Вы здесь

Модернизация в Китае глазами белорусского политолога


Китайская тема все больше занимает ум ученых, исследователей в Беларуси. И предметом изучения становятся не только белорусско-китайские отношения в различных областях деятельности. Историки, политологи, экономисты, философы стремятся понять, как, за счет каких ресурсов Поднебесная и ее народ смогли достичь таких невероятных успехов. Как смогли одолеть многие политические противоречия и вырваться далеко вперед. О Китае, о том, чем его опыт может быть полезным для Беларуси, - наш разговор с политологом, кандидатом исторических наук Виктором Герменчуком.


- В Издательском доме "Звязда" увидела свет ваша книга "Китай. Крылья дракона". Что подтолкнуло для исследования такого характера? Про Китай же уже столько написано...

- Действительно, много и очень много написано. Да не всегда хорошо, основательно. Особенно по проблемам политической модернизации страны. Как раз об этом и рассказывает моя книга. Визитка большинства исследований о старом и новом Китае - неразгаданные тайны Востока.

В силу исторических обстоятельств своей "блестящей изоляции" эта страна стала хорошо известной европейцам только в XVII-XVIII веках. Восторг вызывало буквально все: почти 5 тысяч лет этой древнейшей на земле цивилизации, огромная территория и численность населения, ее богатства, изящна китайская культура, которая не может не привлекать, не дарить новые художественные сюжеты. Тогда - во время открытия, познания - никому и в голову не приходило считать Китай отсталым государством. Китайская экономика производила в это время примерно 30 процентов мирового валового продукта. Почти ни в чем страна не уступала другим государствам в технологических и организационных отношениях. А в политическом плане Китай даже превосходил европейские государства.

Как известно, изобретение самого формата "Запада", западной цивилизации принадлежит времени эпохи Просвещения. Но не всем известно, что открытый вызов просветителей таким "позорным явлениям", как привилегии церкви и королевской власти, основывались на ссылках как раз на историю китайской государственности. Именно Конфуций стал святым ангелом-хранителем эпохи Просвещения. А конфуцианство было объявлено, в отличие от христианства, верой разума, верой, свободной от всяких предрассудков, суеверий и абсурдных легенд. На основе конфуцианства более двух тысяч лет назад была создана уникальная государственная машина, которая управляла огромной территорией, большей, чем сама Римская империя, и казалась одной из самых жизнедеятельных политических систем, которые когда-либо создавались человеком. По мнению Вольтера, китайский политический режим является деспотизмом только по форме. На самом деле, считал философ, это просветительская монархия с императором-философом на троне. Поэтому, писал уже Гальбах, чтобы найти народ счастливым, благодаря учреждениям, в которых политика тесно связана с моралью, где народ, государственный строй полностью соответствуют идеалу и заслуживают подражания европейскими правительствами, нужно направиться именно в Китай.

Это уже после всякие серьезные отношения Китая с Западом начали напоминать скорее улицу с односторонним движением. Присвоив исключительно себе право называться универсальной цивилизацией, право концепцию прогресса, развития и капитализма только им вырабатывать, европейцы настойчиво занялись разработкой и распространением мифа об инертном, закостеневшем и деспотичном Востоке.

- И были даже на то время теории, которые сегодня не очень серьезно и воспринимаются...

- Как, например, и это убеждение. Возвышение европейцев над китайцами Монтескье объяснял, кстати, бодрящим климатом Европы. Поскольку "изнеженность людей в теплом климате всегда делала их рабами». К этому хору "доброжелателей" сразу же присоединились Линней, Юм, Кант и другие признанные научные авторитеты. Они убеждали своих читателей в том, что китайцы, оказывается, вообще другой вид людей, "желтые азиаты". В отличие от белой расы они, мол, вообще не способны к настоящей цивилизации и историческому творчеству. Так, не успев родиться в умах просветителей, европейская цивилизация стала жить по собственному разумению, начала претендовать на исключительную миссию.

- Вот уж эти стремления к "исключительности"...

- Энергия мысли подпитывают энергию действия. Она превращала стремление к успеху в базовое свойство личности человека и европейского общества в целом. Объявила надолго экспансию и колониализм в качестве основного принципа и метода цивилизационного лидерства. Сравнительная мировая история, непосредственный контакт древней китайской и молодой европейской цивилизаций закончился "триумфом современности" в Европе и Америке и "эпохой унижения" в Китае. Эти две крайности цивилизационного развития оставляют открытым вопрос о том, что ожидает мир в условиях, когда основные игроки поменяются местами. Если Запад по-прежнему считает нормальным обращение с уже новым Китаем как обращение с плохим учеником, "желтой угрозой", а не с партнером.

- Еще в начале перестройки в Советском Союзе и после уже в суверенной Беларуси многие политологи, да и политики-практики, оглядывались и даже сегодня оглядываются в выборе модели обустройства новой жизни исключительно на Запад, Америку... А вы не раз в своей работе говорите о то, что сам Запад изъявил желание учиться у Востока... В чем же это выражается? Какие модели государственного устройства берет, с вашей точки зрения, на вооружение Запад из опыта Китая или других стран Юго-Восточной Азии прежде всего?

- Историю всегда писали победители. Однако западная цивилизация в своем страстном желании быть всеобщей нормой для человечества просто переоценила свои силы и возможности. Одинаково печально канули в Лету разговоры о "миссии белого человека", развитии рыночной экономики и демократии, ценности глобализации для народов всех стран. "Ищите истину в фактах", - советуют китайцы. Идея "конца истории", ее завершения в космополитическую эпоху свободной рыночной экономики и либеральной демократии, закончилась для Запада и США уничтожающим конфузом. Так что не так уж и прагматичен Запад, когда очевидна существенная философско-политическая растерянность...

- Получается, что многие теории просто провалились?..

- Я сказал бы чуточку иначе. Это даже не провал, а большой и системный кризис политики воинствующего западного индивидуализма и настойчивого следования собственным интересам. Заслуженная расплата за постоянную экспансию, рабство, колониализм, грабеж, отобранную историю и будущее у миллиардов людей. Многие из них давно усомнились в природе и приоритетах современного капитализма, достоинстве западной политической системы.

Более того, внимательные аналитики давно обратили внимание, что западная цивилизация сама потеряла веру в прогресс. С этим связаны постоянные пророчества о крахе Запада. Уже для Шпенглера в "Закате Европы" история превращается в процесс "с возвышенной бесцельностью", когда цивилизации "появляются, вызревают, вянут и никогда не повторяются». Усталость от собственной истории - это серьезная болезнь, уважаемые господа. Она очень опасна в своем стремлении превратить собственные похороны в панихиду по всей человеческой цивилизации. Поэтому будущее штурмуют "побежденные". У китайцев есть для этого явные преимущества. Они давно научились не обращать внимания на все озвученные глупости про собственную страну и перспективы мирового развития. Запад предлагает искать "новую Родину" в "смене ориентиров". А модернизация в Китае рассматривается как "возвращение к себе". Поэтому "пусть мертвецы сами хоронят своих мертвецов", а не путаются под ногами у живых, которые полны силы и амбиций. Новый Китай с самого начала никоим образом и не собирался повторять опыт Запада и руководствоваться его советами.

Успехи модернизации Китая и других стран Юго-Восточной Азии можно объяснить только этими убеждениями. Начиная подъем к высотам роста и развития, "азиатские тигры" создали на базе традиционных конфуцианских ценностей тип "умного государства". Его стержнем является своеобразное общественное соглашение между правительством и управляемым населением относительно целей развития, преодоления экономической отсталости, бедности и неравенства.

Это обеспечило активную поддержку реформ, социальный мир и политическую стабильность. Значение этих факторов для успешного развития лучше всех понимают как раз те правительства, где эти условия отсутствуют. Недовольство и возмущение граждан неспособностью своих руководителей обеспечивать экономический рост и улучшать ситуацию с социальным равенством опрокинули многие политические режимы и похоронили самые амбициозные планы реформ. Это стало причиной многочисленных кризисов лидерства, импичментов, конституционных и военных переворотов, появления значительного числа государств, которые не состоялись.

- Вы собираетесь продолжать свои исследовательские работы по китайской тематике?

- А я и не останавливался, несмотря на то, что книга была написана и готовилась к печати. Меня очень интересует формат представлений о Китае в остальном мире. Вижу, что очень часто общественное мнение руководствуется стереотипами. Вот и стараюсь их опровергать. Сегодняшняя действительность в Китае - уникальный материал для философских и политологических рассуждений.

Беседовал Константин Ладутько

Выбор редакции

Культура

Воспоминания об Аркадии Кулешове

Воспоминания об Аркадии Кулешове

История одного выступления.

Общество

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

В последние годы тема равноправия между мужчинами и женщинами переживает новую волну процветания.

Экономика

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

В прошлом году Налоговый кодекс Беларуси претерпел существенные изменения.