Вы здесь

Как всю жизнь прожить вместе с родителями и ни разу не поссориться


С главой цимбального оркестра «Першацвет» Виктором Тульвинским и его женой-цимбалисткой Аллой я познакомилась во время совместной командировки в Новосибирск. Вместе с семейной парой тогда гастролировал их бывший зять Павел. Последний, кроме того, что играет в «Першацвеце» на флейте, так еще и продолжает работать рядом с бывшей женой, тестем и тещей в одной школе преподавателем. Когда я об этом узнала, с удивлением спросила: «Как вам удалось сохранить хорошие отношения с бывшим мужем дочери? Может, есть какой-то секрет?» На что получила лаконичный ответ: «Секрет в нашей дочери».

Недавно я пришла в гости к музыкальной семье Тульвинских. После разговора подумалось, что эти люди — находка для любого кинорежиссера. Да они и сами в шутку сравнивают свою жизнь с «Санта-Барбарой».


Дед и внук Тульвинские.

«Зять решил дать сыну фамилию Тульвинский»

— Вы сказали, что секрет хороших отношений с бывшим зятем в вашей дочери. Что это значит?

Виктор Степанович: После развода я спросил у Тани: «Ты уже, наверное, не будешь управлять «BREVISом»?» (Ансамбль старинной музыки, который Татьяна Тульвинская создала вместе с бывшим мужем. — Авт.). Но услышал в ответ: «Почему не буду? Это же наше общее дело, причем любимое. То, что мы с Пашей развелись, не значит, что останемся врагами. Тем более у нас общий сын».

— Татьяна, но большинство пар после развода действительно друзьями не назовешь. Мало того, женщины часто запрещают бывшему мужу видеться с детьми...

Татьяна: Я не запрещала папе видеться с Владиком. На мой взгляд, это эгоистично со стороны женщины. Какие отношения будут в паре после развода, зависит от мудрости и искренности обоих. Я, например, не требовала алименты. Просто взяла два своих чемодана и переехала жить к родителям. Паша, видимо, оценил, что у меня не было никаких корыстных намерений. Сейчас у нас прекрасные отношения. Более того, когда развелись, все противоречия исчезли, наоборот — стало гораздо проще общаться. Я стараюсь по возможности совсем не конфликтовать с людьми. Для этого никаких особых талантов иметь не надо. Просто стоит больше разговаривать.

Алла Викторовна: Что интересно, нынешний муж Тани (Алла Викторовна с улыбкой смотрит на Алексея) — ученик нашего первого зятя. У них тоже сейчас хорошие отношения.

Татьяна: Леша даже был у моего бывшего мужа на свадьбе, помогал возить гостей. Паша совсем недавно женился. Нас всех — и моих родителей, и меня с сыном — тоже приглашал на свадьбу.

А. В.: Лешу мы знаем с 6 лет. Тогда он пришел в школу, где мы работаем, в первый класс. На флейте учился играть. Мы всегда относились к нему с симпатией, но и подумать не могли, что он станет нашим зятем.

Татьяна: А с папой Владика мы продолжаем вместе играть в «BREVISе». Даже на гастроли муж отпускал меня на две недели. У нас с Лешей очень открытые отношения, доверительные, мы никогда не обманываем друг друга, даже в мелочах. Да и я не даю никаких оснований, чтобы мне не доверять.

— Виктор Степанович, насколько я знаю не так давно нынешний зять сделал вам необычный подарок...

В. С.: Да (погладил внука), Дамир также, как и я, Тульвинский. Я был на седьмом небе от счастья, когда узнал, что родители решили дать своему сыну фамилию деда. Даже и представить себе такого не мог.

Семейный ансамбль Тульвинских.

«Можно Виктора Степановича?» — «А которого?..»

— Алла Викторовна, Виктор Степанович, вы не только живете вместе и гастролируете, но еще и работаете в одной школе уже более 30 лет. Хоть на день разлучались?

В. С.: Даже на неделю. Недавно я брал отпуск, чтобы успеть к зиме разобраться на даче с крышей. Семья же растет, решили расширяться.

А. В.: Но все равно нам сложно друг без друга. Созванивались как минимум два раза в день. Утром, чтобы спросить «Как спалось?». Вечером, чтобы поделиться новостями за день и пожелать спокойной ночи.

В. С.: Редко мы расстаемся. Практически всегда вместе. И на работе, и дома, и в отпуске.

А. В.: Бывает, о чем-то подумаю и делюсь с мужем. А Витя: «Слушай, просто с языка сняла, у меня как раз эта мысль в голове».

Татьяна: Родители неразлучны, потому что единомышленники. 4 января кстати, будет 42 года, как они вместе.

В. С.: Есть на кого равняться — родители Аллы более 60 лет вместе прожили.

А. В.: У нас перед глазами всегда был красивый пример отношений между мужчиной и женщиной.

— Психологи советуют молодым жить отдельно от родителей. Вы же, насколько знаю, всю жизнь жили с ними в одной квартире. И при этом сохранили прекрасные отношения. Как умудрились ни разу не поссориться?

В. С.: А как мы будем ссориться, когда родители за стенкой? Мы могли только шепотом это делать (смеется). А через пять минут страсти погасли, уже и ссориться не хочется.

А. В.: Мама у меня однажды спросила: «Доченька, а вы вообще ссоритесь с Витей или нет?» — «Иногда бывает», — говорю. «А как вы это делаете? Я же не вижу ничего и не слышу».

В. С.: Понимали, что если начнем ссориться, даже из-за мелочи, родители будут переживать. Мы же их очень уважали, поэтому старались максимально оберегать.

— Но как уживались две хозяйки (а дочери подросли, так и все четыре) на одной маленькой кухне?

В. С.: Мама Аллы была большим дипломатом. Она умела разрулить любую ситуацию так, чтобы всем было хорошо.

А. В.: Когда мы приходили домой, родители полностью освобождали нам кухню. Не было эгоизма. Каждый в первую очередь думал о родном и близком человеке, как будет лучше ему. Знаю, что в некоторых семьях живут по правилу: «Я хочу сейчас принять ванну, а вы подождите». Нет, такого у нас никогда не было.

— Алла Викторовна, как отреагировал папа, когда узнал, что вашего избранника тоже зовут Виктор Степанович?

А. В.: Ему было очень приятно. «О, — говорит. — Теперь нас двое». Когда мы поженились, не было мобильных телефонов, все звонили только по домашнему. Знакомые и родственники знали, что у нас два Виктора Степановича. Поэтому, когда звонили, просили позвать Виктора Степановича младшего или старшего. А те, кто не знал, попадали в комичную ситуацию: «Можно Виктора Степановича?» — «А которого?» — «А у вас что, двое?» 

Дамир пока бьет в бубен и с интересом нажимает на кнопки аккордеона. «Он еще не знает, что его ждет, — смеется Виктор Степанович. — Мама вскоре хочет отдать его учиться играть на пианино».

«Доченька, у меня свекор был гадкий-годика, но свекровь — золотая...»

— Виктор Степанович, как вы познакомились со своей женой?

В. С.: Было это в музыкальном училище, в Новополоцке. Алла училась на первом курсе, я — на четвертом. Мы как минимум 4—5 часов в день должны были заниматься на инструменте. Кто-то это делал в туалете, кто-то на лестничной площадке. Так вот сижу я на ступеньках, играю... А сверху вниз студенты ходят. Сначала ноги видно и только потом — человек. И тут раз — что-то такое красивое выплывает... Сапоги-чулки тогда только в моду вошли. Алла же столичная девушка, мама убирала. Вот и запала в душу. Как сейчас помню, когда она спускалась в этих сапожках по лестнице с третьего этажа, я глаз не мог отвести. 

А. В.: Мы жили в одном общежитии. Ко мне старшекурсницы прибегают и говорят: «Парень с тобой хочет познакомиться. Ты соглашайся. Он очень хорошо немецкий язык знает. Возьмешь его конспекты». Витя после действительно помогал мне переводить тексты. Но тот расчет очень быстро перерос в настоящую любовь.

В. С.: Мы рано поженились. Мне было 19, Алле — 17. В тот год поженились еще пять моих однокурсников. Но только одному мне повезло. Студенческие семьи знакомых развалились.

— Представьте, чтобы в то время, когда вы жили с родителями, вам сказали: «Даем каждому по отдельной большой квартире, но забираем все музыкальные инструменты». Променяли бы музыку на отдельное жилье?

В. С.: У нас был подобный выбор в начале 90-х. Учителям музыки тогда платили всего 20 долларов в месяц. И большинство наших коллег подались в «челноки». У нас также стояла дилемма: продолжать бесплатно работать ради идеи или идти зарабатывать деньги. Как видишь, остались, не бросили. Тяжелый был период. Если у кого-то муж хорошо зарабатывал, то жене можно было работать за идею. А у нас же все в одной лодке: я, Алла и дочь с зятем. Но продержались. И теперь ни капли не жалеем. Ведь заниматься всю жизнь нелюбимым делом — не сахар. Если «ну, не твое это», тогда и деньги те будут милы.

А. В.: Зато благодаря «Першацвету» мы объехали практически всю Европу.

В. С.: Цимбалы же для иностранцев экзотика. Они такого нигде не видели. Во Франции нас даже пригласили играть на обручении Бургундской принцессы, она выходила замуж за арабского шейха. Это были незабываемые впечатления.

— Что у вас ассоциируется со словом «семья»?

Татьяна: взаимоподдержка... В нашей семье, как в «Трех мушкетерах», один за всех и все за одного.

В. С.: Ну да, если кому-то нужна помощь, все бросаешь и летишь. В том числе и по работе бывают разные ситуации. Например, аккордеонист заболел, а через час концерт. Я знаю, что всегда могу попросить дочь, чтобы подстраховала. То же самое касается и зятя, Леша с нами на всех концертах. Он не только играет на флейте, но и инструменты поможет разгрузить. Для работы это хорошо. Результативность совсем другая, когда у всех есть интерес поддержать друг друга.

(Весь вечер Алексей шутил, рассказывал анекдоты.)

— Вам с зятем, смотрю, скучать не приходится?

А. В.: Нам с мужем повезло, оба зятя с чувством юмора. Когда они вместе собираются, смеюсь до слез...

В. С.: Наша младшая дочь Юля, как и Алла, играет на цимбалах. Она вышла замуж и переехала в Литву. Кстати, встретила свою любовь на моей малой родине, в Лынтупах. Бабушка зятя и моя мать соседками были. Хотя муж Юли и не музыкант, но попросил меня научить его играть на гитаре. Инструмент я ему уже подарил. Играть тоже давно научил бы, если немного ближе жили б (смеется).

А. В.: Мы с Витей стараемся не вмешиваться в отношения детей. Как я говорю, хорошо моим дочерям, то мне в тысячу раз лучше. Остается только радоваться и молиться за их счастье и здоровье. У меня и мама никогда не лезла в наши с мужем отношения. И свекровь, упаси боже. Она только могла спросить: «Детка, а хороший мой Витечка муж?» «Добрый», — смеюсь. «Если же, может, немного что-то не то, так ты говори. Я поговорю с ним». Для нее самое главное было, чтобы все у нас шло хорошо. Не вносила абсолютно никакой смуты. «Доченька, у меня свекор был гадкий-гадкий, но свекровь — золотая. Может, и я такая...». С ней было так интересно разговаривать. Мы как приезжали, она всегда говорила: «Доченька, ложись ты со мной спать, поговорим с тобой до утра». Она что-то спрашивает, я рассказываю. У меня с мамой были прекрасные отношения.

— Вы называли свекровь мамой?

А. В.: Да. И она меня никогда Аллой не называла. Когда тебя называют «доченька», ты же не скажешь «Леонора Павловна». Я сначала обращалась к свекрови «мама», а потом — «мамочка». Мне было легко так ее называть. Даже не стоял вопрос как-то по-другому. Да и женщине проще сказать «мама». Хотя Витя моих родителей тоже называл мамой и папой.

В. С.: Как называть, это не самое главное. Главное, чтобы дети любили своих родителей и заботились о них.

Надежда ДРИНДРОЖИК

nаdzіеjа@zvіаzdа.bу

Фото Сергея НИКОНОВИЧА

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские рукописи — бесценные свидетельства военного времени

Партизанские журналы — на самом деле уникальные информационные сборники, значение и важность которых понимали в том числе их создатели и читатели.  

Общество

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

Белорусские ученые представили более 300 разработок и технологий

На юбилейной выставке Национальной академии наук.  

Общество

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

На лечение и охоту. Что привлекает иностранцев в Беларуси?

Белорусские санатории перестали быть местом отдыха преимущественно пожилых людей. 

Общество

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Птицы, люди, цитаты из классиков: кто, как и зачем раскрашивает города

Корреспондент «Звязды» встретилась с художником Александром Благием.