Вы здесь

Чем удивить туристов?


Сегодня туристам, которые приезжают в столицу, предлагают самые разнообразные экскурсии. В частности, им готовы показать Минск таинственный, неформальный, нетипичный, ночной и даже организовать путешествие с закрытыми глазами. Но совсем необязательно «включать» креатив, чтобы заинтересовать туристов. О чем можно было бы рассказать, что показать и что сделать для того, чтобы поразить гостей столицы?


Дома-старожилы

Еще и сегодня на «живых экспонатах» можно изучать историю старого Минска: кое-где в городе сохранились деревянные дома, в том числе и столетние. Даже если просто «копать», кто и когда здесь жил, наберется информации не на одну экскурсию. А можно подобрать и интересные экспонаты — еще и сегодня потомки могут хранить старые фото и вещи, принадлежавшие предыдущим хозяевам. Иногда «деревянные островки» обрастают различными легендами, но достаточно и фактов, связанных со знаменитыми жителями таких мест. Например, вспомним Верхнюю и Нижнюю Ляховку, Уборки. Ряд уникальных домов с богатыми интерьерами еще сохранился в Северном переулке (к сожалению, сегодня он в плачевном состоянии — метро дожимает).

— Раньше в Уборках преимущественно жили железнодорожники, само собой разумеется, — рядом был вагоноремонтный завод, станция. В то время многие более-менее состоятельные жители города строили флигели. В домах жили сами, а флигель сдавали внаем, — рассказывает директор Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси, академик Александр ЛОКОТКО. — И вот в этих Уборках по Малогеоргиевской улице стоял дом школьного учителя Саввы Ивановича и Елены Ивановны Редько, а в флигеле жил Змитрок Бядуля. После него на эту же квартиру поселился Максим Богданович (между прочим, там писатель написал многие знаковые вещи). Туда приходила и Зоська Верас (я видел ее письма). Я занимался реставрацией этого дома — сегодня там филиал музея Максима Богдановича. Правда, здание переместили с Малогеоргиевской (она была переименована в улицу Толстого) на Рабкоровскую. Урочище Уборки старое, там могут быть столетние дома и, может, даже более древние.

Я уже лет 40 как занимаюсь деревянной архитектурой, народным зодчеством. На тот период, когда обследовал эти места (вторая половина 80-х), многое уже было потеряно. В те годы я работал в реставрационно-проектном институте и инициировал по примеру скандинавских городов реставрацию исторических предместий. Центр города обведен историческом зеленым кругом с жилыми домами, старыми деревьями, садами: Уборки, Переспы, Татарское, Еврейское, Лютеранское предместье, Добрые Мысли (остановка электрички Институт культуры), Нижняя и Верхняя Ляховка, Кошары, а замыкалось оно Комаровкой. Был разработан проект, который в феврале 1988 года поддержал градостроительный совет, и Министерство культуры дало заказ реставрационно-проектному институту обследовать 50 наиболее ценных домов. Такая работа была проведена, дома брались из разных предместий. После были и другие проекты, но настали 90-е годы, инфляция... За бесценок старинные дома растаскивались по дачам. Когда они растягивались, прочное, столетнее смолистое дерево было красное, как медь...

— Но ведь отдельные минские дома-старожилы еще живы и сегодня. Можно что с ними сделать?

— Сохранить такие дома было практически невозможно. Это проблема частной собственности. Если бы в советское время у нас были, как на Западе, представители среднего класса: лавочники, ремесленники, булочники, торговцы пивом, которые владели бы этими домами, возможно, ситуация была бы другая... Для примера: в начале 90-х годов к нам приехал гость из Англии с целью купить этнографические экспонаты. У него усадьба (ферма) XVI века, которую государство включило в список национального историко-культурного наследия и выделяет деньги, чтобы он ее сохранял, поддерживал в приличном состоянии. Он не специалист-музейщик, и от него это и не требуется. Ездит по Европе, собирает в разных странах древности, вывешивает объявления и принимает туристов, ему за это платят деньги. У нас подобного механизма, который давал бы государству право финансировать такую ​​частную собственность, не было. Хотя эту проблему в конце 80-х пытались решить. Важно, чтобы люди могли потянуть ремонт старых зданий, так как когда сметчики обсчитывали проектные работы, получались очень большие суммы. Необходима малая строительная инфраструктура, определенные организации, которые могли бы этим заниматься, и чтобы накладные расходы были небольшими.

Эх, дороги

За рубежом после Второй мировой войны был разработан ряд программ по сохранению исторического ландшафта, историко-культурного наследия. Тогда начали создаваться агломерации, возникли такие понятия, как «Большой Лондон», «Большой Париж», Нью-Йорк с пригородами. Когда создавались трассы, дороги стратегического масштаба, например от Парижа до границ страны, учитывалось все: и красивые пейзажи, и видовые точки, где можно остановиться и пофотографировать; восстанавливались памятники, фрагменты древних дорог, даже указатели были о том, что, например, за 10 километров стоят дубы, которые нарисовал определенный художник XVII столетия. Природная и историко-культурная инфраструктура рассматривалась с точки зрения заработка денег.

Постепенно и Минск превратится в агломерацию, сюда будут включены Фаниполь, Смиловичи, Заславль. Кстати, такая агломерация проектировалась еще в 50-е (!) года, причем почти в пределах Минской области.

— До 80-х годов у нас много где еще были дороги с брусчаткой и специальным камнем, что производился в виде шестигранника под Пинском. Эти дороги были плотно окружены старыми деревьями, кроны которых смыкались. Например, так было под Гольшанами, Глуском, Клецком, по дороге Несвиж — Городея. Это были красивые места, где путешественники могли бы летом останавливаться и отдыхать в тени, — рассказывает Александр Иванович. — Разумеется, жизнь не остановишь, ездить надо со скоростью 120 км в час, нужны современные трассы. Но я предлагал дорожному ведомству сохранить куски старых дорог хотя бы в метров 500, а автобан пускать в обход...

— Что сегодня мы, возможно, упускаем в туристической отрасли?

— Надо охранять древние парки. Многие из них превратились в гослесфонд. При разработке туристических маршрутов следует учитывать сельские ландшафты. К сожалению, пока в этом не видят никакой ценности, люди не спешат привести в порядок тот же кусок брусчатки или городища. Последние можно обкосить, убрать кустарники, построить видовые площадки, куда могли бы заезжать туристы, поставить щиты с информацией. Например, так можно было бы сделать с городищем Лоск в Воложинском районе, с городищем Менка под Минском.

Более того, я предлагал на автозаправочных станциях поставить стенды с информацией, какие историко-культурные ценности в местных окрестностях можно посетить. Это также работало бы на развитие туризма.

Гостям столицы на обзорных экскурсиях надо рассказывать не о музее, галерее (обо всем этом они услышат непосредственно на местах) и не только о достопримечательностях города, — нужно знакомить с нашей страной, рекламировать периферию, чтобы туристам захотелось поехать, например, на Гродненщину, посмотреть Гервяты, Михалишки, Ворняны, Дятлово, Будслав, Гродно. У нас западные города, близкая и понятная европейцам культура. Мы часть общеевропейского дома.

— Сейчас активно используются событийный туризм, анимационные экскурсии. Можно еще что-то к этому добавить?

— Замечательно, что в Минске проводятся программы национальных культур около Ратуши. Но многое в летнее время можно было бы делать и в Музее народной архитектуры и быта под открытым небом, где больше места, и люди бы ехали, ведь сегодня у многих есть машины. Хорошо бы организовать там певческое поле, где бы звучали наши традиционные народные песни, которые воспитывают в людях духовность.

— А что экскурсоводы должны рассказывать про сам Минск?

— Последние почти десять лет разрабатывается проект реконструкции исторического центра с археологическим, архитектурным музеем и интерактивными программами, наш центр также принимал участие в его разработке. Но пока он не реализован, было бы хорошо, чтобы, например, в том месте, где сегодня торгуют народные мастера, появился стенд с макетом, рядом с которым экскурсоводы могли бы туристам рассказывать об истории древнего Минска. Например, так происходит в Англии. Там также много разрушено, и хотя это богатая страна, она не в состоянии все восстановить, реконструировать. Тогда из бронзы отливается макет диаметром 2—3 метра, и тут рассказывают, какие на определенном месте некогда были постройки, храмы, ворота. Кроме того, подобные макеты будут напоминать, что рано или поздно надо браться за реконструкцию.

Образцовый социалистический

Столичный проспект Независимости претендует на статус объекта всемирного наследия ЮНЕСКО. И если кто-то из журналистов к Александру Ивановичу обращается за комментарием и бросает словечки вроде «это же сталинский ампир, архитектура диктатора», ученый отвечает: «Над восстановлением Минска работали талантливые художники — патриоты великой страны, которая победила в Отечественной войне, и Беларуси в том числе». Надо сказать, что образ социалистического города не родился в СССР. Он возник вместе с индустриальной революцией в Европе. В городах появилось большое количество представителей нового социального сословия — рабочих, для них нужно было строить микрорайоны с детскими садами, школами, больницами, магазинами, парками. Архитекторы Англии, Франции и других стран разработали идею города-сада, социалистического города.  

— Сразу после войны стоял вопрос, стоит ли восстанавливать разрушенный почти до основания Минск. И представьте: Пономаренко встретился со Сталиным на платформе минского вокзала. Видя ситуацию, Сталин сказал, что страна поможет восстановить город. Сюда были направлены лучшие архитекторы, здесь разработали костяк генплана 46-го года. При его подготовке учли все плюсы и минусы мировых столиц, например недостатки того же Невского проспекта в Питере, Тверской, которая не выполняла роль главного проспекта в Москве, тот же кривой и довольно короткий Крещатик в Киеве. По сути, за основу был взят вариант Елисейских полей в Париже. Широкий проспект, тротуары были предназначены в том числе для массовых шествий. До постановления об архитектурных излишествах много уже было сделано.

Да, это образ социалистического города. Социализм опирался на государственную конфиденциальность, частный бизнес масштаба не имел. Основные сооружения проспекта не имеют скамеек, навесов, маркизов. Не было никакой мелочи, на первых этажах располагались крупные государственные универмаги, книжные магазины, кафе.

Иностранные архитекторы, которые приезжают в Минск, всегда откликаются очень хорошо о нашем проспекте, говорят, что он достоин работ Персье и Фонтена (архитекторов, которые создали Триумфальную арку, застройку улицы Риволи в Париже, застраивали Елисейские поля).

Елена ДЕДЮЛЯ

dziadziula@zvіazda.by

Фото БЕЛТА

Выбор редакции

Общество

Митрополит Павел: Я благодарен, что Господь повел меня по этому пути

Митрополит Павел: Я благодарен, что Господь повел меня по этому пути

Владыка рассказал, почему с осторожностью впервые ехал в Минск в качестве митрополита.

Общество

Как современные полешуки готовятся к празднику Воскресения Христова

Как современные полешуки готовятся к празднику Воскресения Христова

Автор «Звязды» рассказывает на примере своей семьи.

Культура

ЗЕНА: От сцены не устаю!

ЗЕНА: От сцены не устаю!

График у артистки очень насыщенный.