Вы здесь

Несколько причин про/пере-читать Янку Брыля


Признайтесь честно, кто в студенческие годы раздобыл «Птицы и гнезда», а в школе – с удовольствием читал историю Даника Мальца из повести «Сиротский хлеб»? Кто раз за разом перечитывает документальную повесть «Я из огненной деревни...», и кто имеет хоть небольшое представление об особенностях белорусской лирической миниатюры? Если вы на все эти вопросы ответили «да, я», то текст, приведенный ниже, можно пролистать. А просто для себя отметить, что завтра исполняется 100 лет со дня рождения народного писателя Беларуси Янки Брыля и, возможно, перечитать одну из его миниатюр. Просто для настроения. А вот если ответы на «тестовые вопросы» были вроде: «ну нет», «а почему сразу я?» или (в самом худшем случае) «а кто такой Брыль?», «а я думал, что «Сиротский хлеб» написал Шамякин», то постараюсь вас убедить, почему стоит хотя бы открыть книгу с фамилией Брыль на обложке и...


Фото Анатолия КЛЕЩУКА

Попасть в «поток сознания»

Произведения Янки Брыля многие назовут написанными «не для всех», мол, это не простенькая беллетристика с захватывающим сюжетом, а основательные тексты, что сосредоточивают внимание прежде всего на внутреннем мире, психологическом состоянии героя, рассуждениях самого автора. Да, действительно, иногда сложно, как по узкой тропинке, следовать за автором, откликаться на его мысли и переживания. Но в этом и соль эссеистики, мастером которой был Янка Брыль.

Литературоведы давно написали, что главное в эссеистике – не внешние, довольно размытые, неуловимые признаки, а внутренняя концепция человека, где индивидуальность возведена в сверхценность. Поэтому эссе и лирическая миниатюра становятся жанрами, зависимыми от внешних обстоятельств, времени. В белорусской литературе в ее исторической перспективе эссеистика переживала периоды расцвета и упадка, которые были обусловлены, прежде всего, событиями в социальной, политической, экономической жизни страны. И тут, естественно, все работает по принципу «от противного»: чем более критической, сложной становится ситуация в обществе, тем активнее развивается жанр. Поэтому и Янка Брыль обращается, прежде всего, к сложным моментам, событиям жизни Беларуси, рассматривает времена, когда Западная Беларусь относилась к Польше, осмысливает состояние человека в годы Великой Отечественной войны...

Жанры эссе, лирической миниатюры вместе с художественным приемом «поток сознания» (разработанным Джеймсом Джойсом и Вирджинией Вулф) в нашем литературном пространстве почему-то изначально воспринимались как «европейские», не совсем характерные для белорусских авторов. Возможно, все дело в свободе выражения мнений, рассуждений, выборе формы и содержания рассказа. При этом рассказа не о внешних событиях, явлениях, а о внутренних переживаниях, изменении настроения и состояния души.

Исследовательница Анна Кислицына верно подчеркивает, что Янку Брыля в свое время называли европейцем прежде всего потому, что он умело использовал жанры и методы, более характерные для европейской традиции письма, обладал свободой самовыражения, а также направлял собственное творчество в философское русло, умел соотносить краткость формы с масштабностью охвата действительности. Да, его предшественником был Кузьма Чорный с глубокой психологичностью прозы, целостным представлением героев и их мыслей, действительно романным, глобальным мышлением. Но Янка Брыль пошел дальше прежде всего в умении поместить этот чорновский «целый мир» человека в одну личность и, главное, показать его.

Перенестись во времени

Сейчас я снова предлагаю нашим читателям вернуться в школу и вспомнить уроки литературы, на которых мы изучали повесть Брыля «Сиротский хлеб». Не знаю почему, но это произведение – по сути, серое по цветовой эмоциональной гамме – помнится чрезвычайно ярко. Возможно, все дело в типах героев, мастерстве их изображения, эмоциональности и умении автора попасть «в яблочко» и не оставить читателя равнодушным. Особенно сильно произведение сказывается на психике школьника, словно резонирует с его внутренним состоянием. Или, по крайней мере, мне так помнится из тех уже достаточно далеких лет. Но оно оставляет след и в сознании взрослых. Добавляется и актуальность языкового вопроса, особенности речевых портретов героев и наложение социальных ролей на характере действующих лиц.

Это я к тому, что Янка Брыль прекрасно умеет не просто показывать мысли и состояние героя, но и отражать их в контексте времени, условий, в которых герой существует. В одной повести мы видим и экономическое развитие Западной Беларуси, и культурную среду крестьянства, и систему образования. А главное – понимаем, как себя чувствовали люди в то время, можем спроецировать их чувства на себя и по крайней мере гипотетически почувствовать сами. Возмутиться. Принять сторону протагониста или антагониста. Или хотя бы сделать заметку на своей странице в «Фейсбуке» и обсудить впечатления с «френдами».

Отметиться в пространстве

Нет, речь не о локализованности текста, его соотнесенности с определенной точкой на карте (эти свойства также характерны для творчества Янки Брыля), а в умении прозаика показать читателю: ты находишься здесь и сейчас, в реальности героев, которых я создал, нарисовал или подсмотрел.

Да, речь идет о знаменитых брилевских «Нижних Байдунах», многоголосых, многовекторных, но, как уже отмечал в эссе Ольгерд Бахаревич (и здесь я полностью с ним согласна), в своем содержании они отражают абсолют. Существования белорусской деревни с нее даже некоторой абсурдностью. Нашего народного юмора. Народной философии. Умения смеяться над собой и подшучивать над соседями. Раскрывать характеры и видеть в этом калейдоскопе себя и свое место.

Увидеть мастерство переводчика

Высшим пилотажем издания иностранного произведения на родном языке считается такая работа, по которой сложно понять, что этот текст был сначала написан на чужом языке, в соответствии с другими литературными традициями. Если говорить проще, то иностранный текст, например, Шекспира, должен читаться по-белорусски так, как будто сам господин Уильям родился где-то под Столбцами и всю жизнь там прожил. Поэтому задача переводчика – не только переносить смыслы, но и адаптировать их под глаз, ухо, стиль мышления и восприятия отечественного читателя.

Так вот, переводческая работа Янки Брыля – а он на белорусском издал прозу Константина Паустовскаого, Элизы Ожешко, Болеслава Пруса – пример как раз такого стилистически и методологически безупречного мастерства. И дело не только в том, что переводил он с русского и польского языков, раскрывал национальные характеры, близкие к белорусским, но и в особенностях владения словом, стилем, построении предложений.

Убедиться, что талант может передаваться по наследству

Знаю, что внук выдающегося писателя, уже достаточно известный в наших литературных кругах прозаик и переводчик, Антон Франтишек Брыль будет, по меньшей мере, немного недоволен таким моим высказыванием. Но немногие из наших известных творцов могут похвастаться династическими традициями. Дети, внуки известных литераторов часто выбирают творческие профессии: становятся художниками, музыкантами, дизайнерами, но редко продолжают именно словесное творчество. И тут семья Янки Брыля – прекрасный пример преемственности таланта от деда к внуку.

Сравнение творчества Янки Брыля и Антона Франтишка Брыля в литературоведчесом методологическом аспекте стало бы моветоном, да я и не собираюсь этого делать. Но отмечу только одну, наверное, самую очевидную черту, которая объединяет деда и внука, – это прежде всего вдумчивость, основательность, верность себе и своему слову, выбранному пути в творчестве.

Надеюсь, что нас еще ждут новые горизонты, новые литературные открытия: в перечитываемых произведениях дедушки Брыля, или в новых переводах, авторской исторической прозе его внука.

Марина ВЕСЕЛУХА

vesіaluha@zvіazda.by

Оставить комментарий

Выбор редакции

Культура

«Лістапад» назвал победителей — все возвращается на круги своя

«Лістапад» назвал победителей — все возвращается на круги своя

Наряду с сладостным упоением кино на «Лістападзе» всегда идет интрига — что и кого международные составы жюри назовут лучшими и с какими формулировками.

Спорт

Как белоруска Вера Хващинская стала лучшей на континенте в русских шашках

Как белоруска Вера Хващинская стала лучшей на континенте в русских шашках

Вера Хващинская начала выступать во взрослых турнирах по шашкам в 15-летнем возрасте.

Общество

Как защитить туристов от непрофессиональных экскурсоводов

Как защитить туристов от непрофессиональных экскурсоводов

«Звязда» решила детально разобраться, кто может работать экскурсоводом.  

Экономика

Как могилевчанин помог разоблачить махинации с медицинскими препаратами

Как могилевчанин помог разоблачить махинации с медицинскими препаратами

В этом году под запрет в Беларуси попало несколько сайтов, на которых торговали лекарствами.