Вы здесь

Летчик как шахматист: во время полета просчитывает каждый шаг


Свое детство Александр Зубарев провел на аэродроме — там, в Кобрине, его отец служил борттехником. Беря с собой сына, тот даже подумать не мог, во что выльется детское увлечение самолетами. Сегодня Александр — летчик первого класса, командир вертолетного отряда особого назначения. Служит он на 50-й смешанной авиабазе, но работой называет исключительно небо.


Любовь к авиации — через гены

Влюбленными в авиацию в то время были чуть ли не все кобринские подростки. Тем более что у многих из них родители носили погоны. Поэтому не удивительно, что только с Сашиного класса на авиационный факультет Военной академии поступили четверо. В том числе он. Трое одноклассников и до сих пор вместе: служат здесь, в Мачулищах.

Дедушка Александра с авиацией не был ничем связан, но о военной династии говорить все же можно. Николай Зубарев — участник Великой Отечественной войны. В составе сухопутных войск воевал на разных фронтах. О конкретных героических делах внук фронтовика рассказывать не берется, но не каждый солдат был удостоен того, чтобы пройти по Красной площади на Параде Победы в июне 1945-го...

— Очень радостно на душе, когда лечу над своим родным Кобрином, — признается летчик. — Особые чувства испытываешь, когда видишь дом, где родился, вырос. Услышав гул винтокрылой машины, мама часто выбегает на улицу, а потом вечером по телефону спрашивает, я был за штурвалом или нет.

Когда у него полеты, Александр маме не сообщает, — чтобы не волновалась. Но от жены не скроешь: график мужа уже выучила. Сразу после приземления старается ей позвонить. Дочь же пока не понимает, что папа — летчик, но любовь к авиации маленькой Веронике, видимо, передалась также по наследству: игрушечные самолеты, вертолеты и другая техника уже давно заменили куклы.

Ощущение полета

Во время учебы в Военной академии курсанты жили от практики к практике. Они добросовестно усваивали летную науку в теории, но все как один с нетерпением ждали полетов. Свое первое знакомство с небом Александр помнит и сегодня.

— Это было на планере «Бланик» Л-13, и так получилось, что мой полет из группы был самый последний, — вспоминает подполковник авиации. — Инструктор сказал, что у нас еще много времени, поэтому можем полетать немного больше, чем остальные. Мой первый полет, который проходил над Бобруйском, длился полтора часа. Я сразу почувствовал небо. Планер же не имеет двигателя: чтобы держаться на высоте, он, как птица, ищет воздушные течения.

— Не страшно было? — интересуюсь.

— Нет. У многих из нас есть тяга к технике, а тем более если это летательный аппарат. Смотреть с неба на землю чрезвычайно интересно. Одним людям безразлично, кто там летит, поэтому даже головы не поднимают. Другие руками машут, улыбаются: понимают, что сегодня мирное небо, а в нем — наша авиация.

Александр — вертолетчик. Летает не только во время плановых полетов и многих учений. В прошлом году, например, его экипаж занял второе место в конкурсе летного мастерства «Авиадартс», который проходил в рамках Международных армейских игр. Но это тот случай, когда серебро дороже золота, так как в этом военном конкурсе, как и в гимнастике, обогнать россиян вряд ли представляется возможным.

Паузы недопустимы!

Сразу после учебы молодой летчик попал в Пружаны — там еще действовала 181-я авиационная база. Сюда, в Мачулищи, переехал еще до того, как 50-я смешанная авиабаза стала эпицентром для всех вертолетчиков страны.

— Я хотел летать на Ми-8, так как этот тип вертолетов в нашей стране наиболее востребован, а мне, как и любому летчику, хочется летать, — признается подполковник авиации. — Кроме того, Ми-8 — вертолет многофункциональный, на нем можно выполнять самые разные задачи.

Летчик 1-го класса усвоил новенькие вертолеты даже раньше, чем они прибыли на базу (напомним, на вооружение войсковой части винтокрылые машины поступили в декабре). Большинство из них Александр Зубарев лично перегнал из Казанского вертолетного завода, после учил управлять новой модификацией вертолета своих коллег.

В общем, по его мнению, летчик — это вечный студент, который постоянно учится. Сначала в училище или академии, потом в воинской части. Заступив на службу, он же не сразу садится за штурвал и летит. Прежде в нюансах полета нужно разобраться в теории, а уже потом — в небо. А чтобы стать командиром экипажа, нужно научиться летать во всех условиях: и днем, и ночью, в разную погоду. Никто не отменял и десантирование, и фигуры высшего пилотажа... Одним словом, опыта авиаторы набираются только в небе.

— Летчик должен летать, — убежден Александр Зубарев. — Это как автомобилист. Если ты давно не сидел за рулем и через некоторое время решил куда-то поехать, чувствуешь себя скованно, неуверенно. Так и летчику: чтобы быть в воздухе спокойным, нужно постоянно тренироваться, находится в небе.

Экипаж с учетом темперамента

Полеты в войсковой части проходят не каждый день, но это не значит, что можно не ходить на службу. Каждый раз экипажи авиаторов заступают на боевое дежурство. При необходимости они должны вылететь за 50, 12 или 10 минут — в зависимости от степени готовности. За стеной — поисково-спасательное дежурство. Запасной экипаж, спасатели и врачи в любую минуту готовы помочь товарищам, попавшим в беду. 

Интересно, что летные экипажи формируются не только с учетом их профессиональных способностей. В первую очередь учитываются психологические качества человека.

— Холерику с меланхоликов вряд ли будет комфортно летать, — считает Александр. — Люди должны подходить друг другу. В любой профессии так бывает, что между людьми может быть взаимная неприязнь. Но недопустимо, когда она присутствует в воздухе. В противном случае это может привести к определенной критической ситуации. Разумеется, в небе может случиться все что угодно, но достойно выйти из внештатной ситуации проще с тем человеком, который тебя дополняет.

В здоровом теле — профессионал

Дважды в год летчики проходят медкомиссию. Один раз их ждет углубленный медосмотр, второй — амбулаторное обследование. Для этих целей воздушные асы ложатся в больницу. Если при поступлении в академию определяли их пригодность к обучению, то сейчас оценивают, могут ли они продолжать выполнять свои должностные функции.

Обязательный визит к врачу у летчиков как перед каждым полетом, так и перед дежурством. Даже если человек простужен, в небо его уже не отправят: с обычным насморком в связи с перепадами давления можно себя чувствовать как при высокой температуре.

— Все эти медицинские процедуры для нас, летчиков, довольно волнительные, — признается командир вертолетного отряда особого назначения. — Годы идут, здоровье, разумеется, не улучшается, а мы умеем только летать... Поэтому следить за своим здоровьем — наша святая обязанность.

Первый или первоклассный

— Настоящие пилоты должны уметь летать даже на том, что априори летать не может, — шутит Александр и сразу же становится серьезным. — Когда ты занимаешься своим делом, душа радуется. Но все время надо думать о полете и, как шахматисту, просчитывать свои шаги вперед.

В этом году подполковник провел почти 150 часов в небе. Для обывателя цифра невелика. Но тот, кто связан с авиацией, знает, что иногда подготовка к полету занимает больше времени, чем сама встреча с небом. Как говорят асы, там времени на изучение нет: чтобы в воздухе выполнять задачи на «удовлетворительно», ты должен подготовиться на земле на «отлично».

Александр Зубарев убежден: «Не самое главное — выполнить поставленную задачу любой ценой. У нас не война. Важно, чтобы никто не пострадал, чтобы принятое решение было безопасным для людей».

Быть сдержанным на эмоции — это их работа. Но иногда растрогать летчика может, казалось бы, самый обычный вопрос: «Какую свою награду считаете главной?»

Наверное, по рангу это медаль «За безупречную службу», но для меня лучшей наградой является знак классной квалификации: я летчик 1-го класса, показывает на вышитую на форме эмблему Александр Зубарев. Это знак летного мастерства, того, к чему стремится каждый летчик. Знаете, есть летчики 1-го класса, а есть первоклассные летчики. Так вот, каждый из нас стремится стать первоклассным.

Вероника КАНЮТА

kanyuta@zvіazda.by

Фото Надежды БУЖАН

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Дмитрий Жилунович. Товарищ песняр

Он был автором Манифеста о провозглашении Советской Беларуси, первым премьер-министром республики, его дважды исключали из партии, он мог стать первым народным поэтом...

Общество

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

Упростит ли «Электронная школа» жизнь педагогам?

И как это отразится на качестве знаний?  

Калейдоскоп

Чем удивила Белорусская неделя моды

Чем удивила Белорусская неделя моды

Познакомиться с новинками от белорусских дизайнеров можно было на неделе моды, которая проходила в Минске с 7 до 11 ноября.

Общество

Как социальная реклама меняет отношение к бездомным животным

Как социальная реклама меняет отношение к бездомным животным

«Не бросай меня на даче», «Я тоже хочу встретить Новый год дома» — такие трогательные слова видели жители Москвы на билбордах с социальной рекламой о бездомных животных.