Вы здесь

Корреспонденты «Звязды» отправились в рейд по Комсомольскому озеру


Конец прошлой рабочей недели выдался в Минске жарким. Ртутный столбик уверенно перешагнул отметку в 30 градусов по Цельсию. А значит, к водной прохладе в такую ​​погоду потянутся сотни отдыхающих. Все ли они обращают внимание на правила безопасного поведения? За этим наблюдали корреспонденты «Звязды», которые отправились на Комсомольское озеро.


- Когда на улице погода жаркая, то нарушители появляются с самого утра, - говорит начальник спасательной станции "Комсомольское озеро" Денис Чешун. - Настоящая "термоядерная" смесь - теплая погода на выходных. В будни же утром чуть тише: большинство же людей работает по графику 5/2.

Три года назад Общество спасания на водах начало патрулировать акваторию озера с милиционерами. Далеко не все отдыхающие осознают, что, купаясь в неразрешенных местах, они рискуют своей жизнью. Начинаешь упрекать - в ответ слышишь нецензурную брань. А в прошлом году две недели объезды акватории осуществлялись с ОМОНом. Настал пик, когда люди, которые купались в запрещенных местах, стали наглыми просто до такой степени, что не слушали никого. Вот и пришлось применить такое сильнодействующее средство. Тогда всех нарушителей доставляли на спасательную станцию, где одним выдавались предупреждения, а "рецидивистам" милиционеры выписывали штрафы по статье 23.63 КоАП. Санкция предусматривает денежное наказание до трех базовых величин.

- Спасателям на воде много головной боли доставляют пьяные компании, - говорит Денис Чешун. - На противоположной стороне Комсомольского озера со стороны проспекта Победителей открылось много баров. Хитрая компания разбивается на две части. Первая идет к нам, чтобы взять напрокат катамаран. Поскольку люди трезвые, алкоголя при себе не имеют, то мы им катамаран выдаем. А после они подбирают товарища с "горючим" где-нибудь в укромном месте. И однажды мы такую ​​пьяную компанию засекли на катамаране во время обхода акватории. Они сняли спасательные жилеты и пировали. Увидели, что мы выезжаем из-за поворота, и дали стрекача. Один отдыхающий падает за борт. Мы - к бедняге, а катамаран - скорее от нас. Человека достали, привезли на спасательную станцию. В крови было три промилле алкоголя. А друзья приехали только через три часа. И спросили сразу же - "Где наш товарищ?" Я в ответ: "А почему вы убегали?" — "Мы испугались". Я говорю: "А вы понимаете, что он мог утонуть и ему могли бы не помочь?" — "Понимаем, но испугались". Так что не все те друзья, кто называет себя так...

В летний период у человека, который тонет, есть в запасе лишь 5 минут. После этого наступает кислородное голодание и мозг умирает. И даже если беднягу удастся спасти от смерти, то де-факто это будет живой труп.

- А вот успеть спасти человека не так и легко. Стандартная ситуация: приезжаем на вызов. Спрашиваем: где утонул ваш товарищ? Один полупьяный показывает в одну сторону, другой - в противоположную. Куда ехать - мы не понимаем. Поэтому ориентируемся по оставшимся на берегу вещам. Видимость в мутной воде составляет 5—20 сантиметров. Чтобы представить себе работу водолаза, зайдите в подвал, выключите свет и постарайтесь на ощупь вытащить какой-то предмет, который находится неизвестно где. Легко?

В среднем за день водные спасатели выезжают на боевой вызов 2—3 раза. Правда, среди них много ложных. Большинство из них разворачивается по одному и тому же сценарию. Сидела на берегу компания, отдыхала со спиртным. Один человек решает уйти в тень и прилечь отдохнуть. Там он засыпает. Вещи остаются на месте. Компания видит: одежда есть, человека нет. Значит, утонул. Набирают номер 101. Мы приезжаем, начинаем искать утопленника. Через два часа выходить полупьяный человек из кустов и спрашивает: "А кого здесь ищут?" - "Так тебя и ищут!" - "А я тут заснул... метров пятьсот..."

- А иногда нам сообщают подростки, что тонет их товарищ, - рассказывает Денис Чешун. - Прилетаем, видим: стоят по колено в воде, кричат, что тонут, и сами хохочут. Это так отвратительно, если учесть, что где-то в это время может происходить настоящая беда. А у нас здесь не рота солдат работает, чтобы все точки на водоеме были в шаговой доступности.

И почти никто не думает о близких. Для нас спасение людей из воды - наша работа, которую мы выполняем. А вы подумайте, как я буду звонить вашим родным и сообщать о трагедии? И все нарушители ведут себя одинаково. Большинство пожимает плечами, как пятиклассник, который проштрафился, - "Ну я об этом не подумал". Подростки более агрессивны и заявляют - "Моя жизнь, что хочу, то и делаю. Где хочу, там и плаваю". Правда, после предложения сказать то же самое родителям задор у них сразу же куда-то девается.

Основная масса тех, кого спасаем, - одни и те же люди. В прошлом году мы доставили на спасательную станцию ​​учащегося одного из столичных колледжей шесть раз. А бывает и так, что вытащили пьяного, отдали товарищам и говорим: не пускайте его в воду. Отъзжаем, оборачиваемся - а он снова летит в Свислочь. Друзья, пожимая плечами, говорят: «А мы ничего не можем сделать".

Также усложняют дежурство отдыхающие на матрасах. На каждом таком приспособлении написано, что оно не является плавательным средством. Нарушители же начинают придумывать самые невероятные версии. Мол, залежался, не заметил, как за буй занесло. Или унесло волной с берега. Особенно весело это слышать в безветрие. Иногда доходит до настоящего абсурда. Когда я работал на Минском море, то однажды столкнулся со случаем, когда два человека на матрасе пытались проплыть... семь с половиной километров. Более того, матрас был груженый сумками со спиртным. Оказалось, что на острове отдыхала компания, а их забыли. Их с озера тогда забрала милиция...

В запрещенных местах при купании может подстерегать и скрытая опасность. Водолазы находили на дне озера ванны, кухонные плиты, мусорные контейнеры и даже световые мачты. Запчасти от автомобилей и банки из-под консервов - это уже вообще стандартный набор. И вот в месте, где купание не разрешено, появляется отдыхающий, условный Вася. Он лезет на бетонный пирс и прыгает в воду. В итоге спасатели достают этого Васю с уже сломанным позвоночником. А все из-за того, что прошлой ночью условный Петя решил порисоваться перед девушкой и сбросил в воду бетонную урну.

"Здесь вода теплее!" - "А там - бесплатная!"

Акватория Комсомольского озера специфическая. Берег реки в этом месте довольно кривой, да и огромный остров мешает полноценному обзору непосредственно со станции. И именно поэтому для школьников, которые уютно расположились у самых сопел неработающего фонтана, наше появление стало совсем неожиданным.

- Гм, если этот фонтан включится вдруг, то им же головы отсечет напором воды, - пробормотал один из матросов.

- Эй, вы что тут делаете? А где взрослые?

- Да мы тут из Дома гребли, упражняемся.

- Без сопровождения?

- А нам разрешили.

- Кто именно разрешил? Сейчас спросим у тренера.

Дорога к тренеру долгая, занимает несколько километров. И она пролегает через места, которые очень полюбились недобросовестным купальщикам. Первого из них мы засекаем буквально через полминуты. Мужчина лет 50 купался довольно далеко от буйков.

- Так, что вы здесь делаете? Направляйтесь на пляж.

- А здесь вода теплее, - пытается шутить нарушитель.

- Зато там - бесплатная. Сколько составляет штраф, знаете?

Купальщик что-то пробурчал и повернул к буйкам.

Заметив лодку спасателей, с пирса на противоположной стороне молниеносно с одеждой в руках сбегают двое подростков, с которых вода льется ручьем. А мы проезжаем мост через очень оживленную улицу Орловскую.

- С него очень любят прыгать экстремалы. Ровно по центру здесь глубина - 2 с половиной метра. А чуть влево или вправо - метр сорок. И если неосмотрительный пловец попадет на это место - то он почти стопроцентный инвалид... - тут Денис Чешун резко поворачивает лодку вправо. А там - картина, как говорят, маслом. Две женщины загорают на берегу реки. Ребенок одной из них ходит по парапету. Мать этого не видит, так как лежит головой в противоположную сторону.

- Эй, мать, заберите сына с парапета! - кричат ​​из лодки.

- А что тут может случиться? - переспрашивает женщина.

- Да здесь очень глубоко, долго доставать будем, если упадет.

- Когда человек тонет, он совсем не кричит, - говорит спасатель-водолаз Николай Костюкевич. - Вода заполняет легкие мгновенно. Поэтому не верьте в этой части кинофильмам...

Женщина тут же зовет ребенка к себе. А мы вскоре подъезжаем к Дому гребли. После непродолжительной беседы с сотрудниками Общества спасания на водах тренер достает мобильный телефон и прикладывает его к уху. На обратной дороге мы специально заезжаем к неработающему фонтану, где и поймали первых нарушителей. Примечательно - там уже никого нет...

Валерьян ШКЛЕННИК

schklennik@zviazda.by

Фото Надежды Бужан

Название в газете: "Где хочу, там и плаваю"

Выбор редакции

Общество

Зиновий Пригодич. Воспоминания об архитекторе Леониде Левине. Ушел, чтобы остаться...

Зиновий Пригодич. Воспоминания об архитекторе Леониде Левине. Ушел, чтобы остаться...

С Леонидом Левиным, прославленным нашим архитектором, меня познакомил Геннадий Буравкин — его давний, хороший друг.

Общество

«Спасибо участковому — он нас хорошо бережет». Как милиция проводит профилактический рейд во время ситуации с коронавирусом

«Спасибо участковому — он нас хорошо бережет». Как милиция проводит профилактический рейд во время ситуации с коронавирусом

«Без милиции мы никак», — резюмировал Президент Беларуси Александр Лукашенко во время встречи с министром внутренних дел Юрием Караевым, имея в виду ситуацию с коронавирусом.

Общество

Национальная академия наук инициирует создание народной летописи Великой Отечественной войны

Национальная академия наук инициирует создание народной летописи Великой Отечественной войны

Ученые обращаются к руководству областных и районных исполнительных комитетов, учреждений образования и культуры, общественных организаций, всех заинтересованным гражданам с просьбой развернуть работу по сбору воспоминаний и фотографий участников событий Великой Отечественной войны.

Культура

Виктор Копытько: В наших придворных театрах ставились оперы, написанные здесь, а не где-нибудь в Италии

Виктор Копытько: В наших придворных театрах ставились оперы, написанные здесь, а не где-нибудь в Италии

Виктор является автором опер, симфоний и кантат, его музыка звучит в разных уголках мира, а в Беларуси с ним работают лучшие исполнители.