22 сентября, суббота

Вы здесь

Зачем Норвегия накопила рекордную «заначку»?


Активы суверенного фонда королевства Норвегия превысили триллион долларов (7,8 трлн крон) — это в два с половиной раза больше годового объема внутреннего валового продукта страны. О на самом деле историческом факте рассказал Ингви Слингстад, директор банка Nоrgеs Bаnk Invеstmеnt Mаnаgеmеn (NBIM), управляющий фондом. «Я не думаю, чтобы кто-то ожидал, что фонд когда-нибудь составит триллион долларов», — сказал он. Рекордного объема страна достигла еще в середине сентября благодаря хорошему состоянию и росту мировых фондовых рынков. Зачем небольшой Норвегии такие колоссальные резервы?  


157 тыс. евро на жителя

Крупнейший в мире норвежский суверенный фонд был основан в 90-х годах прошлого века для управления нефтяными доходами страны фьордов. Официально он называется Thе Gоvеrnmеnt Реnsiоn Fund Glоbаl (Глобальный государственный пенсионный фонд) и управляется подразделением Банка Норвегии, Nоrgеs Bаnk Invеstmеnt Mаnаgеmеnt. Управляющая компания подчиняется министерству финансов страны. Вопросы об инвестициях NBIM решает не в одиночку, а с учетом мнения минфина и даже на основании обсуждений в парламенте.

Первый транш «нефтяных денег» перевели на счет фонда в мае 1996 года. С тех пор активы выросли почти в 4000 раз: с 1,93 млрд до 7,83 трлн норвежских крон. «Глобальный правительственный пенсионный фонд накапливает для будущих поколений. Однажды нефть закончится, но доходы фонда продолжат приносить пользу жителям Норвегии», — отмечается на сайте Thе Gоvеrnmеnt Реnsiоn Fund Glоbаl. Численность населения северного королевства составляет около 5,3 млн человек — таким образом, в настоящее время на одного норвежца приходится примерно $189 тыс. (157 тыс. евро) активов фонда.  

Фонд имеет свои доли в почти 9000 компаний 77 стран, обладает 1,3 процента мировой рыночной капитализации и 2,3 процента — в Европе. Причем инвестиционный портфель полностью открыт, с ним может ознакомиться любой желающий. Кстати, здесь можно найти все ведущие фирмы с новой интернет-экономики — Gооglе, Аmаzоn и другие. У NBIM 550 сотрудников и пять офисов: в Осло, Нью-Йорке, Лондоне, Шанхае и Сингапуре. Первые инвестиции фонда были в облигации, затем к ним добавились акции, а в последние годы — недвижимость в Нью-Йорке, Лондоне и Париже. В прошлом году половину дохода NBIM принесли инвестиции, 45 процентов — поступления от продажи страной нефти и газа, остальное — курсовая разница валют.

Примечательно, что на фоне глобального финансового кризиса и падения цен на нефть Норвегия потратила на текущие нужды менее одного процента средств своего суверенного фонда, свидетельствуют расчеты Thе Wаll Strееt Jоurnаl. Иначе складывалась в этот период судьба суверенных фондов развивающихся стран, — практически все теряли накопленное. Впрочем, в Норвегии ситуация также может измениться. Правительство королевства, которое направляет в фонд все свои нефтяные доходы, вправе привлекать себе лишь эквивалент ожидаемого финансового дохода, который уменьшился с четырех процентов до трех.

Этические инвестиции

Поскольку акции приносят больший доход, NBIM получил разрешение увеличить вложения в них до 70% портфеля. Инвестировать в облигации он будет меньше. В начале сентября фонд обратился к норвежскому минфину с просьбой оставить в индексе бондов, который служит бенчмарком (образцом) его доходности, только суверенные облигации в американских долларах, евро и британских фунтах стерлингов со сроком оборота от 10 лет. Сейчас в этом индексе облигации в 23 валютах. Решение о соответствующих изменениях минфин примет весной 2018 года, рассказал представитель NBIM Томас Севанг.

При этом NBIM вовсе не скупает все подряд. Наоборот, фонд придерживается концепции так называемых этических инвестиций, вкладывая деньги только в те предприятия, которые соответствуют выработанным в Осло критериям. Причем опять-таки отбор осуществляется максимально прозрачно и открыто, а «черный список» неприемлемых для фонда предприятий также публикуется в сети. Кому не достаются деньги крупнейшего суверенного фонда? Например, компаниям, которые производят или участвуют в производственной цепочке изготовления ядерного оружия. Невозможны инвестиции и в компании табачной промышленности. Категорически не готов работать фонд и с фирмами, которые используют детский труд.

Табу для норвежцев — и фирмы, которые, по информации NBIM, нанесли серьезный ущерб экологии (ведь фонд создан для будущих поколений), а также компании, виновные в коррупции, нарушении прав человека или других «фундаментальных этических норм». Наоборот, не вызывают вопросов агропромышленные компании, применяющие генную инженерию. Нет и политического подхода: так, несмотря на международные санкции, NBIM по итогам прошлого года держал акции 51 российской компании. Правительство Норвегии ожидает, что объем фонда продолжит расти до 2025 года, и он может достичь отметки в 10,5 трлн крон (около $1,3 трлн). Но такие оценки, по мнению аналитиков, ненадежны, поскольку нынешний размер фонда уже превышает предел, которого не ожидали достичь к концу следующего года.

«Зеленые» не в тренде

Выборы в стортинг (парламент) Норвегии, которые прошли 11 сентября, остались почти незамеченными мировыми СМИ. Во многом это объясняется тем, что смены правительства не произошло: хотя социал-демократы из Норвежской рабочей партии собрали наибольшее количество голосов, во власти осталась правоцентристская коалиция, и Эрна Сульберг («железная Эрна»), лидер партии «Хёйре», сохранит за собой кресло премьер-министра на следующие 4 года. Однако результаты этих выборов заслуживают внимания как минимум из-за нескольких обстоятельств. Они продемонстрировали тенденции, характерные не только для Норвегии. При этом слабость «зеленых», за которых проголосовали всего 3,2% избирателей, заслуживает особого внимания. Поскольку это единственная из политических партий Норвегии, выступающая за прекращение нефтедобычи в стране. В предвыборной программе «зеленых» было требование прекратить добычу нефти в течение ближайших 15 лет. Они отказались вступать в коалицию с любой партией, которая не разделяет такого подхода. Однако выборы ярко продемонстрировали, что сторонников этого требования в королевстве почти нет.

По производству электроэнергии на душу населения Норвегия занимает первое место в мире. При этом, несмотря на наличие больших запасов углеводородов, 99% электроэнергии вырабатывается на ГЭС, в связи с наличием значительных гидроресурсов. Поэтому производство нефти и газа направлено ​​на экспорт. Норвегия ежегодно добывает «черного золота» больше, чем все страны Евросоюза вместе взятые. Понятно, что в значительной степени благосостояние зависит от газодобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности. С середины 1990-х годов Норвегия стала вторым в мире, после Саудовской Аравии, экспортером нефти. При этом следует учитывать, что в настоящее время добыто менее трети разведанных запасов углеводородов, принадлежащих Норвегии.

Обвал мировых цен на нефть в 2014 году оказался для страны очень болезненным: резко сократился приток выручки от экспорта «черного золота», количество работающих в нефтедобывающем секторе уменьшилось на 50 тысяч человек. Отказ от нефтедобычи (что предлагают «зеленые») стало бы потерей значительных финансовых поступлений и увольнением 180 тыс. занятых. Затягивать пояса потуже норвежцы с их высоким уровнем дохода на душу населения не готовы. Прощаться с достижениями государства всеобщего благосостояния, построенного на нефтедолларах, не хочется. В случае отказа от нефтедобычи для поддержания привычного уровня социальных льгот пришлось бы резко повысить налоги (уже сейчас НДС в Норвегии достигает 25%). Избирателям оказалась более близкой позиция министра финансов, лидера Партии прогресса Сива Дженсона: «В перспективе нефтяная промышленность перестанет быть мотором, но останется важной частью норвежской промышленности. Это значит, что мы должны не только делать ставку на новые отрасли, но и улучшать рамочные условия для нефте- и газодобычи».

Лучшие по индексу

Чистый приток поступлений из нефтегазового сектора, как ожидается, вырастет в следующем году на 4,3% по сравнению с текущим годом и на 47% по отношению к 2016-му. Вместе с тем правительством прогноз роста ВВП без учета добычи нефти и газа на шельфе на 2017 год улучшен с 1,6% до 2%, на следующий — с 2,4% до 2,5%.

Однако нефтью и газом природные богатства отнюдь не ограничиваются. Страна обладает большими запасами леса, месторождениями железа, алюминия, меди, цинка, свинца, никеля, титана, молибдена, серебра, мрамора, гранита. Здесь развита химическая промышленность, лесоводство, машиностроение. Норвежская морская экономика охватывает широко развитую сеть отраслей, связанных с перевозками и разведением аквакультуры, представляющих все более разнообразный спектр товаров и услуг.

При этом образование и культура — на первом плане. В начальной школе преподается не только английский язык (с первого класса), но и — помимо традиционных предметов — экология и искусство. Кстати, на образование расходуется в три раза больше, а на здравоохранение — в четыре раза больше, чем на оборону. Недаром с 2001 до 2006 года и начиная с 2010-го Норвегия возглавляет список стран по Индексу человеческого развития. Так что королевство совершенно не сидит сложа руки в ожидании конца «нефтяной эпохи», надеясь на огромную «заначку».  

Захар БУРАК

burаk@zvіаzdа.bу

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

И повышать эффективность работы местных органов власти.  

Общество

Каких педагогов хотят видеть дети в объединениях по интересам?

Каких педагогов хотят видеть дети в объединениях по интересам?

Для системы дополнительного образования присущ отложенный во времени эффект.  

Культура

Новый музей и уличные часы теперь есть в Дубровно

Новый музей и уличные часы теперь есть в Дубровно

Их создали в честь предприятий, которые успешно функционировали в дореволюционное время.