Вы здесь

Истории белорусов, работающих после 90 лет


«Интервью? Ну, только если быстро, а то у меня очень много работы», — сказал один из наших героев, когда звонили договориться о встрече. А ему, между прочим, 94 года! В Беларуси 21 человек продолжает работать после 90. О выборе профессии и научных достижениях, секрете долголетия и утренней физкультуре рассказали известные медик и академик, для которых возраст — не помеха.  


Профессор Леонид Степанович Величко: «Спрашивают, почему на пенсию не ухожу. Так теперь рай для специалистов!»

«Машину перестал водить только в апреле»

Леониду Степановичу ВЕЛИЧКО, профессору кафедры ортопедической стоматологии БГМУ, 92 года. Еще до нынешнего мая он — протезист по специальности — принимал пациентов. Сейчас занимается научной и методической работой, иногда ведет занятия у студентов.

В медицину Леонид Степанович пришел 70 лет назад. Отучился в Минской зуболечебной школе и поехал по распределению в родной Старобин.

— Пять лет на периферии работал, отбивал коронки. Материалов тогда никаких не было, даже обычного гипса для слепков. А я знал, что в Минске есть гипсовый завод. Наладил с его работниками контакты, приезжал на грузовике и набивал мешки материалом. А ведь он намокает и затвердевает. Мы что придумали? Брали большую сковороду, ставили на керосинку и прогревали гипс, помешивая ложкой, как яичницу, — с улыбкой вспоминает доктор. — Я прошел в своей специальности с самого низа, поэтому с меня получился неплохой специалист. Каждую вещь мог делать собственноручно.

Получать высшее образование Леонид Степанович поехал в Киев: в Беларуси стоматологов в то время еще не готовили. Удивительно, но вакансий в столичных поликлиниках для новоиспеченного квалифицированного специалиста не нашлось. Все места были заняты зубными врачами без диплома института. Поэтому Леонид Степанович устроился работать преподавателем в зуболечебную школу, которую сам окончил.

В свое время этот знаменитый врач возглавлял кафедру ортопедической стоматологии мединститута (заведовал ей 27 лет), был главным внештатным стоматологом столицы и Министерства здравоохранения. За свою долгую практику Леонид Степанович сталкивался с различными случаями.

— Как-то поступил к нам танкист. В бою его танк загорелся, мужчина успел выскочить, но остался без уха. Мы сделали ему ушную раковину из мягкой пластмассы - это, между прочим, большое искусство. Чтобы искусственное ухо надежно держалось, примонтировали его к обручу. А парик, чтобы этого не было видно, заказали у главного хормейстера оперного театра. У меня были хорошие связи с различными специалистами. Кстати, подогнать ту раковину по цвету помогала гримировщица из театра оперетты.

Лауреат Государственной премии БССР, Леонид Степанович и сейчас занимается исследованиями. Изучает проблему непереносимости организмом материалов, используемых при изготовлении протезов. 

В кабинете профессора хранится много гипсовых слепков челюстей и снимков пациентов. Кажется, Леонид Степанович и сейчас помнит каждого из них. «Этому ребенку было три года, а зубы так и не выросли, — показывает он одну из фотографий. — Мы ему протез изготовили: выглядел очень естественно. Посмотрите, как мальчик тут улыбается!»

По следам профессора пошли и его внуки. Один из них, Леонид Белодедов, даже назвал свою клинику в честь дедушки — «Любимый стоматолог», по инициалам Леонида Степановича.

Когда спрашиваем у пенсионера, как ему удается сохранять бодрость в таком почтенном возрасте, он признается: в его семье все долгожители. Отец дожил до 93 лет, а его брат (дядя Леонида Степановича) — до 95.  

— Не знаю никаких секретов. В питании, например, я диет особо не придерживался. Это сейчас уже не ем за три часа до сна, избегаю острых блюд... Нужно вести правильный образ жизни и не перегружать себя, — говорит собеседник.

Хобби Леонида Степановича — рыбалка. Куда только он с удочкой ни ездил, смеется. До недавнего времени, кстати, профессор сам водил автомобиль. От машины отказался только в апреле этого года. 

На работе в университете знаменитый стоматолог бывает почти ежедневно. «У меня спрашивают, почему на пенсию не ухожу. Так теперь рай для специалистов! Столько возможностей есть!»

«Секрет долголетия — закалка с детства»

— Я прекрасно себя чувствую. В умственной работе обставлю любого молодого! — заявляет при встрече академик Института общей и неорганической химии НАН Беларуси Владимир Семенович КОМАРОВ.

Его рабочий кабинет заставлен цветами. «Развожу такие, за которыми легко ухаживать. Когда много растений, приятнее работать: они же дают кислород».

Главному научному сотруднику в этом году исполнилось 94 года. Но он и не думает выходить на заслуженный отдых. «У меня столько идей!» — признается нам. Сейчас Владимир Семенович пишет монографию: разработал новый метод определения поверхности микропор. Пишет исключительно от руки.

— Так больше думаешь, анализируешь материал, — объясняет ученый. — Компьютер я использую для поиска информации: просмотреть, что сделано по моему вопросу. И все на этом — остальное нужно самому думать. Иначе ничего нового не изобретем. У нас такие есть, кто списывает. Их никто и не цитирует. А вот вы книгу возьмите «Великие химики мира» — я уже там, вместе с Ломоносовым и Менделеевым. 

Не поверите, но в науку известного сегодня академика, лауреата Государственной премии БССР, привел случай. После войны Владимир Семенович подавал документы в мединститут. Адрес — Университетский городок. 

— Получил бумажку с сообщением — даже не посмотрел, что там написано. Сунул в карман и поехал сдавать экзамены. Ищут меня в списках — нет такого. Просят показать документ. А там направление на физмат. Сдал экзамены на тот факультет и сразу перевелся на химфак. Ведь выпускников физмата в школу по распределению направляли, а после химфака можно было на завод идти работать или в лабораторию. Вот так и попал в ученые, — улыбается пенсионер.

24 года Владимир Семенович был директором института, заведовал лабораторией. Но теперь, говорит, сожалеет, что потерял очень много времени на руководящих должностях: некогда было заниматься непосредственно наукой.

— Неужели не хотелось выйти на пенсию, отдыхать за городом? —спрашиваем.

— У меня была дача в Боровлянах. Гараж и два этажа дома над ним. Туалет, кухня — прекрасно. Вода рядом. Так это обуза для меня была: не тянет туда и все! Поэтому я при первом случае продал дачу за копейки. 

Академик Владимир Семенович Комаров: «У меня столько идей!»

Распорядок дня в 94-летнего академика следующий. Утром — обязательно физкультура. Потом Владимир Семенович идет на работу. В кабинете на одном месте не засиживается, старается быть в движении. Если хорошая погода, после работы гуляет по парку Челюскинцев. В остальное время ученый любит рисовать: картин 170, наверное, создал. В основном пейзажи.

— Учились в художественной школе?

— Нет. Просто с детства хорошо рисовал. Мог за пять минут портрет набросать. Я еще в обеденный перерыв стихи пишу. Пока пью чай, несколько строк может родиться.

— В искусстве нужно вдохновение. А в науке?

— Тоже. Если вдохновения нет, так и идей не будет. Мне раньше идеи даже по ночам снились. Рядом с кроватью оставлял блокнот, ручку и сразу поднимался записывать то, что увидел. 

Интересуемся у ученого секретом долголетия. «Мне кажется, это закалка с детства. Отец и мать работали в колхозе, а мне надо было за коровами, курами, свиньями смотреть, о меньших сестрах позаботиться. Все время работал. В университете вагоны разгружал, чтобы заработать. Потом с Дальнего Востока привез фотоаппарат: с ребятами ездили по деревням и снимали семьи. Тогда денег появилось много, девушек даже в кино приглашали».

— За рационом своим следите?

— Стараюсь исключать жирное, мучное. Это ничего не дает, кроме лишних калорий. Я больше люблю различные салаты. Капусту часто употребляю и вам рекомендую. Когда узнал, что она содержит витамина С больше, чем лимон, удивился. На утро делаю салаты из моркови, морской капусты, зелени. Мясо раза три в неделю ем. Сало вообще не употребляю, сыра также немного. Зачем мне лишний вес набирать? Только дополнительная нагрузка на сердце. Даже для молодого это нехорошо.

Когда-то Владимир Семенович пользовался мобильником, но потом отдал сестре. Прочитал, что телефон дает сильное электромагнитное излучение, и решил не портить себе здоровье.

Об одном академик жалеет: не спешит молодежь в науку. «Оклады же небольшие, — с пониманием относится он. — Ребята вообще не приходят. А что девушки? Чтобы творить науку, нужно полностью отдаться ей. У женщины хозяйство домашнее, дети. Что от нее требовать? У нее и так нагрузка бешеная. О какой науке она думать будет?»

— С высоты своих лет какой главный совет можете дать?

— Надо, чтобы жизнь проходила не впустую, а с пользой — и для себя, и для людей.

Наталья ЛУБНЕВСКАЯ   

lubneuskaya@zvіazda.by

Фото Надежды БУЖАН

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские журналы — на самом деле уникальные информационные сборники, значение и важность которых понимали в том числе их создатели и читатели.  

Общество

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

На юбилейной выставке Национальной академии наук.  

Общество

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

Белорусские санатории перестали быть местом отдыха преимущественно пожилых людей. 

Общество

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Корреспондент «Звязды» встретилась с художником Александром Благием.