18 сентября, вторник

Вы здесь

Веселые истории наших читателей


Шило в мешке не утаишь

Те из мужчин, кто жил в Советском Союзе, наверное, помнят свою службу в армии — в легендарной Советской Армии или Военно-Морском Флоте. Юношей в них призывали со всех уголков большой страны, из всех республик.

Вот и Валерику, моему ровесницу (не потому ли, что ему все лужи по колено были?), выпало оказаться в славном Кронштадте, закрытом городе-порте, где на рейде стояли военные корабли, а по набережной гуляли настоящие адмиралы (это сейчас попасть туда может любой турист, а на то время — упаси боже).

...Начало службы выдалось для парня достаточно напряженным: карантин, воинская присяга, боевая и политическая подготовка. А поскольку военный флот имел давнюю историю и такие же традиции, новички с интересом слушали о специфике морской службы со времен Петра I, запоминали (да если бы и хотел, не забудешь), что тогда перед обедом, например, обязательно наливали рюмку, что не зазорным для матросов считалось посещение различных кабачков и даже, так называемое, злоупотребление. (Что интересно, если после он пьяный лежал головой к кораблю, то считалось, что бедняга хотел попасть на службу, но не смог. Поэтому его заносили на корабль и даже не наказывали. Если же валялся ногами — к воде, к судну — позор: чуть ли не в дезертирстве могли обвинить...)

Факт: не службой единой жили моряки-предшественники!

Умели отдыхать и друзья Валеры. Во всяком случае, на втором году службы (из трех) у них тоже уже были увольнения на берег. Ребята гуляли по городу, лакомились мороженым, по давней привычке держали курс на Якорную площадь. Там был памятник знаменитому контр-адмиралу Макарову, там возвышался величественный Морской собор и располагался матросский базовый клуб, где помимо прочего проводились танцы. А значит, можно было знакомиться с девушками, назначать свидания...

Для одного из них наш Валерик и решился пойти в «самоволку». Вдвоем с приятелем они оделись во все штатское и, прошмыгнув около вахты, сошли на берег.

Чувствовали себя как у Христа за пазухой, ведь свобода же, вольница...

Но вдруг — откуда ни возьмись — патруль.

— Военные? — строго спрашивает, остановив.

Ребята в струнку, навытяжку:

— Никак нет!

(Еще и пятками кроссовок прихлопнули).

— В комендатуру!

...Что ни говори, строгое было наказание, но ведь первое и последнее, так как дальнейшую службу эти матросы несли достойно: наш бравый Валерик во всяком случае вышел на «дембель» старшиной и отличником ВМФ. А главное — рядом с невестой, которая дождалась парня... Не на то свидание, так на другое.

Татьяна Романова, г. Новополоцк


Не зная брода...

В то утро после ночной смены ко мне подошла коллега и позвала в грибы.

Я немного подумала и согласилась: ну почему бы и нет, когда муж дома (ему на работу во вторую смену, значит, за детьми присмотрит), а лес почти рядом с заводом. К тому же Галя приглашает, значит, места грибные знает...

На дворе был октябрь. Погода теплом не баловала, а тут еще и дождик на головы закапал. Но грибы, казалось, где-то есть...

Мы с Галей нашли две кучки опят, походили еще и только тут поняли, что заблудились. Хуже того рядом с нами пробежал кабан, а вокруг было не сказать, чтобы болото, но место мокрое, под ногами чувствовалась вода. И хорошо Галине — она ​​«мерила» ее сапогами, а вот я, в туфлях, могла разве что прыгать — с кочки на кочку.

Знать бы только, куда?!

Не помню, сколько мы кружили по лесу, но, наконец, услышали, что где-то тарахтит трактор (видимо, колхозное поле пашет?). Мы тут же бросились на этот шум.

Уши, слава богу, не подвели: вот оно, поле, вот и долгожданная дорога! Но, как говорится, даром видно, но шагать далеко: на пути у нас была еще одна преграда — канава метра в три шириной, заполненная мутной зеленой водой. Ни начала у нее, ни конца, как казалось. Правда, поодаль я заметила бревно, которое могло послужить нам укладкой. Оно было старое и, похоже, гнилое, но мне так хотелось домой, что я решительно пошла вперед.

Результат оказался печальный: бревно подо мной сломалось, и я чуть не по колено оказалась в воде. Пока выбиралась, Галина нашла какой-то другой переход и уже там, на другой стороне рва, мы с ней поменялись обувью: я на босые ноги всунула ее сапоги, она — на сухие колготки — мои мокрые туфли.

В таком виде мы вышли на дорогу, доплелись до города, подъехали на троллейбусе.

Факт, что, когда я подходила к дому, туда же из школы уже возвращалась моя старшая дочь. С радостным криком: «Мама, в буфет булочки привезли!» — она ​​бросилась ко мне. Видимо, думала, что теперь я схожу и куплю тех булочек (ведь в другие дни я это делала...). В тот же — я сказала: «Пошли домой».  

Там, изнервничавшись, меня ждали муж (который, помимо прочего, опаздывал на работу) и наша маленькая дочь.

...На работе Галина-то, видно, рассказала про наш совместный поход за грибами, так как женщины с нас долго смеялись.

А могли бы похохотать, если бы знали, как я, выходя из леса, старалась спрятать под полы пальто Галины сапоги 40-го размера, и как она — хромала по улице в моих мокрых туфлях 38-го.

...Больше с этой женщиной я за грибами не ходила. В другие места, впрочем, тоже.

Татьяна Чекед, г. Гомель


«Сала много не брал»

Случай, о котором хочу рассказать, произошел лет 17 назад, но и сейчас он вспоминается с теплой улыбкой.

После окончания университета я работала в сельской школе и, конечно же, чрезвычайно ярко воспринимала все проявления своего нового, взрослой жизни. Ну вот, например, с учениками седьмого класса мы изучали рассказ Виктора Карамазова «Дележ кабанчика». Дети искренне интересовались произведением, жалели мать, которая раздала детям, живущим в городе, все мясо и сало, а себе от той свинки оставила только хвост и уши, осуждали ее дочерей (мол, им бы только сумки полнее напихать), одобряли поступок младшего сына, который в последний момент решил не ехать в город, а остаться в родительском доме.

Дома школьники должны были написать сочинение. Темы — на выбор: «Нужно дома бывать чаще», «В деревню за салом» и «За что я осуждаю героев рассказа».

На следующем уроке ученики зачитывали свои произведения: писали, в частности, что они не предадут родную деревню и не будут вести себя так, как «герои» повествования.

Но больше всего меня поразило одно сочинение — длиною... в две строки. Для того чтобы написать их, семиклассник возомнил себя взрослым, самостоятельным и как бы из того далекого будущего написал: «Я приехал в деревню к матери, наколол ей дров, натаскал воды. Сала много не брал». Все, больше — ни слова...

Не помню, какую оценку за это произведение я поставила. Но кому из коллег о нем ни рассказывала, все, дружно посмеявшись, признавали, что воспитательная цель урока была достигнута.

Интересно бы узнать, как там мой ученик? В деревне живет или туда приезжает?

И сало берет или нет?

Ирина Матусевич, Дзержинский район


Не идет белорусу, что в кайф индусу

...Когда на работе подруги начинали «мыть кости» своим мужьям — мол, и такие они и такие, — Марина почти не слушала, так как ее Володя был совсем не такой: с головой человек, и, казалось, что никогда ее не потеряет, но все же...

Черники в этом году не было — даже для себя. Зато грибов...

Они с мужем ежедневно усердствовали. Сначала лисички корзинами носили: и мариновали их, и морозили, даже сдавали, чтобы денег заработать на учебу дочери. А потом белые грибы пошли. Дома и подавно не усидеть.

Правда, какого-то дня (и как назло) у них машина сломалась. Муж тогда ушел в гараж доводить его до ума, а Марина поехала в лес с соседями.

...Назад вернулась уставшая, но счастливая. Заглянула в зал. Ее Володя там, как Будда, на полу сидел. Это у него новое развлечение: йогой занимается. Ну и пусть: чем бы дитя ни тешилось... Марина и раньше не мешала ему, и теперь не стала: тихонько прикрыла дверь и пошла на кухню.

На столе увидела недопитую бутылку водки и две рюмки. Значит, Володя кого-то угощал.

Хотелось спросить, кого, но еще больше — хоть на полчасика — прилечь, отдохнуть.

В сон — словно в яму — провалилась.

И снится ей, что в роддом попала, что крик вокруг, но почему-то... мужской.

Глаза открыла — так это же Володя в зале кричит!

Она пулей туда, а он и вправду разрядиться (тьфу ты, распрямиться) не может: заснул, по-видимому, свернувшись в какой позе, вот и судороги схватили.

Чем помочь?

Марина мигом к соседям.

Те сразу же к ним (и всей семьей): занесли беднягу в свой джип, помчались в больницу.

...Хорошо, что доктор толковый был: как видишь, понял, что к чему. Укол сделал, в ванне с теплой водой «раскрутил» Володевы ноги, растер. А уже потом, когда стало легче, и приговаривать стал: мол, не знал бы ты йоги, так не болели бы ноги.

А Володя, что интересно, как раз йогой и лечился. Говорил, помогала...

Факт, что Марина теперь знает: мужчины и правда как дети. Их без присмотра нельзя оставлять, так как такое может случиться, что если бы и хотел, не придумаешь.

Любовь Чигринова, г. Минск

Рубрику ведет Валентина ДОВНАР

dounar@zviazda.by

Оставить комментарий

Выбор редакции

Экономика

Можно ли управлять спросом потребителей?

Можно ли управлять спросом потребителей?

От спонтанной покупки со «скидкой по-белорусски» можно не только не получить какой-либо экономии, но и переплатить за нее.

Спорт

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Вячеслав Грецкий: Иногда называют меня Уэйном

Про знаменитую фамилию и современность белорусского хоккея.

Общество

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

Андрюс Пулокас: В Беларуси ищу не различия, а совпадения

С Литвой у нас общее историческое прошлое и теперь она — наша ближайшая соседка в Евросоюзе. 

Общество

С какими сложностями сталкиваются космонавты?

С какими сложностями сталкиваются космонавты?

До последней недели шансы большинства белорусов встретиться лично с космонавтом, а тем более с астронавтом или тайконавтом, равнялись нулю.