Вы здесь

Партизанка - о лечении больных тифом однополчан и жизнь без войны


О том, что в этом незаметном издали доме на одной из центральных улиц Крупок живет ветеран Великой Отечественной войны, свидетельствует соответствующая табличка. Рядом - красная звезда, появившаяся еще в советское время. Екатерина Михайловна Здоровцова, несмотря на свой девяностолетний с лишком возраст, приодевается - как и подобает женщине, гостей она встречает в праздничном наряде.


- Ну, скажите, красивая я? - спрашивает она, как только мы переступили порог. И не дождавшись ответа, добавляет: - В молодости говорили, что очень красивая была. А я стеснялась, пряталась...

«Или ты, или тебя...»

А молодость Екатерины Михайловны пришлась как раз на сороковые-роковые. Когда началась Великая Отечественная война, она, пятнадцатилетняя девочка, окончила семь классов.

- Худшего, чем то, что пришлось тогда пережить, в жизни не было, - начинает рассказ женщина. На глазах выступают слезы - по всему видно, нанесенные войной раны еще не зажили. Да и вряд ли уже заживут.

Отец Екатерины погиб, даже не успев уйти на фронт. Чтобы немцы не добрались до Больших Городятичей, что в Любанском районе (там они и жили), деревенские мужики решили взорвать мост через реку Птичь. Взорвали. Только некоторым эта самодеятельность стоила жизни.

- Хоронили не так, как сейчас, - вспоминает Екатерина Михайловна. - Мама во что-то его завернула, положили в ямку и засыпали землей...

В голодные военные годы без отца остались четыре девочки: Лена, Тоня, Юля и она - Катя. Мать, как могла, берегла их. И в тот страшный мартовский день 1943 года, когда фашисты приближались к деревне, собрала всех и повела в болота за Орессу. Вечером они с ужасом наблюдали за тем, как их родная деревня, а также соседние пылают в огне. В Больших Городятичах из 176 деревенских домов уцелел только один...

Возвращаться было некуда. Девушки разбежались по лесу. Екатерина же примкнула к партизанскому отряду имени Давыдова.

- Щавелек воробьиный (три листочка, но на вкус, как обычный щавель) срывали и над костром варили, - вспоминает партизанские годы Екатерина Здоровцова. - Им лечили больных тифом, которые лежали на ветвях, посланных в шалаше. Ни хлеба, ни картошки, ни соли - ничего не было. Если ребята пойдут в разведку и пару картофелин принесут в карманах, то счастье какое! Правда, больным и есть особо не было чем: вместо зубов - уголь.

Доверяли девушкам в отряде и более важные поручения. Катя не раз ходила на разведку в Житковичи - там стоял немецкий гарнизон. О количестве солдат вермахта, их технике, оружии узнавала от местных жителей, что-то удавалось подсмотреть самой.

- Не страшно было? - спрашиваю у партизанки.

- Конечно же, страшно, но что делать! - говорит она. - Видим немцев - падаем, в кусты ползем. И стрелять приходилось. А как? Или ты в них, или они в тебя...

- А где стрелять учились?

- В отряде. Где же еще! Из Щелково был такой Лев Викентьевич Луневич. Учил стрелять и из пистолета, и из Калашникова. Высокий, молодой парень. Погиб потом...

«Звязду» читали, открыв рот

На мой вопрос, как все же партизаны доверяли ответственные задания девушкам, Екатерина Здоровцова говорит просто: «Я же не одна такая была! Рельсы подрывать не ходили: справлялись ребята. А вот в разведку их отправлять было опасно...»

Оказывается, что со своим партизанским отрядом, который часто менял место дислокации, женщина была и на острове Зыслав. Именно там, на Любанщине, на клочке земли, окруженном болотами, некоторое время располагался партизанский штаб Минского подпольного обкома. Здесь же, в тылу врага, находился и партизанский аэродром, даже издавались газеты. В том числе «Звязда», которая возобновила свою деятельность среди Любанских болот в январе 1943 года. В сложнейших условиях журналисты смогли выпустить 98 номеров газеты, которую очень ждали в партизанских отрядах.

- Помню, газету читали, - признается Екатерина Михайловна. - Правда, нам, рядовым партизанам, ее в руки не давали: после нас она попадала в другие партизанские отряды. Хозяином газеты был командир. Я и сегодня помню, как он, будто доклад какой делал, вслух зачитывал сводку Совинформбюро, рассказывал об успехах партизан. А мы, открыв рот, прислушивались к каждому слову.

На острове Зыслав ее отряд провел немало времени. Даже успели поделать шалаши. Но о подпольной редакции женщина никогда не слышала - видимо, хорошая у наших предшественников была конспирация!

В партизанском отряде Екатерина Михайловна познакомилась со своим будущим мужем. Несмотря на то, что Михаил Трофимович Здоровцов был сначала комиссаром отряда, а потом и командиром, поблажек для его любимой никогда не было. Жила, как и все, вместе с другими партизанами ходила и на боевые задания - об этом свидетельствует медаль «За отвагу». На ее праздничном кителе сверкают и орден Отечественной войны II степени, медали «Партизану Отечественной войны» II степени, «За Победу над Германией», юбилейные награды.

- Когда освободили Беларусь, Миша пошел в обком партии, чтобы ему дали направление на работу, - рассказывает партизанка. - Приходит и спрашивает: «Поедешь со мной в Крупки?» А куда мне еще было ехать? Дома нет, деревня полностью сожжена... Так и осталась здесь навсегда.

Строили дом, воспитывали детей - так и жизнь прошла. 42 года Екатерина Михайловна живет одна. Но не забывают про нее дети, внуки, уже и правнуки облюбовали бабушкин дворик. Они единственные, кто не просит ее рассказать о войне. Но те события - и сегодня в глазах.

- Каждый день вспоминается: как от немцев бежали, как в лесу жили, - говорит она. - Зимой лапти плела, чтобы не так холодно было. Я и сейчас сплела бы, если бы понадобилось. Помню, как самолеты сражаются - наши с немецкими, а мы под сосной сидим и смотрим, как будто сами идем в бой. А разве можно все это забыть?..

Вероника КАНЮТА

kаnуutа@zvіаzdа.bу

Фото Надежды Бужан

Крупский район

Название в газете: «А разве можно это забыть?..»

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

Белорусские санатории перестали быть местом отдыха преимущественно пожилых людей. 

Общество

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Корреспондент «Звязды» встретилась с художником Александром Благием.  

Экономика

Что ждет бизнес-сообщество?

Что ждет бизнес-сообщество?

​Потенциал Беларуси в привлечении инвестиций не исчерпан, а иногда используется неэффективно.

Общество

Что происходит в Юровичах?

Что происходит в Юровичах?

После трагедии люди общаются с журналистами на условиях анонимности