Вы здесь

Депутаты Могилевской области о недостатках земельного законодательства


С целью наведения порядка и сокращения количества пустующих домов в сельской местности несколько лет назад был подписан Указ №100. Но вопросы все равно остались. Депутаты-практики в один голос заявляют: законодательство обязательно должно оговорить срок исковой давности вступления наследников в наследство. Причем не только в Указе, но и в Гражданском кодексе, где этот срок также не определен. Сейчас процесс вступления в права владения недвижимостью на правах собственника растягивается на десятилетия. И стоят дома сами по себе, без хозяев. Если что — и спросить не с кого... Депутаты Могилевской области делятся мнениями по поводу того, что нужно сделать, чтобы усовершенствовать работу с наведением порядка на земле.


Следы затерялись во времени

По итогам прошлого года Добровский сельсовет Горецкого района был признан лучшим в номинации республиканского смотра-конкурса «Землепользование высокой культуры земледелия, благоустройство машинных дворов, животноводческих ферм и комплексов». В Кличеве на областном фестивале-ярмарке «Дожинки-2017» председателю сельского Совета Владимиру Тербову вручили диплом и подарок — трактор «Беларус 82.1». «Здесь именно учитывалось все, связанное с наведением порядка на земле», — подчеркивает председатель. Поработать пришлось ударно. Много было снесено старых домов, фундаментов, убрано заброшенных садов. Лично Владимир Тербов благодарен за помощь Виталию Секушенко, директору Горецкой райагропромтехники. Включенные в севооборот земли вспаханы, и уже получены первые урожаи просо и кукурузы. Очень помог агроном производственного участка «Доброе» Андрей Махрачев, также депутат Добровскага сельского Совета. Председатель попросил поблагодарить и жителей агрогородка Доброе, которые активно украшали личные усадьбы и территорию вокруг них, помогали готовить населенный пункт к районным «Дожинкам».

Наводить порядок на земле всегда непросто, считает мой собеседник. Не хватает денег, специализированного транспорта, полномочий.

— Благодаря Указу №100 за последние три года в 11 населенных пунктах из 17 существующих на территории сельсовета навели порядок, — говорит Владимир Тербов. — Единственное, что мешает работе, — отсутствие срока давности по вступлению в наследство. Если человек добросовестный, с ним можно договориться, но люди бывают разные. Некоторые не вступают в свои права на домовладение и 30 лет! И мы ничего не можем сделать. Если решать вопрос через суд, то надо ставить дом на баланс, делать проектно-сметную документацию, которая стоит много денег, и выставлять его на аукцион. Но ветхие развалины спросом не пользуются.  

В Кировском районе за 10 месяцев с начала года было снесено 114 пустующих домов. Всего же обнаружен 261. Из них 85 домов находится в пользовании так называемых неофициальных наследников, которые не оформили свои права. И здесь тоже есть вопросы к некоторым пунктам упомянутого Указа. Например, к 3-му, где оговаривается требование к собственникам, которые в течение 3 лет должны сообщить в сельисполком по месту нахождения жилого дома о намерении в нем проживать.

В районном Совете депутатов обращают внимание на то, что собственники и не думают самостоятельно к ним обращаться. Приходится самим писать им письма, чтобы узнать, что они вообще собираются делать с домом. А лишить собственника этой недвижимости только за то, что он игнорирует «сотый» Указ, суды не могут. Нужен более весомый аргумент. Прежде всего, письменный отказ от обладания домом. А бывает, что собственник умер, а наследников еще попробуй найти. Раньше в семьях было не по 1—2 ребенка, как сейчас, а по три и больше. Разлетелись кто куда. А дом, пока идут поиски, ветшает, приходится наводить порядок за государственный счет.

В пункте 4 оговаривается: если комиссией по обследованию дома обнаружено, что он пустует, нужно приложить усилия, чтобы найти собственника или его наследников. На деле, если собственник умер, а наследники поменяли адрес, фамилию, страну, поиски растягиваются во времени. Не ясно также, какая именно комиссия должна признать дом ветхим. Есть непонимание и в отношении пункта 10, где говорится, что дряхлый дом или фундамент от него можно снести с согласия собственника. Но где найти собственника, если дом был построен еще в середине прошлого века? Тогда еще даже не было ни названий улиц, ни нумерации построек. Да и следы потомков уже потерялись во времени. Пока все эти вопросы остаются открытыми.

Мина замедленного действия

Кто-то скажет, что негуманно лишать человека права на его наследство. Но почему кто-то должен нести на этом потери? У любого имущества должен быть хозяин — отвечать за него, ухаживать. На деле обычно происходит так: хозяева умерли, а наследники не спешат вступать в законные права. Обещают, что через пару лет выйдут на пенсию, переедут в деревню и обязательно приведут дом в цивилизованный вид. Проходит год, два, пять, но никто не приезжает. Дом устает ждать и приходит в упадок...

— По «сотому» Указу вообще много вопросов. И я об этом несколько раз писал нашим сенаторам, — говорит председатель Бобруйского райсовета депутатов Александр Емельянов. — Человек пользуется домом, но в наследство не вступает. Срока исковой давности нет, вот и получается, что он наследник, но не владелец. А значит, на его административно и не повлияешь. Все вокруг дома заросло, сама постройка пошатнулась, но снести ее нельзя, поскольку наследник туда раз в год приезжает. А за то, что там зарастает, взимают с председателя сельского Совета. Санстанция приехала и оштрафовала его. И на суде ничего не докажешь. Горе-хозяин найдет свидетелей, которые за пол-литра подтвердят, что он периодически приезжает. Был у нас такой случай в Ковалевском сельсовете.

— Во время оптимизации к нам присоединили 27 деревень, в некоторых из них до 10 пустующих домов, — продолжает разговор председатель Глушанского сельского Совета депутатов Бобруйского района Мария Сущенко. — Представляете, сколько должно пройти судебных заседаний, чтобы их официально признали таковыми? Дома получаем фактически в стадии ветхости. Это как мина замедленного действия. Никогда не знаешь, когда и где взорвется. Они будто магнитом притягивают асоциальных и криминальных лиц. Если мы хотим, чтобы был порядок, нужно вносить ясность в законодательство, определиться, в течение какого времени человек должен вступить в наследство. Срок должен быть разумный — год, максимум два. Уважительная причина отсрочки — только болезнь или тюрьма. А все остальное — это не причина. 

Даже если человек выезжает далеко, он может оставить доверенность. А то мы сами себя же обкрадываем. Люди годами не вступают в права наследников, а расходы несет государство. В Указе №100 постоянно идет речь о собственниках. Но чаще всего проблемы возникают тогда, когда те умирают и на горизонте появляются потомки.

Нужно вносить правки в Гражданский кодекс

В частном разговоре депутаты часто дают волю эмоциям, но предупреждают: это не для печати. Ведь чаще всего просто закрывают глаза на все эти противоречия и стараются договориться с людьми. Самый приемлемый вариант, когда человек соглашается, что его наследие ценности не представляет, и пишет в сельсовет заявление с просьбой помочь снести дом. Некоторые жители после профилактической беседы сами разбирают свои хижины или отдают соседям на дрова. Но самые «умные» граждане принципиально не оформляют наследство годами — ждут встречи в суде, чтобы получить компенсацию за снос. Покупателям это имущество и даром не нужно, а вот с государством можно и в игры поиграть. Закон, мол, не запрещает. 

И даже если суд принимает решение не в пользу наследника, радости сельсоветам никакой. То есть — взять на себя установление границ земельного участка, изготовление технического паспорта, регистрацию дома, от которого часто остаются одни только стены. В сельсовете нет лишних денег, чтобы делать все это, тем более на заведомо никому не нужный объект. Да и с аукциона его никто не купит. Даже в качестве дров.

Установление сроков исковой давности на наследство — это не чей-то каприз, а желание сэкономить бюджетные средства, свидетельствуют депутаты. Причем одним Указом №100 дело не ограничивается.  

— Сегодня он идет вразрез с Гражданским кодексом в отношении права на наследство, — обращают внимание депутаты. — Поэтому и суды не могут принять решение о признании дома пустующим. Гражданский кодекс конкретно не оговаривает срок вступления наследников в наследство. Поэтому, прежде всего, необходимо внести изменения в Кодекс.

...и в Земельный

По Земельному кодексу также есть вопросы, сигнализируют народные избранники. А от этого зависит порядок на сельских территориях.

— Сегодня, когда человек вступает в наследство, он имеет право только на 25 «соток». А его родители, например, имели их 35, — говорит Мария Сущенко. — Можно, конечно, лишние «сотки» взять под личное подсобное хозяйство, но оформление стоит 400 рублей. Дачникам это вообще не нужно. В результате на территории остаются так называемые аппендиксы. Мы ухаживаем за ними, но, по сути, тратим государственные деньги. И ничего сделать нельзя.

Земельный кодекс одинаков хоть для Минска, хоть для сельской местности. Хотя для таких регионов, где земля не аукционная, не востребованная, нет необходимости регламентировать законодательством эти 25 «соток». Почему нельзя дать возможность местным властям самостоятельно решать «земельный» вопрос? Если человек вступает в наследство, пусть он эту землю и забирает независимо от того, сколько ее находилось во владении. Это же дополнительные налоги! Вместо этого сегодня образовалось много пустующих территорий, которые невозможно вовлечь в севооборот. Рядом леса, реки — техника там не пройдет.  

Еще один спорный момент. В многоквартирных домах с изолированными входами (есть такие в сельской местности) также земля «привязывается» к доле имущества. А этого, считают депутаты, делать не нужно. Оформлять нужно не по долям, а по фактическому использованию. Люди должны сами договариваться. А когда начинают делить землю на доли, соседи не могут достичь взаимного согласия.

— Вот у нас дома барачного типа — раньше люди там пользовались наделами так, как когда-то договорились между собой их родители, — говорит собеседник. — А когда стали делить землю в долях квартир, начались разногласия. И пошли суды, расходы. Это на сегодняшний день самые сложные судебные процессы. Я обсуждала вопрос с коллегами из других областей, и они также подтверждают: когда начинаются споры — где какое ограждение поставить, где какой проезд сделать, идет настоящая война. И много кто сражается не ради земли, а из принципа. У меня был случай, когда люди делили долю в доли и за 18 лет противостояния так и не достигли согласия. Они уже умерли, но границ в разделе земельного участка так и не установили...

Нелли ЗИГУЛЯ

zigulya@zviazda.by

Фота Анатоля КЛЕШЧУКА

Выбор редакции

Экономика

Как выплатить «неправильный» кредит?

Как выплатить «неправильный» кредит?

Что делать, чтобы одолженная «мелочь» не увеличилась в разы.

Общество

Фитнес-тренер для мамочек в декрете Светлана Немирко рассказывает о секретах профессии

Фитнес-тренер для мамочек в декрете Светлана Немирко рассказывает о секретах профессии

Активная мама — это не только тренд, но и жизненная необходимость в современном мире.

Общество

«Папа вернется, когда опадут все листики». Почему семейная поддержка неоценима для солдата

«Папа вернется, когда опадут все листики». Почему семейная поддержка неоценима для солдата

Прочная связь с близкими и родными очень важна для человека, который служит в армии.

Общество

Как в Могилеве, Барановичах и Чаусах реализуется проект коммунального управления в городах

Как в Могилеве, Барановичах и Чаусах реализуется проект коммунального управления в городах

Цель проекта — на примере трех белорусских городов показать, как можно улучшить систему управления городским хозяйством.