18 сентября, вторник

Вы здесь

Такой «Травиаты» Минск еще не видел


Большой театр откроет сезон итальянской оперой с прибалтийским акцентом.

Известный латвийский киноактер и режиссер Андрейс Жагарс по приглашению Большого театра Беларуси осуществляет шестую постановку оперы Джузеппе Верди «Травиата», которой откроется 85-й театральный сезон. 


Жагарс предупредил, что опоздает на интервью, получилось, что пришел как раз к началу репетиции. Я уже представила себе, как во время репетиции сижу рядом с режиссером на его рабочем месте — за столом в зрительном зале с лампой, заметками, микрофоном, и мы разговариваем. С актерами работает помощник режиссера, а мэтр наблюдает за репетицией и изредка делает замечания. Но...

Почти всю репетицию Андрейс провел на сцене. Он что-то объяснял артистам, показывал танцевальные движения, до всего ему было дело. Только последние минут восемь репетиции Жагарс поручил провести Галине Галковской – режиссеру Большого театра, которая ассистирует Андрейсу. Надо было снова повторить сцену вечеринки. Концертмейстер резво заиграл, артисты хора, которые исполняли роли гостей на вечеринке, вяло затанцевали.

– Друзья, я не требую, чтобы вы заучили определенные движения. Ведите себя естественно, как на обычной вечеринке, когда каждый танцует, как умеет, – говорит Андрейс в микрофон. – Но я хочу поверить, что вам нравятся, вам интересны женщины, которых вы видите. А вы всем видом показываете, мол, снова здесь эти дамочки. Покажите, станцуйте радость, кайф, интерес.

Для Жагарса не существует мелочей, он готов включаться в решение любых проблем, даже незначительных. По какому-то недоразумению приобрели одинаковые костюмы, в которые одели мужчин, занятых в двух разных действиях. Андрейс, не тратя время и нервы на вопрос «кто виноват», сразу перешел к «что делать». Бирки с костюмов не срезали? Хорошо, можно сдать их в магазин, чтобы не вылетали деньги «в трубу». Вместо костюмов приобрести жилеты, поискать пиджаки в клетку, в общем, добавить больше цветов, как это обычно и бывает на вечеринках. «Пожалуйста, доработайте, если будет нужна поддержка, скажите – я сам буду разговаривать с господином Гридюшко (генеральным директором Большого театра Беларуси – прим. ред.), – пообещал Жагарс.

Кстати, женские сценические костюмы очень интересные, с прибалтийским шармом, так как Андрейс Жагарс работает со своей командой – художником по костюмам Кристине Пастернака и художником-постановщиком (сценография) Рейнисом Сухановсом.

Андрейс поспособствовал, чтобы в Минск приехал и Аксель Эйверарт — член жюри «Большой оперы», который помогает нашим солистам усовершенствовать итальянское произношение  и вокальные техники.

А за столом режиссера посидеть удалось. В перерыве между репетициями.

 – Андрейс, вас пригласили ставить «Травиату» или обсуждались другие варианты?

 – Да, именно «Травиату». В опере так принято, что приглашают на конкретную постановку, а вот в драматическом театре обычно выбор за режиссером.

– На нашей сцене вы ставите спектакль, в котором изменены место действия и время. И это не первый такой ваш опыт. Чем вы руководствуетесь, когда принимаете решение по-своему интерпретировать классику?

– Прежде всего, это зависит от произведения. «Кармен», «Травиата», «Дон Жуан» – эти оперы публика хорошо знает. Если режиссерская затея не меняет музыку, не искажает смысл произведения, то это оправданный шаг. В современном мире не скажу, что это стало модой, но принято интерпретировать классику, предлагать свою концепцию. Мне самому нужно, чтобы было интересно, если я делаю перенос. Мне важно, чтобы это давало материал для творческого вдохновения и создания ярких образов и правдивых отношений. Например, когда я перенес действие «Дон Жуана» на круизный лайнер, для этого был повод. Надо было найти такое пространство, чтобы оправдать, почему он все время избегает своих героинь, которые находятся совсем рядом, и таким образом усилить интригу.

Что касается «Травиаты», то это уже третья моя постановка оперы. Взаимоотношения и жизнь героев, любовь, расставание, болезнь – все это очень естественно может быть перенесено в наше время. В каждом веке были свои страшные болезни, в 19-м – туберкулез, сейчас – рак, от которого и умирает героиня.

Перенос во времени и пространстве имеет смысл, если это сделано с хорошим вкусом и легко приживается на сцене. Как режиссер я должен рассказать историю и не пойти против музыки — это очень важно. Ну и еще, признаюсь, классика сочетается с современностью, чтобы привлечь в оперу новую молодую публику.

 – Вы были во многих оперных театрах мира. Какая там публика? У нас, например, на оперу ходят в основном люди 45+, на балет – моложе.

– Самая оперная страна – Германия. Там более 90 театров, много драматических, а также концертных залов. Немецкое правительство щедро финансирует культуру. Именно в Германии я видел самые смелые, яркие постановки. И публика – самая разная: от школьников до пенсионеров. В каждом театре – современный дух! В общем, культура в Германии занимает почетное место. А вот на родине оперы, в Италии, многие театры ушли в небытие. Крупные, к примеру, Ла-Скала, оперный театр Рима, – они существуют, но нет такого разнообразия в репертуаре, как в Германии.

Когда я руководил Латвийской национальной оперой, мы применяли многие инструменты маркетинга, активно выходили в социальные сети, в общем, организовали коммуникацию с обществом, чтобы привлечь в театр разные возрастные группы зрителей.

Опера всегда считалась элитарным видом искусства, есть люди, которые думают, что это — не для них. Я пришел в Латвийский оперный театр после капитального ремонта – шикарный дворец в позолоте и бархате, плюс дорогие билеты. Многих эта роскошь отпугивала. Мы начали проводить политику доступности билетов, создавать такие условия, чтобы студенты, пенсионеры могли прийти в оперу.

Если мы говорим о привлечении в театр публики, то здесь многое зависит от репертуара, стилистики и коммуникации со зрителями – есть разные инструменты, и для каждой аудитории они свои.

– Бывали раньше в Беларуси и что знали о нашем театре перед приглашением?

– Еще в советское время приезжал в Минск на кастинг как киноактер. А когда стал директором Латвийской оперы, то приезжал на Рождественский оперный форум, и нас со спектаклем «Травиата» пригласили на гастроли. Довелось быть в составе жюри Минского международного рождественского конкурса вокалистов. Конечно,  я видел несколько спектаклей вашего театра.

Сильное впечатление произвело здание театра после реконструкции – очень качественно и красиво сделано. Ваш театр – это жемчужина архитектуры. В Латвийской опере в мое время было несколько приглашенных солистов из Беларуси – Оксана Волкова, Елена Золова, Владимир Петров.

В Большом театре Беларуси работает много талантливых людей. Теперь я в этом убеждаюсь каждый день.

– Как осуществлялся отбор солистов в вашу постановку?

– Руководство театра дало мне возможность самому выбрать солистов. Хотя, признаюсь, от приглашения нескольких артистов мне советовали воздержаться. Отдал предпочтение молодым исполнителям с многообещающим потенциалом и уже могу сказать, что интуиция меня не подвела.

Я требовал от них тонкую драматическую игру, в то время как для них традиционно на первом месте был вокал. Но публика сегодня ждет не только музыку, но и актерское мастерство, а программы обучения в творческих вузах отстают от современности. Но вижу, что солисты хорошо справились, и я очень доволен их работой. Приходится время от времени заниматься педагогической деятельностью, и мне это нравится. Работы много еще и потому, что я готовлю три состава. Обычно второй-третий состав вводит ассистент режиссера, но солисты все молодые, и я чувствую ответственность за них и хочу уделить каждому свое внимание.

Хочу отметить хор под руководством Нины Ломанович – они работают на очень хорошем уровне. Приятно работать с оркестром, легко нашли общий язык с дирижером-постановщиком Андреем Галановым. 

– Наши молодые артисты интересовались у вас «кухней» телеконкурса «Большая опера»?

– Интерес есть, и я вижу солистов, которые могли бы там иметь успех. Могу что-то посоветовать, даже поддержать. Сейчас уже можно рассказать, что в свое время я посодействовал  Юрию Городецкому. У коллег были сомнения, но к моему мнению они прислушиваются. С удовольствием поддержу белорусов на проекте, но не могу привести их туда за руку. Прежде всего, это должно быть их желание и заинтересованность.

– В Минске вы работаете почти все лето. Комфортно ли вам в нашем городе?

– Да, в Минске живут доброжелательные люди, я чувствую дружелюбную атмосферу, неплохой сервис. У вас очень современное общество. Много ходил по городу, посещал художественные выставки и видел современную живопись на европейском уровне. Мне понравился столичный арт-район – Октябрьская улица. Там собирается интересная публика, молодые люди с хорошим образованием. Поразили вечера джазовой и классической музыки возле Ратуши. Город живет европейским современным духом. 

– Если наш театр пригласит вас сделать еще одну постановку?

– С удовольствием! Мне было бы интересно поставить русскую оперу, например, «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича или «Пиковую даму» Чайковского.

В интонации Андрейса и его глазах было нечто такое, дающее понять: он уже знает, как можно осуществить эти постановки. А пока что собираемся на премьеру «Травиаты», которая состоится 8 и 10 сентября. То, что я видела на репетиции, дает основание заверить уважаемую публику: такой оперы Минск еще не видел! 

Справка:

Андрейс Жагарс родился в 1958 году. Выпускник Театрального факультета Латвийской государственной консерватории по специальности «актер драматического театра и кино». Снимался в латвийских, эстонских, литовских, российских и украинских кинофильмах: «Каменистый путь», «Следопыт», «Жизнь Клима Самгина», «Успеха вам, господа!» и др. В 90-е годы был успешным рижским ресторатором.

С 1996 года — директор Латвийской национальной оперы (ЛНО). Под его руководством ЛНО стала одним из ярких оперных театров Европы. При Андрейсе Жагарсе на рижской сцене выросли звезды мирового уровня: Александр Антоненко, Кристине Ополайс, Майя Ковалевская, Марина Ребека, Элина Гаранча, Андрис Нельсонс, Андрис Пога и др.

В 2013 году министр культуры Латвии Жанета Яунземе-Гренде подписала приказ об увольнении Андрейса Жагарса с должности директора театра. Инцидент был достаточно резонансным, и вскоре премьер-министр Латвии отправил в отставку министра культуры. А у Андрейса Жагарса появился богатый выбор: в какой стране принять приглашение на постановку спектакля. В Латвии Жагарс  является художественным руководителем фестиваля «Балтийские музыкальные сезоны».

Оксана Яновская

Фото Оксаны Яновской, Михаила Нестерова, Павла Баса

Оставить комментарий

Выбор редакции

Экономика

Можно ли управлять спросом потребителей?

Можно ли управлять спросом потребителей?

От спонтанной покупки со «скидкой по-белорусски» можно не только не получить какой-либо экономии, но и переплатить за нее.

Спорт

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Про знаменитую фамилию и современность белорусского хоккея.

Общество

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

С Литвой у нас общее историческое прошлое и теперь она — наша ближайшая соседка в Евросоюзе. 

Общество

С какими сложностями сталкиваются космонавты?

С какими сложностями сталкиваются космонавты?

До последней недели шансы большинства белорусов встретиться лично с космонавтом, а тем более с астронавтом или тайконавтом, равнялись нулю.