— Не могу сказать, что я знаю его хорошо, но что-то уже понимаю об итальянцах. У них очень много разговоров, люди здесь любят поболтать между собой. Ужин, например, может длиться полтора часа, я был в шоке. Очень много жестикуляции, каждое действие они описывают жестами. Когда приехал, не особенно знал язык, но по жестам практически все можно было понять: где возмущение, где радость, а когда они спорят — это вообще выглядит очень смешно.

— Что итальянцы знают о Беларуси?

— Мне ничего не рассказывали, может, ничего и не знают. Хотя, когда я приехал, не было вопросов, типа "А что это за страна?", "Где находится?" Значит, все-таки что-то знают.

— Цель попасть на сильный чемпионат ты уже достиг, какие задачи ставишь перед собой в дальнейшем?

— Изначально говорил, что еду в Италию учиться играть в волейбол на высоком уровне. Учиться не на тренировках, а в играх с сильными соперниками. Пока прохожу эту фазу, но амбиций много, мне хочется побеждать!

— В мае наша сборная будет бороться за выход на чемпионат мира, как оцениваешь шансы белорусов?

— Мы в группе с хорватами, сербами, датчанами, норвежцами и швейцарцами. Безусловно, лидерами будут сербы, но с ними, как и со всеми остальными, можно бороться. Вопрос, как мы сыграем, а не как это сделают они. Шансы есть всегда, важно ими воспользоваться. Думаю, у нас получится. Надоело уже просто участвовать, хочется выигрывать. Многое, конечно, будет зависеть и от того, кто приедет играть за нашу сборную.

— Кстати, как относишься к тому, что игроки отказываются выступать за нацкаманду?

— Не хочу никого осуждать и оценивать. Я хочу приезжать в сборную, пока нужен ей, и помогать, чем могу.

— Что думаешь об уровне белорусского волейбола в целом?

— К сожалению, чемпионат страны становится слабым, все хотят уехать, команды теряют силу, финансирование становится все хуже, интерес зрителей падает. Мне кажется, не хватает популяризации. В этом смысле можно привести в пример только "Шахтер", который стремится продвигать свой клуб в интернете, делает трансляции, занимается сайтом. Важно, чтобы люди знали, кто и во что вообще играет. В Италии команды выходят на улицы с мечами, играют возле кафе, поэтому потом любители спорта знают, к кому они ходят на матчи и за кого болеют. У нас пока это не понимают или понимают, но не хотят ничего делать. Когда был в Беларуси, очень часто слышал: "Что поделаешь, волейбол у нас непопулярный вид спорта". А почему? В него же играли, наверное, все — кто в школе, кто на пляже.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ

lobazhevich@zviazda.by

Оставить комментарий

Выбор редакции

Экономика

Можно ли управлять спросом потребителей?

Можно ли управлять спросом потребителей?

От спонтанной покупки со «скидкой по-белорусски» можно не только не получить какой-либо экономии, но и переплатить за нее.

Спорт

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Про знаменитую фамилию и современность белорусского хоккея.

Общество

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

С Литвой у нас общее историческое прошлое и теперь она — наша ближайшая соседка в Евросоюзе. 

Общество

С какими сложностями сталкиваются космонавты?

С какими сложностями сталкиваются космонавты?

До последней недели шансы большинства белорусов встретиться лично с космонавтом, а тем более с астронавтом или тайконавтом, равнялись нулю.