Вы здесь

Кто они — белорусские немцы?


В этом году мы отмечаем важное событие — 500 лет белорусского книгопечатания. Настолько же масштабный праздник с аналогичной датой и у последователей лютеранской церкви, зародившейся в Германии, — 500 лет с начала реформистской деятельности Мартина Лютера. И это совпадение — далеко не единственное, что тесно связывает два народа...


Известный врач и благотворитель Вильгельм Данилович Гинденбург.

На улицах Немецкой и Лютеранской...

Массовые переселения немцев в Российскую Империю начались во времена правления Екатерины II. На освоенной территории они занимались земледелием, ремеслами, нередко становились специалистами, высококлассными врачами. До знаковых событий ХХ века, которые перевернули ход истории, немецкое население Беларуси достигало 70 тысяч, сейчас же в стране проживает около двух тысяч человек этой национальности.

В Минске Немецкая слобода (правда, такое название в официальных документах не использовалась) состояла из трех улиц: Лютеранской, Малой Лютеранской и Немецкой, которые сейчас носят названия Волоха, Клары Цеткин и Розы Люксембург соответственно. Об историческом прошлом района напоминает лишь небольшой сквер, получивший название Лютеранский. Кстати, в прошлом году он стал известен на всю страну, когда рядом с ним во время строительства дороги стали находить останки из закрытого в 1960-х, а позже разрушенного лютеранского кладбища.

Было несколько волн переселения немцев на историческую родину: в период Первой мировой войны, после Октябрьской революции и перед Великой Отечественной войной, правда, последняя коснулась преимущественно прибалтов и жителей Поволжья, где ими была создана автономная республика. Кстати, после революции эмигрантов активно приглашали обратно, и часть из них, особенно интернациональные семьи, возвращались. После Второй мировой войны такого не было, негласный запрет на возвращение был снят только ближе к 1960-м.

В сообществе национальные меньшинства начали объединяться после распада Советского Союза. Как рассказывает основательница общественного объединения немецкой культуры «Мосты» и лютеранской общины «Спасение» Ольга ШТОКМАН, 90-е годы были временем плодотворной работы. Помимо столицы, немецкие организации появились в Витебске, Гродно, Бобруйске, Гомеле, правда из-за отсутствия материальной поддержки вскоре прекратили свое существование. Зато теперь Гродно стал центром жизни лютеранской общины, так как здесь находится единственная в Беларуси действующая кирха.

В прошлом же только в столице было две лютеранские церкви. Одна имени Святого Николая в Немецкой Слободе и вторая, между прочим, на главной улице города — Захарьевской, там где сейчас находятся задворки культового универсама «Центральный». Она была снесена в 1939 году, вторую постигла не более завидная участь — в здании снесли башню и организовали кинотеатр «Детский», в годы войны она была почти полностью разрушена, поэтому так и не возобновила свое существование.

Самое толерантное медицинское общество

В любом городе XІX — начала ХХ века врачи составляли наиболее образованную прослойку населения. Поэтому помимо медицинской помощи они несли еще и особую культуру, которая развивала город. Например, нынешняя библиотека имени Пушкина была основана по инициативе Общества минских врачей, и в опекунских советах библиотек имени Пушкина и имени Толстого именно врачи играли главную роль.

В Минске среди выдающихся представителей этой профессии, как рассказал исследователь-краевед Вадим Зеленков, было немало немцев. Один из них — Николай Константинович Берг. Много лет он работал в морском ведомстве, в 1852 году вышел в отставку и был назначен инспектором медицинской управы в Архангельск. Кстати, в то время это была главная докторская должность в губернии, то же, что сейчас главный врач области.

В 1862 году коллежский советник, доктор медицины, акушер, кавалер орденов Берг попадает в Минск на тот же пост. Кстати, кавалер орденов — это звание довольно условное, медаль в память усмирения польского мятежа вручалась всем чиновникам достаточного высокого ранга. Среди них были не только те, кто в нем не участвовал, но даже те, кто не имел отношения к военному делу.  

Одна из главных заслуг Берга во время работы в Минске — создание Общества минских врачей. Подобную попытку предпринимал и его предшественник Даниил Осипович Спасович. Однако устав организации так и не был утвержден, она сама была распущена, а через некоторое время Спасович уволен. Поговаривали, что причина была в его сыне Владимире, который имел прапольские взгляды, за что его невзлюбил генерал-губернатор Муравьев. Тем не менее трудности возникли и у Берга.

А дело было вот в чем. В отличие от соседних губерний, минское общество не делилось по национальному или религиозному признаку, что шло вразрез с государственной политикой. Толерантность взглядов сохранялась долгое время: и через 50 лет члены Минского общества врачей протестовали против того, чтобы для занятия какой-либо медицинской должности необходимо было православное вероисповедание.

На этой почве у Берга возникли разногласия с главой Подольской губернии, где он работал после Минска. Началось судебное дело, длившейся полгода, Берга на это время даже вызвали в Петербург. В результате его полностью оправдали, но он решил сам уйти в отставку. Из-за этого последние восемь лет своей жизни он провел на грани нищеты.

Само общество существует и сейчас. После революции оно было распущено, затем восстановлено, а с 1926 года разделено по специализациям. То, что сейчас называется, скажем, белорусское общество стоматологов или офтальмологов — это как раз и есть раздробленные части того самого первого минского объединения.

Лютеранская кирха, которая до 1939 года находилась в центре города.

Широкая душа и пытливый ум

Еще одна городская легенда — Вильгельм Данилович Гинденбург. О нем рассказывали, например, что он ходил на все приемы с котом по кличке Бургомистр, или уже позже, что он в родстве с Паулем фон Гинденбургом, который руководил Германией в 1925—1934 гг. Однако все это не более чем миф. А вот правда ли то, что в начале карьеры он, как уездный врач, лечил композитора Михаила Глинку, а в конце — стал штатным врачом Пищаловского замка, — рассказал Вадим Зеленков.

Гинденбург был известным благотворителем. Нередко шелковые рубашки и дорогое постельное белье, которое ему дарили сердобольные состоятельные пациентки, оказывались у детей бедняков, кухарок, еврейских поденщиц. Кроме того, доктор был одним из деятельных членов минской лютеранской общины, активно выделил средства на строительство новой каменной кирxи. Несмотря на вероисповедание, он сам предложил организовать больницу при Минском духовном училище и был согласен принять на себя лечение учеников бесплатно, если только будут предоставлены медикаменты.

Душевные качества выдающегося врача нашли отражение в литературе... В 1877 году была опубликована та часть дневников Достоевского, в которой рассказывалось о полученном им письме от минчанки Софьи Лурье, а точнее, от девушки Л. из города М. А говорилось в этом письме о невероятно хорошем докторе Гинденбурге. В дальнейшем Достоевский вывел его в романе «Братья Карамазовы» под фамилией Герценштубе. Персонаж добродушно угощает мальчика орехами и учит парочке немецких слов, при этом поднимает вверх палец — этот жест, по воспоминаниям его племянницы, был присущ и самому Гинденбургу. 

Кстати, на той же странице упоминается еще один знакомый нам минчанин, тот самый адвокат Владимир Спасович. Правда, представлен он скорее в негативном ключе под обидной для того времени фамилией Фетюкович (синоним нынешнего слово «дурак»). Кстати, по матери Спасович также имел немецкие корни.

А вот сын самого Гинденбурга — Вильгельм Вильгельмович — в годы учебы в Московском университете был учителем детей будущего московского митрополита Иннокентия, известного своей миссионерской деятельностью на Алеутские островах. Вильгельм так проникся его авторитетом, что в конце жизни принял православие — раньше была против семья — и получил имя Василий. Кстати, так нередко называли и его отца, поскольку имя Вильгельм простым людям казалось слишком замысловатым. В целом ситуация с ассимиляцией немцев была довольно распространенной.

Доктор Карл Карлович Диберг также увековечил свое имя в истории. Он открыл эффект, возникающий во время смерти от переохлаждения, получивший название признак Блосфельда-Диберга-Райского. Упоминание исследователя можно было найти в медицинских журналах 1880-х годов по всему миру: от Вены до Чикаго. Кстати, Диберг был еще и председателем совета старшин Минского музыкального общества.

Рассказывая о белорусских немцах, можно назвать еще десятки, а то и сотни имен людей, которым есть за что искренне сказать Danke schön.

Дарья КАСКО

kasko@zvіazda.by

Выбор редакции

Общество

Сварщик из Мстиславля создает уникальные железные скульптуры

Сварщик из Мстиславля создает уникальные железные скульптуры

Александра Попова в Мстиславле знают все. 

Экономика

В сельском хозяйстве надо кардинально менять повышение квалификации

В сельском хозяйстве надо кардинально менять повышение квалификации

«МС» побеседовало с известным в Беларуси ученым-аграрием.  

Общество

«Студентов нужно задействовать в кухне по «приготовлению» знаний»

«Студентов нужно задействовать в кухне по «приготовлению» знаний»

Ректор БГУ про нешаблонное мышление, эвристическое обучение и отказ от монолога.