25 сентября, вторник

Вы здесь

Александр Когалев: Рост сборной не может произойти за год-два


Минская «Юность» стартовала в третьем раунде Континентального кубка в датском Хернсхольме. В соперниках белорусского клуба — «Шеффилд Стилерс» из Великобритании, латвийский «Курбадс» и хозяева — «Рунгстед». В суперфинал выйдут две лучшие команды группы. Накануне отъезда мы встретились с нападающим «Юности» Александром Когалевым, который уже попробовал себя в минском «Динамо» в Континентальной хоккейной лиге и дебютировал в сборной Беларуси на чемпионате мира 2017 в Париже. В разговоре мы обсудили разницу в тренировках двух клубов, шансы вернуться в КХЛ и уровень хоккейного турнира на будущей Олимпиаде в Пхёнчхане.


Фото: belarushockey.com.

— Александр, как, на ваш взгляд, складывается выступление «Юности» в этом сезоне?

— Наша команда выглядит неплохо. В чемпионате Беларуси обыграли сильные клубы — «Неман», «Гомель». Серьезно помогают вратари, неплохо играем в большинстве и голов забиваем достаточно. Перед выступлением в Континентальном кубке усиленно поработали над физической подготовкой, провели тактические занятия. В этом турнире перед нами стоит максимальная задача — выигрывать каждый матч.

— Своей игрой довольны?

— Нельзя сказать однозначно, вроде бы все нормально, но хотелось бы лучше играть в обороне.

— Можно ли сказать, что «Юность» для вас родная команда?

— Да, я воспитанник именно этого клуба. Прошел школу «Юности», потом играл в «Юниоре», три года выступал в МХЛ, после чего пришел в первую команду, тренировался с ней всю предсезонку, но потом (в 2015 году) меня отправили в «Витебск». Там получил много игрового времени, что позволило без проблем перейти из молодежного во взрослый хоккей. Эти полгода дали мне много, прекрасно понимал, что в «Юности» в то время не выходил бы на лед так часто. Когда вернулся в Минск, показал себя неплохо, поэтому задержался в команде.

— Ваш главный тренер Михаил Захаров славится своим непростым характером...

— Я бы не сказал, что он как-то особенно проявляется на тренировках, у нас нормальная, рабочая атмосфера в команде. Конечно, он, как и каждый амбициозный наставник, который ставит перед собой и командой высокие цели, требует от нас стопроцентной отдачи.

— Ваша фамилия как-то звучала в его публичной критике.

— Я нормально к этому отношусь, особенно, если критика обоснована.

— В этом сезоне вы примеряли форму минского «Динамо».

— Да, у меня был просмотровой контракт, по которому мог сыграть максимум три матча за эту команду. Их и сыграл. Отметился одним голом, конечно, запомнил его и забрал первую шайбу в КХЛ себе в коллекцию. Если говорить о разнице в тренировках, то не смог почувствовать, как проходит рабочий процесс в «Динамо» в полной мере, потому что попал туда, когда игры у команды были через день. То есть, занятия в это время носили более разгрузочный и восстановительный характер. Но понял, что тренировки у «зубров» проходят достаточно интенсивно.

— Успели почувствовать атмосферу КХЛ?

— Конечно, этот турнир отличается от чемпионата Беларуси, он совсем другой. Выше уровень команд, большой интерес зрителей, антураж вокруг. Понимая все это, в дебютном матче волновался, но через пару смен волнение исчезло. На игре «Юность» в плей-офф против «Шахтера» и «Немана», в принципе, тоже собиралась по 5—6 тысяч болельщиков, такая поддержка мне только помогает, а не наоборот.

— Хотели бы вернуться в КХЛ?

— Да, в принципе, там мне все понравилось. Я был знаком практически со всеми игроками по выступлениям за сборную, поэтому быстро влился в коллектив. Пока «Юность» и «Динамо» не смогли договориться о моем переходе.

— Как и любой хоккеист, мечтаете попасть в НХЛ?

— Конечно, такая мечта есть, но пока хотелось бы заиграть в КХЛ, а потом уже двигаться дальше.

— В мае на чемпионате мира во Франции вы дебютировали в национальной команде.

— Очень рад был оказаться там. Игры за сборную по уровню, мне кажется, где-то сопоставимы с играми в КХЛ. У Дэйва Льюиса, конечно, североамериканский подход к тренировкам, для меня это не стало проблемой, быстро адаптировался. Если вспоминать чемпионат мира, то можно выделить и положительные, и отрицательные моменты. Хотелось бы, чтобы наша команда играла лучше и выигрывала чаще, проходила в плей-офф. Что касается собственной игры — не особо доволен ею, мог бы сыграть и лучше.

— Через три месяца в Пхёнчхане стартует Олимпиада, в который раз подряд она пройдет без участия белорусской сборной. В чем причина?

— В сборной Словении (смеется). Если серьезно, то наша проблема, конечно, заключается не в квалификации к Олимпийским играм, она наверное, гораздо шире. Мне сложно рассуждать на эту тему, единственное, что могу сказать, повышение уровня игры, рост национальной сборной не может произойти за год-два. Многие говорят, что проблемы идут из детско-юношеского хоккея, наверное, я тоже с этим соглашусь. В той же России или Канаде гораздо больше катков и детей, да и подход к тренировкам другой — профессиональный с самого детства. Он же потом переходит и во взрослый хоккей, кого как научили, тот так и играет. В Беларуси также есть несколько хороших школ, но, наверное, пока их мало.

— В Словении катков значительно меньше, чем в Беларуси, и людей, которые занимаются хоккеем, также...

— То, что Словения выступит на Олимпиаде, а мы нет — не свидетельствует о том, что ее уровень намного выше нашего. Ведь на чемпионатах мира мы выигрываем у этой команды. Словенцы в вечном перемещении от элиты в лигу ниже, мы все же уже много лет выступаем в высшем дивизионе. Нельзя судить по той одной проигранной встрече. Я видел этот матч только по телевизору, но могу сказать, что там была равная борьба, и помню, что результат решился только по буллитам.

— Поскольку высоких результатов наши хоккеисты в последнее время не показывают, у людей возникает вопрос, за что игроки получают достаточно большие деньги?

— Могу ответить только за себя, я не получаю огромных денег, в чемпионате Беларуси их просто нет.

— Расскажите, как обычно проходит день хоккеиста «Юности»?

— 9.30 начинается тренировка — дриблинг, в 10 мы начинаем разминку, в 11 выходим на лед, потом переходим заниматься в зал и, в конце концов, — обедаем. В межсезонье обычно проводим по две тренировки в день. Если это выходной, то могу провести его дома, а могу встретиться с друзьями, сходить в кино с своей девушкой, очень люблю играть в футбол.

— Какая музыка обычно звучит в раздевалке «Юности»?

— Светлана Лобода, знаете такую? Она практически всем нам нравится.

— О чем вы мечтаете в хоккее?

— Вместе со сборной попасть на Олимпийские игры. Здорово было бы, чтобы на этом турнире смогли собраться сильнейшие хоккеисты мира. Нововведение НХЛ, по которому игрокам запрещено участие в Играх, конечно, сильно понизит уровень этого турнира, да и зрелищность также, Олимпиада будет уже не та.

— Кого бы вы назвали лучшим игроком в истории белорусского хоккея?

— Руслана Салея. Очень хороший защитник, капитан. Я с ним не играл, не был знаком, но все ребята говорят, что и человек он был очень хороший.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ 

lobazhevich@zviazda.by

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Чего мы ждем от ЕАЭС?

Чего мы ждем от ЕАЭС?

В течение шести лет ЕАБР финансировал мониторинговые исследования.

Экономика

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Как изменятся экономические отношения России и Беларуси?

Мнениями о грядущих переменах обменялись эксперты во время видеомоста Москва—Минск.

Экономика

Почему продукция белорусских машиностроителей не «застаивается» на складах

Почему продукция белорусских машиностроителей не «застаивается» на складах

Причина этой положительной тенденции — диверсификация экспортных направлений.

В мире

Как спастись от тайфуна?

Как спастись от тайфуна?

Более 60 человек погибли на Филиппинах из-за тайфуна «Мангхут», еще почти 50 пропали без вести.