Вы здесь

Селедка под шубой


На днях нам с мужем по почте пришли подсолнухи. И не откуда-нибудь, а из Парижа. Нашего, белорусского. Если кто еще не знает, есть деревенька с таким названием на Витебщине.


Дело в том, что наши друзья в этом году решили не ехать за границу, а провести свой отпуск в путешествиях по Беларуси. Посетили уже Бычки Быкова, Ушачи Бородулина, поплавали в Браславских озерах, подышали чистым воздухом болота Ельня. И, как вы уже поняли, добрались даже до Парижа. Видимо, им там было так хорошо, что решили поделиться своим счастьем с кем-то еще. Зашли на почту, купили белорусскоязычную открытку с солнечными подсолнухами и прислали нам «привет из нашего белорусского Парижа». От такой заботы у меня на душе стало солнечно.

Та парижская открытка напомнила мне другую историю — о керамической масленице, раскрашенной подсолнухами. В один прекрасный вечер муж вернулся от родителей из Витебска. Я была в комнате, когда он начал распаковывать сумки. «Ну, я же просил...», — услышала я возмущенный голос из кухни. Оказывается, Вова просил мать не класть масленицу, так как имеем уже одну. И вторая нам не нужна. Но она, по-видимому, все равно положила. «И так повторяется каждый раз. Я уже не знаю, что делать. Моя мать меня не слышит. Чувствую себя «изнасилованным» ее заботой». В тот вечер муж рассказал мне, как однажды он чуть дотянул домой ящик со свеклой, который мать прислала по почте, так как переживала, что сыну нечего есть. «А однажды перед моим отъездом в Минск она спросила: «Тебе же положить сельдь под шубой?» Я, конечно, ответил «нет», потому что я ее не ем. И расслабился. А зря. Напрасно не проверил, не проконтролировал, так что угадай, что ждало меня дома в пакете под контейнером с пирожками? Правильно, ОНА самая!»

Наши с мужем мамы очень похожи. Обе готовы отдать детям последнее. Раньше я реагировала на такую ​​заботу приблизительно так, как и Вова. Раздражалась, когда мама передавала мне такое количество закруток, которо съесть одной ну просто нереально. Злилась, когда она каждый вечер спрашивала: «А что ты сегодня ела?» Или просила: «Одевайся теплее», «Позвони, как доберешься домой». Но благодаря мужу посмотрела на себя со стороны. И поменяла тактику.

Понятно, что мамочек мы не в силах изменить. А вот свою реакцию на такое проявление любви можем. Вместо того чтобы раздражаться и обижать их своим недовольным «ну я же просил (-а)», лучше просто с благодарностью принять заботу. Порадоваться, что как минимум двум людям на свете важно знать во всех подробностях, ЧТО мы сегодня ели.

Да и селедка под шубой не достойна того, чтобы обижаться на маму. Тем более среди ваших знакомых точно найдутся люди, которые обожают этот салат. Можно пригласить друзей в гости и угостить их мамиными фирменными огурчиками, что я периодически и делаю. И потом предложить кому-то из них красивую масленицу с подсолнухами.

Я, кстати, так и сделала. Масленицу, которая так потрясла мужа, отдала коллеге. Она очень обрадовалась такому подарку. Более того, на следующий день забежала ко мне в кабинет с мобильным телефоном, чтобы показать фотографию. «Представляешь, вчера дома на антресолях нашла кофейник и скатерть с такими же солнечными подсолнухами, как и на твоей масленице». Увидела я этот подсолнечный натюрморт, и на душе снова стало солнечно.

«Вечно твоим останется только то, что ты отдал». Владимир Короткевич, видимо, чувствовал приблизительно то же самое, когда писал эти строки.

Надежда ДРИНДРОЖИК

nаdzіеjа@zvіаzdа.bу

Выбор редакции

Общество

Как под Минском сортируют мусор

Как под Минском сортируют мусор

Оператор вторичных материальных ресурсов и движение за переработку отходов «Цель 99» дали людям возможность своими глазами увидеть, как выглядят «мусорные кладбища».

Спорт

Гребчиха Ольга Худенко: Я еще не скоро остановлюсь

Гребчиха Ольга Худенко: Я еще не скоро остановлюсь

О слезах, поте и победе самого белорусского вида спорта.