Вы здесь

Геннадий Казакевич: Наркотик — путь в никуда


Наш корреспондент побеседовал с начальником Главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Республики Беларусь Геннадием КАЗАКЕВИЧЕМ, чтобы выяснить, как наше законодательство реагирует на появление новых веществ, реальна ли в нашей стране легализация «легких» наркотиков, а также что более важно — личная свобода или личная безопасность.


Преступление и наказание

— В обществе сегодня обсуждается такой вопрос: объективно ли назначать одинаково суровые сроки за любое взаимодействие с «легкими» и «тяжелыми» наркотиками? Должно ли быть разделение?  

— Такое разделение существует. Я считаю, что проблема достаточно актуальна. Но смотрите, какую категорию населения этот вопрос интересует? Абсолютно конкретное — это родственники осужденных на длительные сроки, прежде всего, за распространение наркотиков. Отбывает наказание за такое преступление чуть более пяти тысяч человек. Не 15 тысяч, как говорят и пишут. Да, среди них есть достаточно большие сроки, но при этом никто не говорит о том, что уже давно ушли от тотального осуждения в виде лишения свободы по части первой статьи 328. Напомню, в статье по незаконному обороту наркотиков пять частей. Причем, без цели сбыта — это только первая часть, в отличие от остальных, где перечислены и различные обстоятельства, например — группы, лаборатории.

Что касается «легких» и «тяжелых» наркотиков: в Беларуси всегда было разделение на опасные и особо опасные наркотические средства и психотропные вещества. В зависимости от этого законодатель и определил размер отягчающих обстоятельств. В нашем законодательстве это уже есть. Самые большие сроки получают не за то, что человек «подержал в руках» или применил, нет. Мы прекрасно понимаем, что наркоман — это больной человек. Его нужно сначала лечить, а потом наказывать. Но самые большие сроки получают те, кто замешан в обороте.

— То есть, пока никакие изменения в законодательстве не планируются? Ведь действительно бывают люди — будь то и редко случается, — которые случайно стали на этот путь, а сразу получили серьезные сроки.

— За прошлый год осужденным, находящимся в местах лишения свободы, более 400 раз была применена замена наказания более мягким или условно-досрочным освобождением. Наше законодательство предусматривает и применяет возможность исправления в местах лишения свободы. Если администрация видит, что осужденный твердо встал на путь исправления, намерен социализироваться, то варианты есть. И, что показательно, к этой категории такие варианты применяются гораздо чаще, чем к другим. И эти ходатайства удовлетворяются более чем на 80 процентов. Что касается изменений законодательства, то теперь соответствующий вопрос прорабатывается. Дело в том, что это очень серьезный шаг, который имеет серьезные последствия.

— Сегодня некоторые активисты выступают за легализацию «легких» наркотиков. Как вы к этому относитесь, и реален ли такой шаг?

— Скажите, а зачем это нужно? Снять стресс, расслабиться — да, такие мотивы есть, и их достаточно много. Но есть заблуждение, что где-то в мире легкие наркотики легализованы. Лишь в немногих странах в мире легализована марихуана. Но давайте подумаем, к чему это приводит? Во-первых, злоупотребление. Во-вторых, если гражданин не может справиться со стрессом, есть и масса других способов это сделать — спорт, музыка, друзья. Кроме того, применение, скажем так, «легких» наркотиков — это только первая ступень. Дальше — более тяжелые вещества. Поэтому мы категорически против и готовы на любом уровне обосновывать свою позицию в этой части.

Свобода или безопасность

— Успевает ли законодательство своевременно адаптироваться к появлению новых видов наркотиков?

— Белорусское законодательство построено по следующему принципу: когда в 2014 году появился Декрет №6, в соответствующем законе мы ввели понятие «базовая структура». На самом деле, новые наркотики — это лишь незначительное изменение химической формулы. Сама структура вещества как была, так и осталась. Соответственно, мы пошли по такому пути, чтобы криминализировать это условие. И белорусское ноу-хау, которое признается всем мировым сообществом, — это то, что наше законодательство способно криминализировать новое вещество еще до того, как оно появилось на рынке. То есть, если в Германии для внесения в список запрещенных веществ нужны месяцы, то у нас — два-три дня. Поэтому в Беларуси новые вещества почти и не появляются. Сейчас у нас запрещено до 98% всех возможных новых веществ, а это значительный результат. Наше законодательство в этом плане является одним из наиболее прогрессивных.

— Как за последнее время изменился трафик запрещенных веществ через Беларусь?

— Угроза сохраняется, поскольку Беларусь является как страной происхождения, так и страной употребления, а также транзита — как из Европы на Восток, так и в обратном направлении. Например, только в этом году у нас было два крупных задержания по гашишу — партии более 70 килограммов и 40 килограммов. Это марокканский гашиш, который через Европу шел в направлении России. То есть, угроза действительно существует. Есть такое понятие — пресеченный канал поставки наркотиков и психотропов. Так вот, количество таких каналов растет год от года, сейчас их уже 35.   

Фото БЕЛТА

— Преступные организации, занимающиеся наркобизнесом в Беларуси, — это локальные или международные объединения?

— Для того чтобы понимать структуру организации, нужно четко понимать механизм распространения наркотиков, в основном в интернете. Что представляет собой этот механизм? Ранее в интернете создавались сайты, условные торговые площадки. Теперь, с учетом того, что мы пресекли такие вещи, система изменилась. Интернет-магазины ушли в даркнет. Сама форма изменилась — этот контент может представлять собой закрытую ветку в социальной сети. Кроме того, появилась новая форма коммуникации с элементами шифрования — прежде всего, это мессенджеры. И это позволяет организатору даже не входить в прямой контакт не то, что с потребителями, а даже с распространителями. То есть, преступники, которые находятся на вершине пирамиды, даже в Беларуси не появляются. Кроме того, деньги за наркотики переводятся через электронные кошельки. Преступные группировки есть, но в Беларуси о них говорить в связи с указанными причинами не приходится. Тем не менее, количество распространителей не растет. Также мы прерываем деятельность организованных преступных группировок — высших форм, а они имеют ярко выраженный международный характер.

Кстати, недавно в результате совместной спецоперации МВД, КГБ и российской ФСБ была пресечена деятельность международной группировки, которая занималась производством метадона. Удалось установить, что организатор лаборатории, житель Могилева, фактически был основным поставщиком метадона в нашу страну. Непосредственно синтезом наркотиков занимались двое его соратников, также могилевчан, в арендованном частном доме в Подмосковье. В результате все были задержаны, а в съемном коттедже изъято более 27 килограммов кристаллического вещества с жидкостью, имеющей высокую концентрацию метадона, свыше 200 килограммов прекурсоров, запрещенных к свободному обороту, а также лабораторное оборудование.

— Не так давно в России спецслужбы потребовали открыть доступ к одному популярному мессенджеру из-за возможной террористической угрозы. Как вы считаете, не нарушает ли это личную неприкосновенность человека?

— Здесь возникает конфликт: что для общества более приемлемо? Или понятие личной свободы, либо понятие личной безопасности. Но мы пока такой вопрос не ставим и пытаемся справиться тем оперативно-розыскным инструментарием, который у нас есть. Россияне поставили вопрос довольно жестко, однако вот получат они доступ к одному сервису, но ведь есть и десятки других — и что тогда? Вопрос это не решит. Об этом можно будет говорить, когда общество даст четкую оценку. Как это выяснить? Надо спросить. Одна из новых форм взаимодействия — это открытость нашей службы, люди должны понимать наши задачи. Мы строим свою работу таким образом, чтобы максимально полно и открыто взаимодействовать с любыми слоями общества, а также наладить обратную связь.

Задержать в начальной стадии

— Какие меры профилактики употребления наркотиков реально работают?

— Давайте начнем с другого: а вы знаете, что с момента введения нового законодательства в 2014 году количество наркоманов, которое у нас находится на учете, уменьшилось с 17 тысяч до 14 тысяч? Это очень много. Количество передозировок уменьшилось в разы — только в этом году по сравнению с прошлым оно уменьшилась на 45%. У нас не допущено ни одной смерти несовершеннолетнего в этом году. Вот пример того, как работает профилактика. Причем, мы не только ужесточили законы, мы определили конкретные меры для профилактики. Все ведомства и министерства объединены одним мотивом — противодействие наркотикам. Пример таких мер? Мы приходим в школы, высшие учебные заведения и «на пальцах» объясняем, чем опасно применение.

Кроме того, анонсирую новинку. Мы идем по еще одному пути: выступили инициатором появления информационного ресурса, который будет представлять собой сайт, где информация будет предоставляться по трем направлениям для различных категорий граждан. Первая категория — для наркоманов, вторая — для «группы риска», людей, которые потенциально могут начать принимать наркотики, третья — для созависимых, матерей, жен, друзей. И мы будем начинать не с уголовной ответственности, а с того, где можно получить помощь. Вот попал в беду близкий, а на сайте будет представлена информация о любом виде медицинской помощи по ближайшим адресу. Также на этом же сайте будет вся информация по профилактике — начиная от ответственности и заканчивая ущербом. Здесь появятся даже игры, часть сайта будет интерактивной. Еще одна отрасль сайта — это обратная связь. Сюда могут писать все — начиная от неравнодушных с какими-то проблемами, заканчивая теми, кто хочет дать информацию о наркопритоне.

Возвращаясь к вопросу: другие методы — это социальные ролики, билборды, информационная кампания в СМИ. Но мы понимаем, что методы, которые существовали раньше и даже сейчас существуют, устарели, поэтому ищем новые возможности.

— Как вы относитесь к сериалу о наркоторговцах «Во все тяжкие»?

— Не поверите, я смотрел этот сериал, у меня даже мелодия на телефоне стоит оттуда. И я считаю, что он не о наркотиках, а о человеке, который попал в безвыходную жизненную ситуацию. И на определенном этапе отошел от общепринятого чувства морали. Кажется: я крутой, могу сварить много килограммов этого «льда», мне все нипочем. А к чему он приходит в результате? Семью потерял, друзей и знакомых тоже, сам умер. Деньги, которые он заработал, потеряли свою ценность, потому что они оказались не настолько важны. Для меня этот сериал был интересен с психологической, с художественной точки зрения, но, тем не менее, оставил определенное впечатление — это путь в никуда.

— С какими наиболее страшными событиями, связанными с наркотиками, пришлось сталкиваться?  

— Есть одна история. В 2014 году в милицию поступило сообщение о нарушении общественного порядка: во дворе дома бегали голые мужчины и шумели. На место происшествия незамедлительно выбыла следственно-оперативная группа. В одной из комнат сотрудники нашли парня 1991 года рождения. У него были удалены глаза, значительно повреждены острым предметом нос, щека, уши. Рядом на кровати находились два приятеля пострадавшего. Их поведение было однозначно оценено как очень неадекватное. Позже установлено, что молодые люди находились в состоянии, вызванном употреблением особо опасных психотропных веществ. Однако не менее шокировал и пострадавший: без глаз, с изрезанным лицом, лежа на полу в луже крови, он смеялся, пел песни и отвечал на все вопросы милиционеров. Пострадавшему была вызвана скорая медицинская помощь, которая доставила его в ближайшее медучреждение. Жизнь пострадавшего спасена, но зрение он потерял навсегда. Надо понимать, что употребление наркотиков — это трагедия отдельного человека, а также отдельной семьи. Происходят действительно страшные вещи, с которыми борются все — и министерства, и общественные организации. И хочется, чтобы гражданское общество еще более включалось в работу по профилактике и противодействию этому ужасному явлению.

Владислав ЛУКАШЕВИЧ   

lukashevich@zvіazda.by

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

Белорусские санатории перестали быть местом отдыха преимущественно пожилых людей. 

Общество

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Корреспондент «Звязды» встретилась с художником Александром Благием.  

Экономика

Что ждет бизнес-сообщество?

Что ждет бизнес-сообщество?

​Потенциал Беларуси в привлечении инвестиций не исчерпан, а иногда используется неэффективно.

Общество

Что происходит в Юровичах?

Что происходит в Юровичах?

После трагедии люди общаются с журналистами на условиях анонимности