Вы здесь

Как о достоянии предков рассказать в современных вещах


Как говорится, узнают нашу дочь и в поневке. В Центре исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси недавно прошел международный форум белорусского костюма, были сделаны три выставки, обсуждались вопросы, связанные с традиционной культурой, трансляцией этих памятников, образов в современную жизнь.


Примеры традиционного белорусского женского костюма.

Надо сказать, что учеными собрано около ста настоящих оригинальных комплексов — это костюмы со всей Беларуси. Когда видишь шикарные костюмы, специальные вышивки, чувствуешь, сколько труда в них вкладывали женщины, как они старались выглядеть красиво. И, главное, насколько актуально это может быть сегодня.

— Костюм все показывает. Вот мы такие люди, ясные, спокойные, достойные. Нельзя быть плохим человеком и иметь такой костюм, — отмечает заведующий отделом древнебелорусской культуры Центра Борис Лазуко. — Вы бы видели, как меняются женщины, когда надевают традиционные костюмы. У них даже походка такая, будто они на подиуме высокой моды. Я сам-то подобное пережил, когда впервые надел дворянский костюм с поясом, сапогами, головным убором, даже усы сами вверх закрутились. Сегодняшняя мода на рубашки с вышивкой — это бальзам на душу...

Костюм замужней женщины нач. XX в. Малоритский р-н Брестской обл.

Каждый образец аутентичного костюма несет определенную символику.

Знакомство с настоящим национальным костюмом может изменить представление о самих белорусах?

— Нашу традицию в XIX — начале XX века начали передавать в двух крайне противоположных вариантах. Это или королевна в соломенной короне, что идет по улице с гармонистом, или трактовка такова: лапти, обор, тряпки, работа беспросветная... Истина где-то посередине. Обратите внимание: нигде в традиционном аутентичном костюме вы не увидите головного убора или украшений, выполненных из соломы. Ни одна женщина в здравом уме соломенное украшение на голову бы не нацепила по той простой причине, что солома — это тот материал, которым уже воспользовались. А в женском образе (женщина-мать, девочка чистая, белоснежная) ценилось целомудрие, благопристойность.

Говоря именно о традиционном костюме, мы не можем представить женщину без фартука, а мужчину —- без пояса. Фартук служил занавесом: когда женщина носила дитя, закрывала лоно свое, чтобы сохранить плод. Символом, знаком защиты от нехорошего был и пояс. Когда показываю студентам керамику эпохи неолита, обращаю внимание на то, где находился орнамент — на горловине горшка. А потом смотрим, где орнамент на костюме — на рукавах, на воротнике, — там, где открывалось тело. Он всегда служил в качестве оберега и нес более глубокое семантическое содержание. Красное на белом — это всегда ассоциировалось с памятью, традициями, предками, современной жизнью. Ведь красный, как и черный, цвет символизировал жизнь, уверенность, убежденность, счастье. Часто у меня спрашивают, например, каким смыслом в вышивке наполнен ромб. Трактовать орнамент так примитивно — очень опасная забава. Мы не можем сейчас сказать, что означает этот знак. Я противник того, чтобы найти здесь «цветок счастья», «любовь», значок, обозначающий «жизнь», и др. Орнамент — это воплощение каких-то глубинных незапамятных представлений наших пращуров, которые дошли до нас через века, тысячелетия.

Костюм замужней женщины кон. XIX в. - нач. XX в. Стародорожский р-н Минской обл.

Национальные элементы костюма сегодня в почете. Что дальше?

— Теперь нужно быть очень вдумчивыми и осторожными. Нужно работать с молодежью: будущими дизайнерами, разработчиками костюмов, вещей, чтобы потом не рождались образы, которые с народными традициями не имеют ничего общего. Важно, чтобы они знали прошлое, ценили. Без этого нельзя воспитать образованного и счастливого человека. Нигде, ни в какой орнаментации, вы не найдете проявления отрицательного, знаков смерти, гибели, трагедии. Белорусский костюм, орнаменты (также как и наши обряды) — это только положительное восприятие мира, позиционирование себя как личности, которая — часть природы, ландшафта, материальной среды.

 Что нужно учитывать при реконструкции, копировании, стилизации традиционного костюма?

— Это довольно острая проблема. Да, мы очень часто видим не совсем адекватное восприятие и использование белорусского костюма, например, танцевальными, хоровыми коллективами. Взять музейный костюм, точно скопировать и перенести на сцену не всегда возможно, так как сценические законы диктуют свои подходы. Например, танец требует определенных движений, а костюм может мешать, и какие-то танцевальные номера будут выглядеть смешно. Либо вблизи мы видим на фартуке сложные орнаменты, но на расстоянии они не будут восприниматься, значит, некоторые элементы должны быть более крупные, четкие. Кроме традиционного народного, был еще и дворянский костюм. Сегодня в нашем музее можно увидеть реконструкцию костюма женщины 70—80-х годов XIX века, это дипломная работа студентки университета культуры и искусств, выполненная с полным повторением всех нюансов. Костюм сшит по лекалам XIX века...

Один из элементов шляхетского костюма — знаменитый слуцкий пояс. Их производство было возобновлено совсем недавно. Борис Лазуко работал не только над восстановлением станка, который до нашего времени не сохранился. Благодаря ему появился и музей истории слуцких поясов, в Слуцке он расположен буквально в ста метрах от того места, где стояли корпуса мануфактуры Маджарских. После просмотра экспозиции посетители через стену из антивандального стекла могут понаблюдать и за работой станка, который ткет в автоматическом режиме.

Программа возрождения Слуцкого пояса открыла массу различных проблем. Споры велись даже по поводу того, как копировать пояс. Выцветшим, с повторением всех тех недостатков, что есть у музейных экспонатов, или иначе?

— Поскольку мы планировали создавать не только экспонаты для музеев, но и выполнять, например, задачу государственных подарков, решено было двигаться по пути восстановления и тональной и цветовой реконструкции, — рассказывает Борис Андреевич. — У нас создан государственный подарочный фонд, предметы для которого отбирают эксперты, специалисты в различных областях, ученые, искусствоведы и технологи. Для нас главное, как этот предмет (это может быть керамика, живопись, скульптура, стекло, ткачество, оружие и др.) позиционирует нашу традицию, культуру. Так, копия пояса, выполненного из настоящих золотых или серебряных нитей, — это уровень очень дорогого подарка. Но в Слуцке ткут копии поясов и из искусственного шелка и митанитов, имитирующих золото и серебро, и стоимость их на порядок ниже. К каждой копии пояса выдается сертификат (где есть информация, что пояс, например, выполнен с определенного оригинала, из какого материала сделан и сколько содержит золота и серебра). Радует, что в Слуцке начали делать и сувенирную продукцию, например, такую, как чехольчики для мобильных телефонов, закладки.

Сегодня в белорусских музеях хранится 11 поясов-оригиналов. Да, мы можем сделать их копии, а что дальше? Взять образец для копирования из музейного фонда другого государства — это миллион проблем. На примере тех поясов, которые были мне доступны (я работал в музеях России, Украины, Польши), а это более 300 образцов, я попытался сделать систематизацию, в том числе вычленить мотивы (например, листья, розы, цветы и др.) и написал книгу "Слуцкие пояса и европейский текстиль XVII веке. Малый лексикон". Это методичка в руках художников. Да, сегодня мы можем создавать пояса, которых раньше не существовало, но выполненные в соответствующей стилистике. Собственно, в XVIII веке заказчик, который приезжал к Маджарским, также мог выбирать из определенных заготовок или заказывать что-то новое.

Пояс кунтушовый. Вторая половина XVIII в.

Возможно ли рисунки слуцких поясов перенести на современные ткани, постельное белье?

— Пояс — это светская вещь мужского гардероба, но она шла и на пошив литургической одежды. Разумеется, сегодня в нем не выйдешь. Но фантазировать можно. Например, в Минске можно увидеть осветительные столбы, на опорах которых образцы слуцких поясов. Хорошая идея создать декоративные дизайнерские элементы на остановочных площадках или панно, которые могут украшать фасады домов, где бы тема Слуцкого пояса также прозвучала. Мы готовимся к знаковым международных спортивных событиям. Спортсменов удостаивают медалями на лентах, на которых возможно повторить какие-то элементы национального образца. Или возьмем мебель. В начале XIX века в стилистике ампир ее обивали полосатыми тканями. А почему не использовать полосы, которые есть на слуцких поясах? Одна из моих студенток сделала великолепные эскизы мягких пляжных сумок с образцами слуцких поясов, с элементами белорусского орнамента. У второй — тема слуцких поясов упоминается в женских украшениях. Больше всего меня поразил парень, который сказал, что хочет сделать костюм байкера с отделкой, как на поясе. Казалось бы, это значит, совместить несовместимое. И что же придумал парень — использовал медальоны со Слуцкого пояса, перевел их в черно-белый цвет и сделал банданы — очень стильные. Надо включить мозги, желание. Да, вещь, предмет, который бытовал в XVIII—XIX веках, мы не можем скопировать и перенести в современную жизнь. Должен быть «перевод» на современный язык с учетом ментальности, удобства, образности. Причем это касается не только слуцких поясов, то же самое можно сказать и о традиционном костюме, нашей орнаментации или иных достижениях материальной национальной культуры.

Елена ДЕДЮЛЯ

dziadziula@zvіazda.by

Фото Анны ЗАНКОВИЧ

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

«Профессия Учителя священна. Учителя, а не продавца знаний в школе»

«Профессия Учителя священна. Учителя, а не продавца знаний в школе»

Что такое образование: услуга, товар или все же жизненная необходимость?

Общество

Почему омоложение научных кадров принципиально важно?

Почему омоложение научных кадров принципиально важно?

На каком этапе нужно начинать воспитание будущего исследователя: в аспирантуре, магистратуре или еще в школе?

Общество

Маленьких пациентов с аритмией оперируют на базе РНПЦ детской хирургии

Маленьких пациентов с аритмией оперируют на базе РНПЦ детской хирургии

Проведенные оперативные вмешательства — это надежда на радикальное излечение для тех, кто сейчас в силу своего заболевания принимает серьезные лекарственные препараты.

Калейдоскоп

Веселые истории наших читателей

Веселые истории наших читателей

Когда-то в наших деревнях люди были моложе. Во всяком случае почти все они держали коров.