23 сентября, воскресенье

Вы здесь

Размытые критерии «социальной опасности»


Все до одного дети, которые оказались в социально опасном положении, должны быть своевременно выявлены, сколько бы лет им ни было. Чем раньше будет определена проблема, тем быстрее будет организована работа с семьей, пока ситуация не дошла до признания ребенка нуждающимся в государственной защите и не закончилась лишением взрослых родительских прав. Но само определение «социально опасное положение» изначально неудачное, а критерии, согласно которым дети считаются теми, кто попал в это положение, очень размыты. Так считает Зинаида ВОРОБЬЕВА, заведующий сектором социально-педагогической работы и охраны детства комитета по образованию Мингорисполкома.


— Термин «социально опасное положение» сразу настораживает и не способствует получению семьей предлагаемой помощи, делает семью не такой, как обычные, превращает ее членов в не совсем самостоятельных людей, тех, кто не имеет права без согласия, например, органа опеки и попечительства распоряжаться своей собственностью. Лучше было бы назвать ребенка из такой семьи лицом, которое попало в трудную жизненную ситуацию, — рассуждает специалист. — С этого названия уже вытекает совсем другой вывод — что ребенку необходима помощь. Тем более что сами критерии отнесения к социально опасному положению достаточно размыты. Один из них — нахождение детей в экстремальной жизненной ситуации, к которой относится и конфликтная ситуация в семье. Во многих случаях ее трудно определить.

Действительно, одно дело, когда родители между собой ругаются и пьют, и совсем другое, когда в квартире проживают две семьи, у которых есть дети. Скажем, взрослые брат и сестра или совсем чужие люди, которые вынуждены жить в одном помещении. При этом они не могут договориться между собой по-человечески и постоянно выясняют отношения с участием милиции и судов.

Но споры эти между взрослыми, к своим детям они относятся как положено и воспитывают их как надо. Как тут реагировать? Первое время никто не будет принимать кардинальных мер. Однако, если вызовы милиции продолжатся, учреждения образования будут просто вынуждены реагировать и ставить детей в социально опасное положение.

— Каждый раз, как дети попадают в социально опасное положение, возникает вопрос: правильная ли эта мера? Или, наоборот, — не поздно ли принята? Степень вмешательства учреждений образования в жизнь семьи всегда должна быть точно рассчитана. Кроме того, это влечет за собой не только организацию работы с их семьями, но и много бумажной рутины, очень большой. Даже если у ребенка нет проблем с учебой или здоровьем, все это должно быть прописано в документах. Случается, детей не ставят в социально опасное положение, чтобы избежать этих проверок и оформления бумаг, — утверждает Зинаида Воробьева. — В то же время наши педагоги очень ответственные люди и знают, что реагировать на малейшее проявление подобных проблем нужно срочно, чтобы работа проводилась во время и дети оставались в своих семьях. 

В столице в социально опасном положении находятся 1963 ребенка, однако на самом деле тех, кто вызывает определенную обеспокоенность, чье поведение или учеба настораживает, но о ком нет оснований сказать, что они находятся в таком положении, гораздо больше, уверена специалист Мингорисполкома.  

— Возможно, нужно вернуть в учреждения образования такое понятие, как внутришкольный контроль, — рассуждает Зинаида Воробьева. — Например, если несовершеннолетний плохо учится, это еще не значит, что в семье нет условий для надлежащей подготовки домашних заданий. Изучая ситуацию, узнаешь, что такому ребенку просто некому помочь, потому что родители с низким уровнем образования и не понимают, что делать. Значит, такому ученику необходимо особое внимание — возможно, психолого-педагогическое, возможно, дополнительные занятия, — чтобы как-то подтянуть учебу. 

Случаи изъятия детей из семей по причине того, что они были признаны лицами, нуждающихся в государственной защите, также нужно тщательно изучать, так как существует много спорных моментов в таких ситуациях, считает специалист:

— На то, чтобы признать, что ребенок нуждается в защите государства, должна быть веская причина — когда ребенку опасно оставаться в своей семье, так как родители не заботятся о нем, не обеспечивают его развитие и базовые потребности в пище, одежде, убежище. Не дают ему возможности получать образование, если закрыли в четырех стенах и не выпускают в социум, и несовершеннолетний не развивается как личность, не готовится к самостоятельной жизни, не может сам ничего сделать. Но если родители не заплатили за квартиру, так как на тот момент остались без работы, или еще там что случилось, то такой семье нужно помочь. Тем более что отключить свет или газ там, где есть несовершеннолетние дети, можно только с согласия органов опеки и попечительства. И если такое случается, значит семья уже была признана социально опасной и прошла все возможные сроки, предоставляемые на исправление ситуации. Одна задолженность за месяц по «коммуналке» не может стать причиной изъятия ребенка...

Как видим, специалисты, работающие непосредственно в сфере защиты прав детей, высказывают мнение, что критерии необходимости этой защиты нужно уточнить и подкорректировать. Наверное, и правда, пора задуматься об этом. Ведь каждый раз, когда принимается решение о признании семьи в социально опасном положении, решается ни много ни мало — конкретная судьба как минимум одного маленького человека.

Ирина СИДОРОК

sіdarok@zvіazda.by

Оставить комментарий

Выбор редакции

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.

Общество

Кому и чем поможет ТЦСОН

Кому и чем поможет ТЦСОН

От помощи на дому пожилым и до создания кризисных комнат для жертв домашнего насилия.

Общество

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

В Беларуси предлагается создать 15-18 областей

И повышать эффективность работы местных органов власти.