Вы здесь

Как спасают древнюю Коложу


Новый этап работ ведется на деревянной части, которая составляет почти половину церкви. Во время ремонта сменят обшивку, установят новые окна и двери, поднимут часть крыши. Стройка идет без простоев, чтобы успеть до конца декабря освоить средства, которые выделены из Фонда Президента в июле.


Куда исчезла стена

Знаменитый каменный храм XII века лишь частично соответствует временам постройки. А если смотреть на него, например, с набережной Немана, он видится как обычная деревянная церковь. Такой вид Коложа приобрела не так давно — в конце XIX века. Деревянную стену вынуждены были возвести вместо каменной, разрушенной наводнением. И теперь от крутого обрыва церковь отделяет всего два метра. Близость Немана — самое критическое обстоятельство, которой на протяжении нескольких веков стараются противостоять, чтобы спасти храм.

Согласно архивным документам, в 1720 году размытый рекой склон подошел к самой церкви. Южная стена наклонилась. Чтобы остановить оползень, было приказано построить около подошвы горы забор, высадить деревья. Однако это мало помогло, и река продолжала разрушать склон. Способствовали этому плотина и гавань на другом берегу, от чего русло изменилось, и вода стремительно подступила к Коложе. В 1845 году храм закрыли, потому что на одной из стен появилась угрожающая трещина. Эта часть вместе со всей южной стеной в ночь с 1 на 2 апреля 1853 года обрушилась в Неман...

Коложские страсти

Воссоздавали святыню, что называется, всем миром. Значительную часть денег выделил император Александр II. Православным духовенством был объявлен сбор средств на достройку каменных стен. На объявления в газетах откликнулось немало крупных меценатов и простых граждан. И остальную часть собрали довольно быстро. Проект и смета составлялись в Петербурге.

Строительство вызвался вести гродненский купец, который планировал освоить деньги за несколько лет, но вскоре отказался от заказа. В ходе работ выяснили, что склон продолжает сползать и каменную стену не выдержит. На его укрепление нужен новый проект. Начали разбираться. Один из высоких чиновников вообще высказал предложение перенести церковь в безопасное место, но против высказались прогрессивные деятели науки и культуры, в том числе гродненский губернатор и епископ. В конце концов, на несколько десятилетий Коложу поставили на консервацию. Расходы взяли на себя лесопромышленники, которые, собственно говоря, сыграли не последнюю роль в частичном уничтожении храма. Это их плотина ухудшила ситуацию с руслом Немана.

Аварийная балка Коложи.

Деревянный или каменный?

После споров императорская комиссия остановилась на проекте, согласно которому разрушенные стены заменили более легкой конструкцией из брусчатых стоек, обшитых снаружи досками. Крыша также была деревянной. На нем установили купол с ажурным чугунным позолоченным крестом. В конце XIX веке храм воссоздали и освятили. Но споры вокруг древней святыни не утихли. В начале XX века именно духовенство ставит вопрос о восстановлении Коложи в ее первоначальном виде. Это означало, заменить деревянные стены каменными, по существующим. Церковь снова поставили на консервацию. В 30-е годы вернулись к реконструкции, так как по стенам пошли трещины. Прежде всего, укрепили склон.

В советское время здесь размещался филиал историко-археологического музея, а затем — филиал музея истории религии и атеизма. В 1991 году храм вернули православным верующим, но проблемы с угрозой разрушения не пропали. Наоборот. Паводок 1995 года показал, что если все пустить на самотек, Коложа просто сползет в Неман. Вот тогда и начались самые фундаментальные работы по укреплению склона, которые длились 10 лет.

В коложский берег были втиснуты 23 буровые скважины с анкерными болтами. Была оказана поддержка со стороны ЮНЕСКО, так как церковь как раз внесли в список памятников мирового наследия. Время требовало ремонта и самого здания, но на это уже не хватило средств.

Новый виток в спасении храма

К спасению святыни на протяжении последних лет попытались подключить жителей Гродненщины, но, как сообщили в областном управлении идеологии, собрать необходимые средства не удалось. Пока, наконец, на проблему не обратил внимание глава государства. По приказу Президента, на ремонтные работы в этом году в июле было выделено около 200 тысяч рублей. Как раз сейчас идет освоение средств.

Вот сейчас, когда деревянную стену открыли, можно увидеть, насколько своевременно начались работы. Особенно впечатляет состояние балок на фундаменте. Они значительно прогнили, во многих местах — просто ветхие. Да и сам фундамент частично сыплется. Главный инженер ОАО «Гродножилстрой» Святослав Новицкий перечисляет основные стадии ремонта: выровнять стену, изменить обшивку, утеплить, установить новые окна и двери, заменить балки. Как-никак они простояли более ста лет. А вот каркас останется, как и крыша. Перекрывать ее проект не предусматривает. Она будет только частично поднята.  

Строители отвечают не только за качество работ, но и за качество материалов, поэтому сами покупают лес и производят бетон. Кстати, здесь работают те, кто имеет опыт работы на исторических объектах. И это очень важно, считает главный инженер института «Гродногражданпроект» Максим Селедцов. Здесь нужен совершенный, точечный подход, который направлен на то, чтобы не навредить, а наоборот, исправить предыдущие нелепости.

То, что церковь приближается к аварийному состоянию, подтвердили исследования во время разработки проекта. Решили сохранить основной каркас, два других пласта заменить. Стены по завершении планируют покрасить специальным лаком «под дуб». Специалист не скрывает, что и кровля требует ремонта, но не в этот раз. Сейчас главная задача — восстановить деревянную стену.

Коложская церковь построена в первой половине XII века во времена княжения Бориса и Глеба Всеволодовичей и в их честь освящена. Это единственный объект гродненской архитектурной школы, который дошел до нас. Его особенность — шлифованные булыжники в стене и цветные майоликовые плитки в виде крестов. Интересно, что они сохранили свою окраску с тех пор. А еще в стене встроено множество кувшинов-голосников, которые придают особую акустику. Говорят, что на одном из кирпичей (плинфов) сохранился древний отпечаток пальца, его заметил один из священников. По его мнению, этот отпечаток остался от строителя церкви. Как видно, она таит в себе не одну тайну. 

Маргарита УШКЕВИЧ

margo@zviazda.by

Оставить комментарий

Выбор редакции

Культура

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Леонид Ширин: Популярная музыка для меня — это игра

Он уже давно потерял счет песням, которые создал. На просьбу назвать примерное количество задумывается и отвечает приблизительно: около 300.

Общество

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские журналы — на самом деле уникальные информационные сборники, значение и важность которых понимали в том числе их создатели и читатели.  

Общество

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

На юбилейной выставке Национальной академии наук.